Селедка под шубелем

Эпистолярный этюд о разочаровании в любви

Иностранные прорабы разбитной бригады бетономешальщиков под названием АЕИ-2 перестают терпеть выходки своих подопечных. Сначала они разразились отповедью по поводу убийства в лесу, и вот уже целое американское посольство возмущается затягиванием судебного разбирательства по оппозиционному телеканалу NIT. Наш провинциальный корреспондент Сергей Норокос решил представить себе, как могла бы выглядеть переписка между некоторыми действующими персонажами нашего политического театра абсурда в ситуации, когда официальными заявлениями многого не скажешь. В общем, давайте заглянем в подтекст вполне вероятной переписки.

Один премьер-министр — одному заокеанскому послу: «Мне страшно. Каждую ночь я вижу один и тот же сон: как будто по мне ползет мохнатый паук с известным Вам человеческим лицом (а я пауков так боюсь, если бы Вы знали, как я их боюсь). И я его хочу прихлопнуть тапком... и не могу, потому что он может увернуться и укусить, а в руках у меня сил никаких нет. А потом Вы подходите, а у Вас в руках винчестер и Вы говорите: «Чип и Дейл спешат на помощь», — и стреляете в паука у меня на груди... И я весь в поту просыпаюсь, и не знаю, что делать, как быть. Что бы это значило? Может, в отпуск пора?»

Один заокеанский посол — одному премьер-министру: «Перестаньте дрожать, как триколор. Вы премьер-министр и наш сукин сын, в конце концов. Вам нужно побольше решительности. Побольше отваги. И этих самых..., сами знаете чего, не меньше одного. Вспомните, как подтягивались в спортивном зале Леушенской школы. Вот с таким лицом. Вперед, на Кукловода! Мы обеспечим прикрытие. И вообще, мы привезли всех, кого просили. Байдена, Меркель. Дженнифер Лопес обещала приехать ближе к лету. Люди меняют расписание международного турне, чтоб показать, что бояться некого. Тем более пауков. Если кошмары продолжатся, выпишем Спайдермена».

Один премьер-министр — одному заокеанскому послу: «Да, но как быть с подручным Кукловода? Он шлет на меня лучи зла в телевизор. О, горе мне, горе, олигарх с олигофреном — страшная кара мне за мои грехи с контрабандой. Прошу Вас, избавьте меня хотя бы от одного из них!»

Один заокеанский посол — одному послу ЕС: «Гуттен таг, мой дорогой герр. Там у вас где-то пасется великовозрастный маугли, подобранный национальным возрождением в джунглях Колоницы. Прошу Вас, перестаньте снабжать его тяжелыми препаратами через своих дистрибьюторов в Румынии. У них есть побочный эффект — он сам начинает верить в то, что говорит. И пусть отстанет от нашего парня, пригрозите принудительным лечением классической литературой».

Один посол ЕС — одному политическом деятелю: «Михаель, хфатит! Мы будем запрещайт любой поездка дальше Леушенский таможня! Мы будем наложить на вас вето до седьмого колена! Вы будете видеть Париж и Тыргул Мурешен только на фотографирен в диспансере для либерален с неторопливым развитием, где Вам будут каждый день делать европейский интеграция черепа для изучения патологий атрафированных мозгофен!»

Один политический деятель — одному послу ЕС: «Слышь, герр-маман, бонжур тебе в печень. Я твои инсинуации с балкона поливал. У меня опыт демократической борьбы 60 лет из 62-х. Я в два года воспитательницу из-за демократии деснами за коленку укусил. Понял? Я когда советский гимн пел, в кармане пальцы в крестик складывал. Я когда на парады ходил, специально желтые шнурки завязывал вместо красных. По лезвию бритвы ходил, когда ты еще и ходить не умел вообще. Поэтому не надо учить меня демократии! Альянс тебе не селедка под шубелем. Альянс важней всего, он наша судьба, алиби и кадило. Европейская интеграция должна быть важнее коррупции! Все остальное — ерунда! Кто против меня, тот против демократии! И вообще, сначала разберитесь со своим Контрабандистом».

Один политический деятель — одному вице-председателю парламента: «Пи-пи-пи, пиу-пиу-пиу, пи-пи-пи! Передаю сигнал тревоги! Шеф, СОС! Нас раскрыли! Мне нужно еще тех голубых таблеточек. Я перестаю верить в то, что говорю! Последний раз я опять чуть-чуть не залаял и не выдал нас! Шеф, ты обещал, что они заберут меня. Я выходил на крышу, давал условный знак фонариком, но никто не прилетел. Шеф, ты слышишь меня? Здесь есть кто-нибудь?!?! СОС, ШЕФ, СОС! СОС Альянца!..»

Один вице-председатель парламента — одному политическому деятелю: «Мишель, возьми себя в руки! Мы сильнее. За нами сила и Кетрару, а Кетрару значит камень, а камень значит горы, а горы значат эдельвейс, а эдельвейс значит еще много голубых таблеточек для Мишеля. В перебоях с таблеточками виноват сам знаешь кто — усатый-полосатый, а он знаешь чей. Поэтому даю установку. Положи руки на кошелек и повторяй закрытыми глазами: «Во всем виноват Влад, но не тот, который мне как брат, а тот, который злейший враг, и дело у кого — табак», а потом десять раз повтори это предложение: «Моя фишка — честность, я говорю только правду, я честный, бедный и честный, вы все врете, а я никогда не вру»... За счета не волнуйся, они зашифрованы лучше моих».

Один вице-председатель парламента — одному председателю парламента: «До вечера напиши забуревшим пОслам, что это мой район. Пусть отвянут, иначе пустим по судебной системе. На приватизацию выставлю их резиденции и куплю вместе с секретаршами за пять центов».

Один председатель парламента — одному послу ЕС: «Демократические перспективы в контексте неоднократных инсинуаций — это прерогатива локальных альфа-самцов, каким, согласно заведенному обычаю, жребию и размеру органа внутренних дел, был избран мой достопочтенный господин. И если ваши принципы не согласуются с нашими ценностями, прошу учесть это при имплементации поспешных решений. И если ваши приборы измерения уровня демократии и свобод демонстрируют ложные данные, это не наша проблема, а ваших приборов. Поэтому настоятельно рекомендуется вернуть их в состояние сокрытости, иначе выразитель наших принципов приведет в действие наши приборы, которые мы, согласно силе притяжения разнополюсных объектов, возложем на ваши рекомендации...» puls.md

Обсудить