Потому что они - банда

Сегодня, когда лопнула злокачественная опухоль, мы наблюдаем гнилую, кишащую червями и ядовитыми гадами изнанку нынешней власти.

Молдова вступила в фазу беспрецедентного, - за последние три года, - политического кризиса. А история, спровоцировавшая кризис и вправду – беспрецедентна. Мы, конечно, успели привыкнуть к бесчинствам и беззакониям со стороны власти. Исчерпывающий их список дал, комментируя ситуацию, Михай Гимпу: «контрабанда, коррупция, воровство, подлость, манипуляции, ложь». (На совести автора остается вывод, что все вышеизложенное является «нашим успехом»). Давно под ними живем, успели пообвыкнуть. Но впервые высокопоставленные представители власти повели себя, как банда.

Настоящая банда. Со всеми нелицеприятными подробностями: повязанные кровью убитого Сорина Пачу, связали друг друга обетом молчания, принялись заметать следы преступления, утаивать и уничтожать улики, а, когда история всплыла, всколыхнув, возмутив общество, назначили слабейшего, низшего по ранжиру, «виновным», обязанным взять на себя преступление. В свете всего, что стало известно о попытках группы охотников «спрятать труп» не кажутся фантастичными упорно циркулирующие слухи о том, что генеральный прокурор с компанией пытались сымитировать автокатастрофу с еще живым, смертельно раненым Сорином Пачу. А, впрочем, цинизма в дурной истории про охоту хватает и без этого. Убили, скрыли следы преступления, отправились догуливать отпуска. Да и вообще - куда циничнее: в качестве членов банды выступают люди, в прямые служебные обязанности которых входит пресечение любых незаконных действий. В том числе – генеральный прокурор, которому и приписывают авторство рокового выстрела.

И тут уж взвилось, запричитало «гражданское общество», делая в саморазоблачительном раже громкие заявления оскорбленных в лучших чувствах людей: «Мы вас не для того привели к власти, чтобы вы такое вытворяли». Забавно, что среди разношерстных представителей «ГО» нашлись и такие, кто в самом начале «охотничьего кризиса» позволял себе восклицать: «Руки прочь от Зубко». Надо полагать, по той простой причине, что по политической фигуре бывшего уже генерального прокурора тогда еще гуляли золотистые отсветы царственного величия Плахотнюка. Впрочем, таковых оказалось не так уж и много, подавляющее большинство выглядело искренне ошарашенным. Сложно сказать прозревшим ли, но ошарашенным - безусловно. А стоило бы прозреть. Ибо в случившемся гигантская доля вины именно на них, на представителях гражданского общества, сделавших в свое время не борьбу за гражданские права и общечеловеческие ценности, а антикоммунизм своей профессией.

Они слишком легко и охотно закрывали глаза на любые вопиющие бесчинства власти, ибо это, по их мнению, могло бы подорвать устойчивость целостность нынешнего правления, а там – и до возвращения коммунистов, упаси господь, рукой подать. Для них эта цель слишком оправдывала средства, чтобы адекватно выполнять свою функцию санитаров государственного леса. В лучшем случае – смолчали, а в худшем еще и аплодировали, когда неконституционным образом выбирался «президент», который сегодня не в состоянии даже сформулировать свою державную позицию по трагическому инциденту; когда грубо, волюнтаристски, по беспределу закрывали оппозиционный телеканал НИТ, который, в условиях правой диктатуры практически полностью заменял собой их, к этой диктатуре вполне лояльных; когда, наконец, запрещали символику оппозиционной ПКРМ с явным намерением запретить партию, лишь для того, чтобы сегодня приняться воспроизводить – все ее принципиальные пассажи.

Не пролилась бы человеческая кровь, и по сегодняшний день, наверняка, пресловутая «красная угроза» определяла бы действия правозащитников, экспертов, аналитиков, журналистов. Но это «ужасное красное» поблекло на фоне настоящей красной крови. До конца неясно – все ли успели понять, что беспредел, зародившись в каком-то общественном сегменте под овации «лидеров общественного мнения», оправдывающих беспредел некоей политической целесообразностью, никогда не удержится в этом сегменте и постепенно распространится на все общественное поле. Сопоставимо с лесным пожаром. Не погасил искру, перекинулось дальше, и вот уже - запылало повсюду.

А бензин для розжига и ветер для распространения – безнаказанность. Пропустили одно, простили другое, и вот – уже все можно! Без ограничений. По сути – между избранием Тимофти и сокрытием следов убийства нет радикальной разницы. И в том и в ином случае – беззаконие. Но по первому поводу радовались и распивали шампанское, а по второму – вдруг возмутились. А не закрыли бы дружно, включая нашумевших западных арбитров, глаза на первое, глядишь, и не пришлось бы отводить глаза сегодня. Сегодня, когда лопнула злокачественная опухоль, мы имеем крайнее неудовольствие наблюдать всю гнилую, кишащую червями и ядовитыми гадами изнанку нынешней власти. Особых иллюзий и сомнений не было, но степень взаимной ненависти смущает. На что уходила энергия, административный ресурс, финансы? На сбор компромата, слежку друг за другом. Получается, они все друг о друге знали, и вот сегодня – выдавливают в час по чайной ложке, приберегая главное, убойное на решающую фазу битвы. Но и того, что есть – достаточно, чтобы утопить власть в общественном возмущении.

Они открыто обвиняют друг друга в воровстве и махинациях на миллиарды, в использовании подведомственных, распределенных по политическому алгоритму министерств и ведомств в личном обогащении и наращивании политического влияния, в формировании карманных силовых структур… И это – за несчастных три года в условиях, когда жизнь людей становилась все хуже и все дороже?!

Сегодня, в порыве откровенности, они дословно приводят те самые, возмутительны примеры из их собственной политической и административной практики, которые все эти три года, изо дня в день озвучивала оппозиция? Получается, все эти годы альянс держался не на принципах и ценностях, а исключительно на взаимном, перекрестном шантаже, основанном на точном знании того, какие именно преступления совершают партнеры по альянсу. Да еще на страхе, что вернутся коммунисты, и тогда все эти преступления станут предметом уголовного расследования.

И весь их маккартизм – именно отсюда, а не от заботы о неизменности европейского курса развития страны. Все так бы и продолжалось, но – кровь невинного человека – всегда катализатор неконтролируемых процессов. Сегодня, когда случилось то, что случилось, вдруг стало ясно, насколько опасно партийное распределение силовых постов, о чем из уст оппозиции никак не могли расслышать европейские чиновники. Разве генеральный прокурор повел бы себя столь по-свински, когда бы не знал точно, что он неприкасаем в силу принадлежности к плахотнюковскому клану.

И слили-то его лишь потому, что убийство развязало вдруг такие узлы в обществе, сцепить которые обратно не получилось даже у армии штатных сотрудников Плахотнюка, у всех его СМИ, троллей, советников, ручных общественных и благотворительных организаций. И сам Плахотнюк, которому, знамо, куда проще отбиваться от повесток в Лондонский суд, будучи, по словам его мутноватых адвокатов «вторым лицом в государстве», вдруг оказался под ударом. Они и сегодня ведут себя, как банда. Не только участники страшной охоты, а они все. И если они, поддавшись очередным камланиям о «красной угрозе» вдруг сохранятся во главе государства, они станут по-настоящему страшными.

puls.md

Обсудить