Корзина раздора

Действующий глава ОБСЕ настолько увлёкся своей идеей обсуждения третьей корзины, что в ходе своего последнего брифинга в Кишинёвском аэропорту заявил, что заручился согласием Евгения Шевчука на обсуждение политического статуса Приднестровья в составе Республики Молдова.

Завершился первый визит в регион нового министра иностранных дел Украины и по совместительству председателя ОБСЕ Леонида Кожары. К этому визиту было приковано пристальное внимание: многим было интересно, что предложит Украина в качестве нового председателя ОБСЕ для приднестровского урегулирования. Дополнительная интрига заключалась в том, что Кишинёв и Тирасполь – первые города, куда нанёс визит Леонид Кожара.

Главный интерес Украины в регионе – усиление своего влияния на обоих берегах Днестра.Украина помнит, что Приднестровье было её частью, и что 1/3 населения Приднестровья – украинцы, да ещё и около 60 тысяч граждан Украины. Но Украина не может претендовать на возвращение Приднестровья в свой состав по следующим причинам:

1) Украине напомнят о присоединённых севере и юге Бессарабии. Там есть, например, Ренийский район, где молдаване всегда составляли большинство населения.

2) Это подстегнёт сепаратизм на Украине и станет очагом давления на неё.

3) Это обрушит отношения Украины с Молдовой, где украинцы – вторая по численности группа населения.

С другой стороны, Украина никак не может согласиться на слияние Молдовы с Румынией. В то же время в её интересы (вне зависимости от того, какая власть в Киеве) входит ослабление позиций России в качестве страны-гаранта на переговорном процессе и усиление своих собственных позиций. Игра, которую ведёт Киев, построена на лавировании между Москвой, Кишинёвом и Брюсселем. Можно согласиться с выводом Ивана Фёдоровича Грека, что Украине была бы нужна единая Молдавия в границах 1990 года. В окончательном варианте интересам Украины соответствовало бы независимое полиэтническое Молдавское государство, с особым статусом для Приднестровья, аналогичным Автономной республике Крым, но без российского военного присутствия.

Украина, являющаяся страной-гарантом в приднестровском урегулировании, уже 20 лет активно участвует в обсуждении тех или иных планов урегулирования. Но если до 2004 года Киев в основном поддерживал инициативы Москвы (в частности, Московский Меморандум 1997 года, под которым стоит подпись Леонида Кучмы), то, начиная с 2004 года, Украина, резко изменившая свой вектор на прозападный, всё чаще выдвигает свои собственные планы урегулирования. Самыми громкими из них были «Семь шагов» Виктора Ющенко, суть которых – во внутренней «демократизации» Приднестровья под контролем международного сообщества (иными словами – во внешнем контроле над внутренней политикой Приднестровья).

После победы на президентских выборах 2009 года Виктора Януковича украинская политика в регионе претерпевает некоторые изменения. Украина всё так же ориентируется на свои проекты, но всё больше учитывает мнение России и не стремится открыто противостоять Москве. И если прежний министр иностранных дел в правительстве Николая Азарова, Константин Грищенко, позволял себе личные высказывания (вроде того, что «Украине будет тесно в пространстве Русского мира»), то Леонид Кожара – в большей степени исполнитель, не склонный к эпатажу и готовый учитывать российские интересы.

Возможно, именно поэтому, если верить «Независимой газете», на встрече в Черновцах министры иностранных дел России и Украины обсуждали план урегулирования, представленный экс-спикером Верховного Совета Приднестровья Григорием Маракуцей. В основе данного проекта – создание свободной экономической зоны на основе Одесской области и Приднестровья, что, по мнению обозревателя «НГ» Светланы Гамовой, означает «фактическое возвращение Приднестровья в состав Украины». Действительно, проект создания еврорегиона «Приднестровье» фактически означает объединение планируемого международного аэропорта-хаба в Тирасполе с украинскими морскими портами и трассой Одесса – Рени в единую инфраструктуру. Отсутствие официальной реакции Киева на статью Гамовой, в которой приводятся ссылки на «источник в администрации президента Украины», вызывает предположения, что подобный план действительно обсуждался в Черновцах.

Дабы не утратить статус непредвзятого посредника, Украина должна была сделать шаг в сторону Молдовы. Такой шаг был сделан Леонидом Кожарой в Кишинёве:

1) В ходе встречи с президентом Молдовы Николаем Тимофти глава украинской дипломатии назвал «очень близким Украине» требование Молдовы о демилитаризации Приднестровья и выводе из региона российских войск;

2) Леонид Кожара с завидным упорством настаивал на включение в повестку дня третей корзины переговорного процесса, касающейся всеобъемлющего урегулирования, включающего вопросы политики и безопасности.

Позиция официального Тирасполя была и остаётся однозначной – третья корзина обсуждаться не будет, пока не будут урегулированы все социально-экономические, правовые и гуманитарные вопросы. Даже формальное включение третьей корзины в структуру переговоров, вне какого-либо содержания, вызвало неподдельный гнев приднестровской оппозиции, что проявилось в целом ряде статей Андрея Сафонова. Даже при всём гипотетическом желании Евгений Шевчук и Нина Штански не смогли бы заявить о готовности обсуждать вопросы окончательного урегулирования – хотя бы по внутриполитическим соображениям. На брифинге после встречи президент Приднестровья подтвердил, что Тирасполь не готов к рассмотрению политических вопросов в ходе переговоров, поскольку отсутствуют какие-либо предпосылки для их обсуждения.

Тем не менее, действующий глава ОБСЕ настолько увлёкся своей идеей обсуждения третьей корзины, что в ходе своего последнего брифинга в Кишинёвском аэропорту заявил, что заручился согласием Евгения Шевчука на обсуждение политического статуса Приднестровья в составе Республики Молдова. Это заявление вызвало настоящий скандал: президент и министр иностранных дел самоопределившейся республики были вынуждены дезавуировать это высказывание украинского гостя, а информационное агентство Regnum открыто назвало заявление Леонида Кожары «ложью».

Тот факт, что Украина в лице своего министра иностранных дел начинает своё председательство в ОБСЕ со столь громкого и незавидного скандала, можно списать на неопытность главы украинского дипломатического ведомства. Однако вряд ли можно сомневаться в том, что Киев будет до конца придерживаться выбранной стратегии.При этом Киев будет пытаться склонить Москву на свою сторону, играя на незаинтересованности России в реализации «кипрского варианта» и уговаривая её надавить на Шевчука и вынудить его изменить свою позицию по третьей корзине. Тирасполь может формально согласиться на обсуждение всеобъемлющего урегулирования на уровне экспертов, но ответом на обсуждение статуса Приднестровья в составе Молдовы будет только одно слово – «нет».

В той ситуации, когда стороны в политическом отношении всё больше отдаляются друг от друга, обсуждение любых вариантов окончательного урегулирования приднестровского конфликта будет простым сотрясанием воздуха. Есть вопросы, которые стороны не могут обсуждать по внутриполитическим обстоятельствам, очерченным рамками своих внутренних законодательств и пристального внимания со стороны политических конкурентов. В этой ситуации наиболее разумным было бы сосредоточить усилия на строительстве единого экономического и гуманитарного пространства по оба берега Днестра, в отсутствие которого говорить о каком-либо окончательном урегулировании не имеет смысла.

Обсудить