«Подлинник»: волшебный вечер с Гораном Лазовичем

Все началось с дружеской переписки в инете, а в настоящее время идет подготовка к совместному проекту на белградском радио.

С самого начала надо сказать, что инициатором, основным организатором, «мотором» встречи с известным сербским поэтом Гораном Лазовичем был поэт, прозаик, публицист Денис Башкиров. Все началось с дружеской переписки в инете, а в настоящее время идет подготовка к совместному проекту на белградском радио. Проект связан с поэзией Дениса Башкирова, переводом стихов на сербский и хорватский языки.

Узнав, что Горан Лазович совершает турне по Росси, побывал в Красноярске, городе Долгопрудном Московской области (в этой встрече участвовал и Евгений Евтушенко), Денис Башкиров сделал все, чтобы Лазович провел поэтический вечер в Петербурге.

В результате, на афише значилось:

Международный творческий ресурс «Подлинник»,
ГОО "Общество южных славян "Югославия",
Межрайонная библиотечная система им. М. Ю. Лермонтова,
Библиотека национальных литератур,
Общество “Молодой Петербург” при Санкт-Петербургской писательской организации Союза писателей России

Отдельная благодарность поэту Алексею Ахматову, руководителю ЛИТО «Молодой Петербург».

Краткая справка о Горане Лазовиче.

Известный сербский поэт Горан Лазович, обладатель многих литературных наград и автор двух десятков книг, переведенных на разные языки: русский, польский, английский, итальянский и др.

Книга любовной поэзии «Мука в солонке» стала бестселлером. Она сопровождается компакт-диском «Колыбельная для пробуждения», а вскоре увидит свет альбом с 20 лирическими стихотворениями под названием «Целый наполовину».

В конце прошлого года Горан Лазович первым из сербских поэтов был удостоен премии и медали им. С.А. Есенина.

Поэзия помогла писателю встретить многих замечательных людей со всего мира. Среди них сербские поэты Десанка Максимович и Мирослав Антич, боснийский поэт Изет Сарайлич, русские поэты Евгений Евтушенко и Андрей Вознесенский, итальянский писатель Альберто Моравия, польский поэт и переводчик Чеслав Милош и многие другие.

Творческий вечер Горана Лазовича «Целый наполовину» состоялся в Библиотеке иностранных литер. Несмотря на мороз, он привлёк многочисленную аудиторию. Отрадно, что большинство составили молодые ценители поэзии. Пришли и представители сербской диаспоры в Петербурге.

Вечер предполагалось строить так: Горан читает свои стихи на сербском, их переводы на русский читают редактор «Подлинника» Виктор Сундеев и Мария Козлова, организатор программы пребывания Горана Лазовича в России и его помощник и переводчик. Кроме того, транслируются поэтические видеоклипы на стихи поэта.

Я бы не решился употребить столь обязывающий эпитет «волшебный», если бы на вечер сразу после своего концерта не прибыл Alizbar (Эдуард Сухарь) со своей группой, замечательный музыкант-мультиинструменталист, один из основателей сайта «Подлинник». Его арфа в сочетании с флейтами так нежно слились с любовной лирикой Горана Лазовича, что это было похоже на маленькое крещенское чудо. Замечу, что Alizbar представил «в деле» несколько редчайших и уникальных инструментов. Забегая вперед, скажу, что поэт и музыкант настолько понравились друг другу, что договорились о дальнейшем творческом сотрудничестве.

Горан читает свои стихи превосходно. Можно не знать сербского, но по авторским интонациям ты легко понимаешь, о чем идет речь в стихотворении.

Любовная лирика Лазовича – уникальна. Она проста и сложна одновременно, парадоксальна и порой иронична, но это подлинная любовь в самом высоком понимании и сверх эмоциональном воплощении. Удивительно, как удается мастеру за простыми вроде бы строчками, явить читателю и слушателю великие тайны великого чувства.

На каждое прочитанное стихотворение аудитория реагировала очень бурно. После окончания вечера многие выражали сожаление, что это – единственное выступление Лазовича в Петербурге, и они не смогут пригласить своих друзей и знакомых на встречу с таким замечательным поэтом.

Но судя по завязавшимся дружеским и творческим отношениям, Горан, в течение дня до творческого вечера успевший влюбиться в наш город, еще доставит истинное наслаждение своим творчеством петербургским знатокам и ценителям поэзии.

Михаил Корнышев

ГОРАН ЛАЗОВИЧ

МУКА В СОЛОНКЕ

ИЗЕТ САРАЙЛИЧ

Утром шел дождь и мне исполнилось пять лет и несколько дней,
и я не знал, кто такой Изет Сарайлич.

Лишь около полудня, когда я впервые влюбился в тебя,
он появился в отеле «Европа», и я тогда был уже юношей.

Он носил мою рубашку,

У него были мои волосы

И не было сигарет.

День тянулся, как мой отпуск в твоих глазах,

Обедали мы Маяковским,

И выпили по два Есенина,

И все поглядывали – когда уже новолуние?-

Чтоб собрать немного звезд и послать кое-кому на Запад!

Полночью угощала Белла Ахмадулина ,

Твой поцелуй был что громоотвод мечети Бегова Джамия,

Сарайлич его нашел еще до твоего рождения,

Когда мне было пять лет и несколько дней,

Положил в кармашек моей рубашки,

Чтоб Вальтера защитить от Сараево!

Храню твой адрес в Варшаве,

Упоминаю тебя на литературных вечерах:

Одна студентка –славист,

узнав от меня, что умер Изет Сарайлич,

Слово

Любовь

Перечеркнула в своих словарях!

Перевод Ольги Пейчевой

ТЫ ТОЛЬКО ПРЕДСТАВЬ

Не важно, Мария, в каком это городе будет,

Я слов о любви жду как первую скорую помощь.

И пусть Петербургская осень меня не осудит,

Не важно и время, но хочется, все-таки, – в полночь…

Ты только представь: как бы эти слова зазвучали

Над царской Россией, поднявшей усталые веки.

И знамя любви, и глаза в бирюзовой печали…

Как ангел-хранитель – все это сберег я навеки.

Ты просишь, Мария, представить тебя, слово море,

Где волны манят ароматом пьянящей надежды,

В котором навеки уснуло бы вечное горе…

В котором купался бы я без идей и одежды.

Мне сложно, Мария, представить все это,

Не лучше ль оставить любовь без ответа…

Перевод с сербского Сергея Щеглова

СТРАХ ОТ ГАЗЕТНЫХ НОВОСТЕЙ

Сегодня утром я надел костюм из твоей кожи!

Все зеркала этого города разбились от горя!

Ты единственное сердце, с губами и руками!

Сегодня я тебя люблю большими буквами.

Тебя, запутанную между безмолвными предложениями.

Тебя, похожу на сестру одуванчика.

Считаю тебя, между цифрами.

Вижу тебя, когда смотрю на часы.

Слышу тебя в шуршании орешника.

Представь, если б об этом в газете написали.

И любовь бы отреклась от нас!

Перевод Татьяны Вуйич

ОТКРЫТКА ИЗ РОСТОВА

Я жив-здоров,

Но без тебя ни то, ни другое не важно.

Город полон ледышек

И женщин, чьи сердца -телефонный справочник.

Была б моя воля-

И каждая улица вместо названия носила бы твой портрет.

Быстрее бы подъезжали таксисты,

И я нигде б не чувствовал себя потерянной пуговицей,

Даже в Ростове,

Где праздники, как жандармы, выныривают из-за угла

И прикидываются брошенными девушками,

Сияющими от того, что с ними не произошло.

Как бы мне хотелось

Чтобы мы однажды там очутились, лучше зимой,

Чтобы снова запахли по-весеннему, ведь в скрипе снега

Под твоими каблуками прячется аромат первых фиалок.

Чтоб, словно от зубной боли в воскресный вечер,

Снова пОтом покрыть подушки.

Только громкие любовники могут верно измерить тишину ночи.

И чтоб это было именно в России,

В некой усадьбе с айвой на шкафах,

Множеством гобеленов и медведями за окном.

В белые ночи

Нам двоим хватит рук

Для горячих объятий в самый сильный мороз.

Пер. Ольга Пейчева

В ОЖИДАНИИ ВЕТРА

Когда что сказать не знаешь,

Ты говоришь, что счастлива,

И я , конечно же, верю,

Ведь знаю, что ты лукавишь.

От меня все чего-то хотели,

И только ты получила все.

А ведь лишь попросила однажды:

«Полюбить меня научи».

Я - не чей-то трофей любовный,

Не вокзал, на который привозят печаль поезда,

Города все еще вспоминаю

Лишь по людям хорошим,

Тебя же – по дикой реке.

Никогда не ласкал тебя даже,

А, ругаясь, я руки ломаю

Что хотелось тебя приручить.

Но если не знаешь, что есть ожидание,

Позволь мне уйти и жди возвращения,

Но, прежде, чем ты начнешь вычисление

Полюбить меня каковы основания,

Усвой, что сначала любовь изучается,

И лишь после - таблица умножения.

Перевод Ольги Пейчевой


ОЖИДАЯ ПОЕЗД НА СУББОТУ

Все субботы молчат на своем языке и на каждом из них - имя твое не имеет значения!

В том русском поезде, убегая из твоей памяти, я попробовал перевести имя твое и приблизить его к звездам.

Тьма растекалась. Утки на Себеше врезались в глаза. Отбивали в виске.

В окне играли невинные девушки, а Октябрьская революция, без купленного билета дрожала в моем кармане.

Растягивал тебя - букву за буквой! И мог я достичь и услышать только - пение птиц!
Узнай, пожалуйста, новое расписание.

Войди в первый поезд, который отправляется к моим воспоминаниям.

На перроне будет ждать тебя одна суббота, на языке которой, и мое имя без твоего имени не имеет значения.

Перевод: Татьяны Вуйич

БУДЕТ ЛИВЕНЬ

Ты почтенная дама

Неужели тебе не стыдно

Спать в одиночестве голой

Ведь знаешь, что я промокну.

Из Панчево движется туча

За ней летят белые птицы

Будет ливень

Вот и ливень

Я губами

сквозь твой проникаю сон

промокаю

дай мне сердце

из него я сделаю зонт.

Перевод: Л.Остапчук

Взгляни-ка на птиц

Взгляни-ка, радость, птицы уставились на тебя.

Летящую рядом со мной в Високие Дечаны

Сквозь тьму,

Чтобы на солнце наглядеться.

Не пойти ли нам по объезжей,

Небом и надежнее и дешевле.

Если мы не успеем до утра.

В канун освобождения доедем.

Ты только лети,

Радость моя.

Устанешь ли вдруг,

На облачко присядем

И ты отдохнешь.

А когда опустимся вниз

Ты сразу поймешь

Радость моя,

В какой мере мы низки.

Радость моя,

Взгляни-ка, птицы уставились на тебя,

Летящую рядом со мной сквозь тьму

В Високие Дечаны,

Чтобы на солнце наглядеться.

Перевод Десы Нинков

Небесная беседа

...из беседы матери Макарии с сестрой Антониной. Март 2005.

Этой ночью, сестра, сожгли твои

Иконы в монастыре Святых Архангелов.

Стонал белый дым из черного огня.

Все сожгли, но ничего не сгорело.

В Призрене, во Владычнем дворе

Прошлой ночью сожгли мои иконы.

Не было видно неба от дыма.

Но я видела мои иконы на небесах.

Трое суток назад сожгли

Наши иконы в деревне Смач.

Полуголодные люди взяли с собой огонь.

В своей груди, чтобы иконы сберечь.

Ты, сестра, не унывай.

Мы с тобой напишем икон

Втрое больше, чем они могут сжечь.

перевод Десы Нинков

Мука в солонке

Драгану Радаковичу

Когда-то, любимая, здесь стоял мой дом,

А потом его отняли,

Лишь комнатку оставили

С окошечком и маленькой дверью.

Здесь, любимая, сплю я, стоя

Ем ушами и слушаю ртом,

А когда восстановятся силы

Утомиться слегка сяду.

Глаз ли болит-к зубному пойду

Голова трещит - ветеринара ищу

С ума ли схожу -в управу зайду.

В общем, я хорошо питаюсь,

Муку держу в солонке,

На завтрак ем ночь,

Тьму на обед и мрак на ужин.

Регулярно за собой слежу.

Мечты всегда беру взаймы

У нас смерть кличут простудой

Нет электричества- зайду в кино,

или оно ко мне в гости придет.

Вот, любимая, так я расцветаю,

Отнимаю у ничего и помалу коплю

Хотя бы на занавески в нашей комнате,

Чтобы их собачьи глаза не видели

Как у нас делаются Обиличи.

перевод Десы Нинков

Обсудить