Цветы запоздалые

На сайте www.dorledor.info журналист Илья Марьяш периодически «обзирает» текущие события, имеющие отношение к Еврейской общине. Нам кажется, не только к ней.

Обзор от Ильи Марьяша

Пора – сажусь за очередное письмо из редакции. Скажу честно: без особого энтузиазма, т. к. у нас какой-то затянувшийся «день сурка» – все темы пережёваны, и создаётся впечатление, что мы толчём одну и ту же воду в ступе. Да, конечно, есть нюансы…

Вопросы от Билинкиса

Кажется, больше всего разговоров вызвало выступление Александра Билинкиса на мероприятии в КЕДЕМе, посвящённом Международному дню памяти жертв Холокоста. Оно прозвучало резко и неожиданно не только для первых лиц республики. Хотя мы уже об этом писали, напомню: сопредседатель общины сформулировал несколько наболевших вопросов.

Почему памятные знаки на местах массовых казней евреев устанавливаются только за счёт нашей общины? (Добавим сразу: такая же «экономность» наблюдается, когда речь идёт о мемориальных досках на домах, где жили деятели культуры общенационального масштаба. Скульптор Лазарь Дубиновский – не единственный пример!)

«Почему государство может найти десятки миллионов леев для того, чтобы установить монумент «Жертвам сталинского террора» и монумент свободы «В память жертв 7 апреля», и не может найти 3 миллионов леев, чтобы восстановить памятник «Жертвам фашизма» в Кишиневе на Оргеевском шоссе? Он был варварски разрушен около 20 лет назад и является монументом республиканского значения. Его установили вблизи того места, где в 1941 году расстреляли более 15 тысяч евреев, ромов, молдаван, русских, украинцев.

Как могло случиться, что в просвещенной Молдове отсутствуют законы о запрете пропаганды неонацизма, героизации фашистских преступников и отрицания Холокоста? Почему в стране, на территории которой около 300 000 евреев были расстреляны, сожжены, замучены, нет музея, отображающего эту Катастрофу?»

Александр Билинкис в своём выступлении констатировал: молдавский Интернет пестрит антисемитскими статьями и комментариями; предпринимаются попытки присвоить отдельным юдофобам почетные звания и даже назвать улицу именем фашистского преступника Антонеску. Устанавливаются легионерские кресты с символикой «Железной гвардии» (например, в Оргеевском районе), Минюстом регистрируются организации, которые являются современными клонами печально известных разновидностей штурмовиков. Почему на это закрывает глаза прокуратура, почему никто не наказан? Равнодушие и бездействие властей в подобных ситуациях – такое же преступление, как разжигание межнациональной розни.

На мой взгляд, всё это и многое другое давно нужно было прямо сказать руководству страны. Момент был выбран удачно – при дюжине послов! И ответить на упрёки лидера общины спикер и премьер не могли не потому, что они, скорее всего, не очень «в теме». Ответить по существу им было нечего – и Влад Филат сразу это понял. А Мариан Лупу, частый гость КЕДЕМа, «нашёлся» и сказал журналистам, что впервые слышит о претензиях со стороны Еврейской общины. Неужели?

Во-первых, руководители страны, разумеется, по долгу службы обязаны знать о проблемах тех или иных групп населения. Неужели им негде получить объективную информацию о реальном состоянии дел? В конце концов, в дирекции общины, в Бюро межэтнических отношений, на нашем сайте, наконец.

Помню, мы всем еврейским хуралом во главе с Яковом Тихманом приходили к М. Лупу – он тогда тоже был спикером. Власти как раз организовали серию так называемых встреч с гражданским обществом. Говорили и о наболевшем. Некоторые из поднятых вопросов могли быть решены одним телефонным звонком сверху. Мне тоже дали слово. Мариан Ильич иногда что-то помечал на бумажке и понимающе кивал. Наверное, нет нужды говорить, что абсолютно никаких практических последствий эта встреча не имела.

Когда будет музей?

Далеко не все читатели разделяют мой оптимизм по поводу перспектив создания музея Холокоста в Кишинёве: мол, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Распоряжение премьер-министра – это, конечно, всего лишь первый шаг, который запоздал лет на двадцать. И всё же с чего-то надо ведь начинать? Возможно, кто-то попытается нам навязать популярную у национал-либералов концепцию мягкого, приятного во всех отношения (для кого?) Холокоста по-румынски. Или подсунуть крайне неудобное помещение – какую-нибудь заднюю пристройку к Национальному музею археологии и истории, которую надо отремонтировать за свой счёт. Наши изобретательные доброжелатели могут придумать разные ноу-хау, чтобы максимально затруднить создание музея Катастрофы или всё-таки разбавить его экспозиции сталинскими депортациями.

Разумеется, община столкнётся не только с организационными препятствиями, но и с реальной проблемой – возможной нехваткой артефактов для большой полноценной экспозиции. (Такое опасение в разговоре со мной высказал председатель Ассоциации евреев – беженцев времён Второй мировой войны М. Р. Рабинович.)

И опять – Гома!

Некоторый пессимизм (насчёт музея) возник сейчас ещё и потому, что почти синхронно с предложением главы правительства прозвучала очередная инициатива Союза писателей – выдвинуть Паула Гому на Нобелевскую премию. Наши инженеры человеческих душ никак не могут оставить старика в покое и продолжают его заманивать сюда, чтобы облизать по полной программе. Академия уже объявляла Год Гомы и присвоила ему почётное звание «хонорис кауза», проводила конференцию в честь его 75-летия, либеральный генпримар столицы сделал писателя почётным гражданином Кишинёва, тут издана толстая книга, посвящённая творчеству этого известного румынского диссидента эпохи Чаушеску. По радио и ТВ были организованы передачи… Казалось бы, чего же боле?

Однако, видимо, своих доморощенных гениев не хватает, поэтому вцепились в кандидатуру уроженца Бессарабии, который жил в Румынии и давно обосновался во Франции. Делается очередная, заведомо обречённая на провал, попытка надуть Гому до Солженицына. Если он, не дай Бог, помрёт, то мы вновь увидим конкуренцию между разными национал-либералами – где и сколько памятников ему поставить.

В 2003 году Паул Гома выпустил эссе Săptămîna Roşie 28 iunie – 3 iulie 1940 sau Basarabia şi evreii («Кровавая неделя 28 июня – 3 июля 1940, или Бессарабия и евреи»), в котором он, в частности, утверждает, что евреи сами во всём виноваты, поэтому их пришлось наказать за плохое поведение. Напомню, что уже в следующем году, 2004-м, в Румынии пошёл процесс официального признания геноцида на территориях, оккупированных в годы Второй мировой. В своё время наша община обращалась в прокуратуру по поводу издания в Кишинёве и распространения «Кровавой недели» – скандального антисемитского произведения, фактически оправдывающего уничтожение евреев на территории края… Поводом для обращения в прокуратуру послужило то, что на международном книжном салоне, в помещении Национальной библиотеки, был просто бенефис Гомы с акцентом на «Кровавую неделю» (см. фото – очевидно, хорошего много не бывает?) Заместитель председателя Ассоциации бывших узников гетто и нацистских концлагерей учёный Иосиф Белоус резко прокомментировал для СМИ идею выдвижения Гомы на Нобелевскую. Не вызывает эта странная инициатива одобрения и за пределами республики.

Решительный протест

На днях получил письмо: «В газете "Вести" (Израиль) за 31 января 2013 года, в материале "Юдофоб достоин премии?", мы прочитали, что Союз писателей Молдовы выдвигает на Нобелевскую премию отрицателя Холокоста. Паул Гома не мог не знать о том, что творили румынские оккупанты в Транснистрии. Для напоминания тем, кто "забыл" об их зверствах, посылаем свою работу "К вопросу о Транснистрии". Мы чудом уцелели в оккупированной Одессе, где было уничтожено более 155 000 евреев, в том числе около 40 000 детей. О пережитом мы пишем в нашей книге "Город Антонеску". Возмущены и протестуем… Валентина Тырмос и Яков Верховский».

На «Город Антонеску» мы уже как-то ссылались и приводили цитаты с портала «Киев еврейский»: тогда в местной прессе вспыхнула полемика о прелестях оккупации Одессы. А вот цитата из зачина присланной нам работы: «Судьбу евреев Транснистрии нельзя рассматривать в отрыве от судьбы всего еврейского населения на территориях, попавших под власть Антонеску во время войны. Эта судьба различна в разных районах и в разные периоды времени. С точки зрения времени чётко просматриваются два периода: до Сталинграда – и после Сталинграда. А территории можно разделить на 7 районов:

1. «Регат», или старая Румыния; 2. Северо-Восточные районы, включая Южную Буковину; 3. Северная Буковина; 4. Бессарабия; 5. Северная Транснистрия; 6. Южно-Восточная Транснистрия; 7. Столица Транснистрии – Одесса.

В каждом из этих районов евреи подвергались и унижению, и грабежу, и уничтожению. И всё-таки в каждом – по-разному. Это для многих «правдолюбцев» весьма удобно. Если речь заходит о Холокосте в Румынии, рассматривается один район, а в случае, когда говорят «о спасителе евреев Антонеску», то речь идет о другой территории. Хотя, как считал доктор Жан Анчел (и, видимо, справедливо!) для уничтожения всех у Антонеску просто не хватило времени. И, если бы не Сталинградская битва, судьба евреев во всех районах была бы одинаковой». А вот итоговая цитата: «Таким образом, из общего числа 438 377 евреев, согнанных в Транснистрию осенью и зимой 1941–1942-го, уничтожено 317 623 человека, т. е. 72,5 %». А что между этими цитатами? В отличие от писательских фантазий «Кровавой недели» – очень простой краткий текст, опирающийся на документы. Вот он – прочтите!http://www.netzulim.org/R/OrgR/Articles/Stories/TyrmosVerhov03.html

Кстати, редкие книги о Холокосте на территории края у нас если и издаются мизерными тиражами, то отнюдь не при поддержке государства (в отличие от Румынии, Украины, России и др.). Поэтому найти, например, Săptămîna Roşie очень легко, а солидную брошюру историка Изяслава Левита, разоблачающую этот кровавый навет, почти невозможно. («В наркотическом угаре юдофобии: по поводу эссе писателя Паула Гомы “Красная неделя 28 июня – 3 июля 1940, или Бессарабия и евреи”». Кишинёв: Еврейский общинный культурный центр, 2004.)

Иногда можно услышать высокомерно-снисходительное пояснение наших оппонентов: есть, мол, такие высокие национальные духовные ценности, до понимания которых мы просто не доросли, а то бы не вякали и не возникали. Да, произведения Паула Гомы на русский не переводились. Но некоторые члены нашей общины прочли это «есеу» в оригинале. Кое-кто даже сумел оценить красоты стиля, возмутившись содержанием. В принципе, в условиях демократии все имеют право на собственное мнение. Но не мешало бы тем, кто почему-то уверен, что прав у них больше, чем у окружающих, помнить всё же о чувствах других людей, не менее «коренных», хоть и не столь «титульных». Евреи, естественно, не хотят, например, чтобы в Кишинёве появилась улица Крушевана или Антонеску, чтобы на государственном уровне от имени народа Молдовы чествовали того же Гому. Хватит и тех антисемитов-националистов, которые уже просочились в названия столичных улиц и на Аллею классиков.

ЧТО ЕЩЁ? Обнаружив, что на бумаге мы уже не выходим, редактор ежемесячного литжурнала «Наше поколение» Георгий Каюров предложил 10 страниц в конце каждого номера отводить под еврейскую тематику. Признаюсь, неожиданно. Звоню в Бельцы – лидер общины, не дожидаясь моего вопроса, сразу говорит мне, что не только ему не хватает «Еврейского местечка». Встречаю предпринимателя Зиновия Хейфеца – он тоже сожалеет об отсутствии газеты.

Не скрою, приятно, что наше издание поминают добрым словом. Открываю свежий номер еженедельника «Коммерсант PLUS» – солидный блок материалов ко Дню памяти жертв Холокоста, а в конце редактор Роберт Западинский снова ругает руководство ЕОРМ за потерянное «Еврейское местечко». Иногда мне звонят с таким подтекстом: мол, теперь новости узнавать неоткуда, поэтому давай рассказывай. Или невинно интересуются: что слышно? Что нового? Извините, друзья, но устный выпуск – обзор сайта – периодически делаю только для Europa liberă.

Кристиан Нееф из «Шпигеля»

Кстати, недавно с подачи руководителя этой радиостанции заглянул к нам в редакцию вполне симпатичный д-р Кристиан Нееф из немецкого журнала Der Spiegel. Он – заместитель заведующего зарубежным отделом, был раньше собкором «Шпигеля» в Москве. Да, он не первый день в этой конторе. Молдо-еврейскими темами тоже занимался. Не помните? Вернёмся лет на шесть назад, когда некоторые члены нашей общины с удивлением замечали немецких дипломатов на Еврейском кладбище или в еврейских кварталах «Дойны». Сотрудники посольства внимательно читали надписи на памятниках!

Тогда о публикации в «Шпигеле» «Живые и мёртвые» мы узнали сразу же: нам позвонили из радиостанции «Еуропа либерэ» и попросили прокомментировать. Оставив бесполезные попытки связаться с посольством Германии в Кишинёве, мы нашли землячку в «фатерлянде», которая не только знает немецкий, но и выписывает популярный еженедельник «Шпигель». Тем временем в редакции уже раздавались звонки из Нью-Йорка, Израиля, Берлина и Москвы: частные лица, коллеги и представители еврейских организаций тоже интересовались, знакомы ли мы с данной публикацией и что по этому поводу думаем.

Итак, напомню: "Шпигель" № 14 от 3 апреля 2006-го и «Еврейское местечко» №№ 131 и 137. «На первой странице – большая фотография кладбища, несколько надгробных плит с надписями на иврите, а на переднем плане – памятник с фотографией красивой девушки, под ней надпись по-русски: “Шмуйлович Софья Михайловна, 1952–1970". Журналист Кристиан Нееф называет еще несколько имён "загадочных евреев Кишинёва", похороненных на Еврейском и др. кладбищах молдавской столицы: Игорь Владимирович Рабинович, Аркадий Федорович Конвиссер, Алёша Аранов. Этих людей давно нет в живых, и может ли найтись тому более достоверное подтверждение, чем могильная плита с датами рождения и смерти, фотографией, прощальной надписью родственников. Но как же тогда быть с фактами, за достоверность которых ручается автор статьи Нееф? Ведь, по его сведениям, Софья Шмуйлович с 2002 года проживает в Германии, в сентябре 2005 года в ФРГ поселился и Игорь Рабинович, переехали жить в Германию и Конвиссер, и Аранов.

Чудес, к сожалению, не бывает, а история "воскрешения из мёртвых" – это, пишет «Шпигель», "история покаяния немцев, криминального совершенства, а также несостоятельности государства, которое, не стесняясь, наживается на нищете своих подданных". Люди стремятся всеми правдами и неправдами уехать из бедной Молдовы. Легальная возможность есть у евреев – им открыло двери в Германию правительство Гельмута Коля в 1991 году. И этой возможностью воспользовались в общей сложности 230 000 человек из бывшего СССР. Однако не у всех желающих эмигрировать найдутся еврейские корни. Казалось бы, ничего не поделаешь: национальность не выбирают. По крайней мере, законным путем…»

Таким образом, при помощи вполне компетентных бывших госслужащих, которые предусмотрительно не уничтожили разные старые бланки, неевреи получали за 20 тысяч долларов «настоящие» документы покойных евреев. Я сказал немецкому гостю, что этот материал, перепечатанный «Еврейским местечком» из «Шпигеля» (с нашими комментариями), не заметило ни одно местное издание. Даже те, кто дюже охоч до сенсаций. МВД, куда мы передали номер газеты, ничего нам не ответило. Оно и понятно – во главе группировки, помогавшей уехать в Германию, были (уже бывшие) сотрудники правоохранительных органов. Но это ведомство всё же отреагировало – быстро, косвенно и неглупо. «Сотрудники МВД РМ раскрыли преступную международную группировку, занимавшуюся с 2000 года изготовлением и реализацией поддельных удостоверений личности и других документов на имена лиц еврейской национальности и их родственников, пострадавших в годы Второй мировой войны. Об этом на пресс-конференции заявил министр внутренних дел Георге Папук». Имеет ли эта история отношение к тому, о чём писал «Шпигель», или публике сообщили о какой-то родственной афёре? Вот на этот вопрос журналистам получить ответ не удалось.

Кристиан вежливо улыбнулся и сказал: «А у нас кого-то из причастных к этому скандалу тогда посадили». По поводу скандала с убийством на охоте д-р Нееф любезно отметил, что у нас и на Западной Украине сейчас очень интересно… Я недавно честно признался вам, что при ином жизненном раскладе с удовольствием работал бы в питерском журнале «Народ Книги в мире книг». Продолжаю завидовать. Знал бы немецкий, жил бы в Германии, трудился бы в «Шпигеле» – может, тогда всё то, что сейчас вызывает у меня раздражение, мне тоже казалось бы очень интересным…

Зачем сейчас Кристиан Нееф заходил именно к нам? Коллега попутно собирает материал о нашем известном земляке Авигдоре Либермане, с которым в ближайшем будущем намеревается встретиться в Израиле. Ауфвидерзеен!

Обсудить