О феномене «малого народа»

Вопросы к автору начинаются, когда Эрлих прибегает к обобщению, вынося диагноз «деградация интеллектуального уровня» целой этнической группе, к которой сам же и принадлежит.

Вечно и нисколько не старея,

Всюду и в любое время года

Длится, где сойдутся два еврея,

Спор о судьбах русского народа.

Игорь Губерман.

Не бывает двух одинаковых людей, даже если они родились в одном городе и принадлежат к одной этнической группе. Весьма естественно, что у разных людей могут быть разные взгляды. Если отвечать на статью каждого автора, взгляды которого не разделяешь, на это уйдёт вся жизнь. Но бывает, что отдельным оппонентам отказывает чувство меры – и тогда пальцы сами с собой тянутся к клавиатуре. Так случилось и со статьёй Сергея Эрлиха «Молдавский русофон».

В статье этого, безусловно, одарённого литератора много правильного и справедливого. Правильно поставлен диагноз румынской этнократии и названа главная причина приднестровского конфликта. Правильно отмечено, что, при всех проблемах, положение русскоязычных в Молдове в целом благоприятнее, чем в Прибалтике. Правильно описана этническая история Молдавии, которая «испокон веков была своеобразным этнографическим заповедником, в котором выработался опыт малоконфликтного сожительства народов». В целом верно описаны плюсы и минусы советской национальной политики.

Вопросы к автору начинаются, когда Эрлих прибегает к обобщению, вынося диагноз «деградация интеллектуального уровня» целой этнической группе, к которой сам же и принадлежит. Непонятно, на основании чего автор делает вывод, что из страны уехали «самые способные» из представителей русскоязычного сообщества. В 90-е годы, да и сейчас, из страны уезжали и уезжают те, кто хочет и кому позволяют возможности. Вероятно, к «самым способным» Сергей Эфроимович причисляет себя «любимого», уехавшего в Санкт-Петербург и называющего себя «гастарбайтером». Никогда не уехали ни Виталий Андриевский, ни Пётр Шорников, ни Марк Ткачук, ни победитель международного конкурса «Литературная Вена» Олег Краснов, ни многие другие представители русскоязычного интеллектуального спектра Молдовы.

Эрлих справедливо возмущается тем, что многие русскоязычные «даже не делают попыток учить язык страны проживания, значительно снижая, тем самым, свою конкурентоспособность». Но, во-первых, ещё раз повторим, не надо обобщать. Я не знаю ни одного русскоязычного жителя Молдовы, который считал бы незнание молдавского языка доблестью и не делал бы попыток его освоить, хотя бы на разговорном уровне. Я сам уже несколько месяцев интенсивно учу молдавский язык и усердно читаю литературу, изданную в последнее время на молдавском (отдельное спасибо Василию Стати, Петру Шорникову, Сергею Назарии и Богдану Цырде за их прекрасные книги). А во-вторых, надо бы уточнить, почему у значительной части русскоязычных желание прилагать усилия к овладению языком пропадает. Одно дело – учить язык добровольно, стремясь овладеть культурным достоянием целого народа. И совсем другое дело – когда тебя принуждают к изучению языка насильно, буквально под дулом пистолета.Одно дело учить язык из уважения к своей стране, своим соседям или в интересах своей профессиональной карьеры. И совсем другое – учить язык в ситуации, когда чиновники за тебя решают, на каком языке должны учиться твои дети, на каком языке ты должен смотреть фильмы и читать рекламные объявления. Очень трудно быть лояльным гражданином, когда тебе регулярно плюют в лицо.

И совершенно автор теряет лицо, когда называет ценности, разделяемые большинством представителей русскоязычной общины Молдовы, «имперскими замашками». Чувство сопричастности с исторической судьбой России, будь то дореволюционной или советской, для автора не более чем «фантом», верить в который «нелепо». Окончательно Эрлих переходит все границы, когда скопом называет всех русскоязычных «невротиками», у которых, если их «лишить возможности держаться за соломинку», «больше не останется ничего из того, что наполняет жизнь смыслом и достоинством».

Сергей Эфроимович пускается в подробный экскурс по ненавистной ему российской истории, вспоминая об «убогой жизни российской глубинки» советского застойного времени. Странно, что он не вспомнил пошленький советский анекдотец про электричку, которая «пахла колбасой». Вот только забыл господин Эрлих уточнить, что именно в российской глубинке наиболее сильны чувства ностальгии по советскому времени, что именно в несчастной, оплакиваемой Эрлихом «глубинке» население голосовало за КПРФ, а ныне является главной электоральной базой Владимира Путина и «Единой России». В то же время зажравшиеся в советские годы Москва и Питер сначала привели к власти Ельцина, а сегодня является основной базой «белоленточной» революции, сторонников PussyRiotи противников «закона подлецов», выходящих на митинги под американскими флагами.

Эрлих возмущается, что среди «русофонов» «полно поклонников государственного гения Иосифа Виссарионовича». Да, для советской либеральной интеллигенции в рваных свитерах, пропахших дешёвыми сигаретами, дымом у костра и следами похмелья от постоянных кухонных возлияний, нет жупела страшнее, чем Сталин. Я в рамках данной статьи не ставлю перед собой цель оправдания генералиссимуса или даже объективной оценки его заслуг (всё это мы сделаем через месяц, когда отметим 60-летие со дня смерти «дедушки Джо»). Но почему я должен принимать, как истину в последней инстанции, весь тот официальный набор установок и штампов, который был навязан после ХХ съезда КПСС по личной прихоти лысого кукурузного шута в косоворотке? Почему я должен слепо принимать на веру солженицынские фантазии и игнорировать альтернативные взгляды на роль Сталина в отечественной истории? Откуда у Вас такой тоталитаризм во взглядах, г-н Эрлих?

«Может ли человек даже с элементарным нравственным чувством оправдывать зверства сталинского режима, как вынужденный ответ на зверства режима румынского?» - патетически вопрошает Эрлих. Нет, не может. Но попытаться понять, в какой ситуации власти принимали те или иные, пусть даже неправильные решения, можно и нужно.Депортации мирного населения – безусловное зло. Но давайте вспомним, в каких условиях власть осуществляла те или иные меры. Война приближалась – вопрос был лишь когда она разразится. Власти, что вполне естественно, пытались переместить подальше от государственной границы те слои населения, которые она считала наименее благонадёжными. Учитывая опыт коллаборационизма во время оккупации, можно с уверенностью сказать, что у советской власти были на это основания. И глупо всё списывать на сталинскую подозрительность и кровожадность. Тем более абсурдно обвинять во всех репрессиях одного-единственного Сталина.

Автор прав в том, что молдавским коммунистам во главе с Ворониным есть что предъявить за 8 лет их правления. Но Владимир Воронин в 1994, 2001, 2005, 2009 годах и сегодня – это несколько разных людей. То же самое я могу сказать про себя в 18, 28 и 38 лет. Мы все взрослеем, делаем ошибки, анализируем их и пытаемся исправить. Что касается непосредственно моих электоральных предпочтений – я буду голосовать за ПКРМ ровно до тех пор, пока на политической арене Молдовы не появится другая, альтернативная левая сила, с лучшими, чем у ПКРМ, лидерами и политической программой, и которая, самое главное, будет обладать стопроцентными шансами на преодоление электорального барьера. Искренне желаю стать такой силой и формирующейся «Левой альтернативе»…

Особенную ненависть у Эрлиха вызывают симпатии молдавских «русофонов» к России и её президенту Владимиру Путину, а также их нелюбовь к российским «белоленточникам». Г-н Эрлих, мы любопытны и не страдаем излишней ленью. Источником информации для нас является не только программа «Время» и не неведомые сайты «радикальных шовинистов» (кстати, нельзя ли поконкретнее – какие именно сайты?). Мы не испытываем иллюзии по отношению к личности Владимира Путина. Но Россия для меня и сотен тысяч молдавских русскоязычных – это большая Родина. Мы были и остаёмся лояльными гражданами нашей малой родины - Молдовы, но ничто нас не заставить отделить себя от тысячелетней российской истории, и от нынешней России, со всеми её радостями и проблемами. Соответственно, враги России – это враги каждого из нас. Но точно так же скажет любой армянин, грек или еврей, живущий в США, о своей связи с Арменией, Грецией или Израилем, и о врагах этих стран. Спрашивать у человека, какую родину он больше любит – малую или большую, – всё равно, что спросить у ребёнка, кого он больше любит – маму или папу.

Что касается «белоленточников», то я их не люблю по определённой причине. Потому что мы на опыте нашей российской истории знаем, что такое революции и к каким рекам крови они ведут. Потому что я прекрасно помню, что такое «революция» 7 апреля 2009 года в Кишинёве. И потому что весь мир убедился на примере абсолютно всех ближневосточных государств, к каким последствиям привела так называемая «арабская весна». Одна из песней любимой группы Эрлиха “PussyRiot” содержит слова: «Египетский воздух полезен для лёгких, / Сделай Тахрир на Красной площади». Именно за горячее желание «сделать Тахрир на Красной площади» мы «белоненточников» и ненавидим.

Пик неприязни Сергея Эрлиха приходится на Русскую Православную Церковь, с которой действительно осуществляется духовная связь высмеиваемых им «русофонов» с Родиной. Эрлиху чудовищно не повезло во мне в качестве оппонента. Я принадлежу к тому меньшинству, которое в храм ходит каждый воскресный день, и многие молитвы знаю наизусть, причём на двух языках – церковнославянском и молдавском.Однако, на мой взгляд, важно не то, сколько раз люди ходят в храм, а с какой цивилизацией они себя идентифицируют.

Упомянутых выше «трёх бесстыжих девчонок» из “PussyRiot”, устроивших пляски в храме с матерками в адрес Патриарха, четвертовать, конечно, не следовало. Достаточно их было бы высечь казачьими нагайками на Красной площади, чтобы выбить всю дурь из неокрепших мозгов – и отпустить на все четыре стороны. Думаю, что так поступили бы с ними местные казаки, особо не церемонясь, сотвори они подобное на Дону, на Кубани или в Приднестровье. Однако российский суд поступил по отношению к ним гораздо гуманнее. Два года тюрьмы за групповое оскорбление религиозных чувств миллионов людей по предварительному сговору, без чувства раскаяния и сотрудничества со следствием – достаточный срок, чтобы великовозрастные девицы задумались о своём поведении.

Никакой неприязни, тем более глубокой, к православной Румынии ни у меня, ни у других «русофонов» нет. На территории Румынии находятся многие православные святыни древней Молдовы, включая могилу святого воеводы Стефана Великого. Просто мы очень хорошо знаем историю Православной Церкви в Румынии, особенно в первые годы независимой Румынии (когда по приказу Александра Кузы из монастырей изымались богослужебные книги на церковнославянском языке и уничтожалось типографское оборудование) и в годы румынской оккупации Бессарабии в 1918 – 1940 и особенно в 1941 – 1944 гг. Адресую Сергея Эфроимовича к недавно вышедшей книге Петра Шорникова“Moldovaînaniiceluide-alDoileaRăzboiulMondial” (Chisinău, 2013), где действия Румынского Патриархата на оккупированной территории исследованы более чем подробно. Книга написана на молдавском языке, но я не сомневаюсь, что языковых познаний Сергея Эрлиха на прочтение этой книги хватит вполне.

Странно, но почему-то г-н Эрлих забыл, что в состав Московского Патриархата входит и Молдавская митрополия, а митрополит Кишиневский и всея Молдовы Владимир является постоянным членом Священного Синода Русской Православной Церкви. Уже давно создана молдавская страница официального сайта Московской Патриархии (http://www.patriarchia.ru/md/). Значительная часть архиереев Русской Православной Церкви являются не только выходцами из Молдовы, но и этническими молдаванами: митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Викентий (Морарь), митрополит Омский и Таврический Владимир (Иким), епископ Бишкекский и Киргизстанский Феодосий (Гажу), епископ Орский и Гайский Ириней (Тафуня), епископ Шепетовский и Славутский Дионисий (Константинов) и многие другие.Все они, стало быть, тоже «русофоны»?

И в заключение – о том, что собой представляет феномен самого господина Эрлиха, и в чём корни его желания поглумиться над Россией и русским народом. Кстати, не только над русским. Автор сам признаётся, как презрительно относился к молдаванам. Всё дело в его принципиальной принадлежности к «малому народу», о котором писал ещё российский философ и диссидент советской эпохи, академик Игорь Шафаревич в своём произведении «Русофобия». Шафаревич сослался на исследователя французской революции Огюста Кошена, введшего термин «малый народ» для обозначения особого социального или духовного слоя, живущего в собственном интеллектуальном мире и являющегося «антинародом среди большого народа». Следует отметить, что термин «малый народ» не несёт какого-либо этнического содержания, в чём обвиняли Шафаревича авторы «Огонька» и других перестроечных изданий. Центральным пунктом философии «малого народа» является принципиальное чувство «избранности» и отделения себя от остальной массы.

Игорь Шафаревич в своей книге, написанной в 1982 году, подробно исследует русофобские настроения среди «малого народа» - представителей либеральной интеллигенции. В 1991 году в журнале «Наш современник» Шафаревич возвращается к теме «малого народа в большом» в работе «Русофобия: десять лет спустя», описывая состояние русофобствующей элиты эпохи перестройки и ранних 90-х. К сожалению, он не учитывает. Не знаю, напишет ли Игорь Ростиславович, которому в этом году исполняется 90 лет, что-нибудь о современном «малом народе» в лице «болотной» интеллигенции. Материала более чем предостаточно. «Быдло», «плебс», «навозные мухи» (С) Александр Минкин, «анчоусы» (С) Юлия Латынина, «тёмно-бурая часть народа» (С) Артемий Троицкий, «электорат сомнительного качества» (С) Виктор Кувалдин, «а покуда этот уралвагонзавод добирался до Москвы» (С) Владимир Абаринов – о земском соборе 1598 года, избравшего Бориса Годунова на царство, - вот лишь мизерная часть всего того, что по телеканалам и в сети пришлось услышать и прочитать за последний год.

Однако всех переплюнул Лев Рубинштейн: «совершенно больные граждане, садисты-мазохисты», «его (Путина) малопочтенная фигура стала восприниматься как персонификация всего мрачного, жестокого, циничного и невыносимо бездарного, что только имеется на просторах нашего непутевого отечества», «провинциальный барачный мачизм», «самые забубенные, застылые совки, которым вы подло льстите, называя их народом», «запасаемся терпением и презрением» - всё это цитаты только из двух (!) статей вышеупомянутого автора.

Уважаемый Сергей Эфроимович! Я боюсь написать вещь, которая покажется очень гнусной. Но не кажется ли Вам, что все холокосты, геноциды и погромы за всю многострадальную историю еврейского народа имели причиной вот такие настроения и высказывания таких львов рубинштейнов? Да, среди этого «малого народа» есть не только представители еврейского этноса (допускаю, что среди Латыниной и Абаринова нет ни капли еврейской крови).Но почему среди глумящихся всегда представители нашего с Вами этноса на первых ролях?

Генрих. Но позвольте! Если глубоко рассмотреть, то я лично ни в чем не виноват. Меня так учили.

Ланцелот.Всех учили. Но почему ты оказался первым учеником, скотина?

Евгений Шварц, «Дракон».

Воспользуйтесь посылом собственной статьи, уважаемый господин Эрлих. Уважайте тех, кто живёт рядом с вами, какими бы неприятными или смешными они ни были. И это относится не только к Вам лично.

Обсудить