Нет такой партии!

Именно поэтому я вспомнил о некогда презираемой науке партстроительства, и, опираясь на собственный опыт, а также на опыт друзей-политиков и бизнесменов, решил создать модель, парадигму партии, которая была бы близка к идеалу.

В свое время, работая заведующим кафедрой политологии в Высшей партийной школе, я, как и большинство моих коллег, с иронией относился к кафедре партийного строительства, которая считалась у нас самой кондовой, официозной и дубоватой кафедрой.

В то время я искренне верил, что не только КПСС в Союзе, но и все политические партии в мире — это отмирающие политические инструменты. Казалось, что распространение средств коммуникации приведет к созданию некой демократии прямого действия, когда граждане будут непосредственно воздействовать на свою власть, минуя всяческие промежуточные механизмы. Однако этого не произошло.

Как нельзя делать бизнес без посредников, которых все проклинают, все пытаются выкинуть из сделок, но, тем не менее, без которых не обходятся, так, видимо, нельзя выкинуть и партию из политики. Современный политический мир — по-прежнему партийный мир, где главные события и интриги разворачиваются вокруг межпартийных битв за парламенты, правительства, лидерство. Именно поэтому я вспомнил о некогда презираемой науке партстроительства, и, опираясь на собственный опыт, а также на опыт друзей-политиков и бизнесменов, решил создать модель, парадигму партии, которая была бы близка к идеалу. Сразу хочу сказать, что пока нет такой партии в Украине и, наверное, не будет, поскольку идеал — на то он и идеал, чтобы быть недостижимым. Но некоторые элементы подобной конструкции вполне могли бы быть использованы бесчисленными украинскими партиями. Интересно отметить, что многие политические механизмы, которые я исследовал, имеют форму пентаграмм. Вряд ли это обусловлено присутствием кабалистики и мистики, просто дело в том, наверное, что пятиугольник — достаточно устойчивая и агрессивная фигура, а устойчивость и агрессия — это как раз то, что нужно в политике. Поэтому свою разработку я и назвал “партийная пентаграмма” и выглядит она геометрически следующим образом.

ИННОВАЦИИ

КОММУНИКАЦИИ ПАРТИЯ ИНФОРМАЦИЯ

КАДРЫ финансы

Итак, у матрицы партийного строительства есть пять обозначенных на схеме “вершин” — инновации, коммуникации, информация, кадры и финансы. Они-то и определяют ее долговременный социально политический успех в современных условиях, ее стабильное функционирование и разумную экономику. В этом отношении политический брэнд, конкурирующий на национальном политическом рынке, по сути, ничем не отличается от современной бизнес-корпорации. Как и любая фирма, для того, чтобы процветать и побеждать в конкурентной борьбе, партия должна:

1. Постоянно модернизироваться и выбрасывать на рынок новый интеллектуальный продукт.

2. Владеть полнотой информации о конъюнктуре и тенденциях политического “рынка”, и быть с ним в постоянной коммуникации.

3. Быть “вмонтированной” в современную информационную среду (СМИ, Интернет, народная молва).

4. Постоянно наращивать материальный и символический (общественный) капитал.

5. Правильно подбирать и обучать кадры, организовывать инфраструктуру и создавать внутри себя благоприятную среду обитания.

Инновации

Энергично подчеркну — инновации решают все. Именно инновации — это главный партийный капитал. Если партия не продуцирует новые идеи, смыслы, дискурсы, если она не привлекает к работе новых людей, не создает новые отношения, она утрачивает свое посредническое значение, а следовательно, проигрывает в конкурентной борьбе и за симпатии народа, и за поддержку элит более продвинутым и инициативным партиям.

Главный политический “товар” партии — это новые смыслы. Партия, которая не пытается создать новые смыслы жизни человека, нации, страны, неизбежно сойдет с арены. Если Гоголевский Петрушка к своему удивлению говорил прозой, то многие партии удивятся, если сказать им, что они должны говорить смыслами. И именно эти смыслы должны составлять основу партийных программ, стратегий, лозунгов и обещаний. Особенно это касается таких переходных обществ, как украинское, в котором скорость общественных сдвигов зачастую опережает динамику их осмысления. Именно поэтому все молодые общества переходного периода не просто требуют, а жаждут новых индивидуальных и общественных смыслов, начиная от новых национальных идей, и заканчивая новой индивидуальной философией. Если бы в Украине появилась партия, которая поднялась бы до создания новых смысловых концептов для страны, для каждого ее гражданина — она бы сразу стала бесспорным политическим лидером. Но если у партии пока не хватает потенциала замахнуться на новые глобальные смыслы, то она должна хотя бы создавать новые локальные идеи или хотя бы значимые новости. Иначе говоря, партия обязана постоянно обновлять “ассортимент” своих идей и проектов, постоянно стремиться выступать в роли политического “ньюсмейкера” — создателя новостей, формирующего, а не воспроизводящего вслед за государственными органами проблемный ряд общественного сознания (а значит, и присваивающего его себе). Таким образом, партия похожа на Алису в Зазеркалье: чтобы оставаться на месте, она должна была изо всех сил бежать вперед.

Как известно, в современной экономике наибольшую прибыль получает не тот, кто создает новый “товар”, а тот, кто формирует новый “ рынок”. Тоже следует сказать и о партии, чья деятельность будет эффективной только в том случае, если она будет постоянно искать (и формировать) новые общественные группы поддержки, предлагать этим группам идеи, проекты, лидеров, методы реализации их социальных интересов. Здесь в качестве поясняющего примера стоит вспомнить тех же большевиков: они не только “нашли” российский пролетариат, они сформировали его как политический класс, возглавили его и заставили действовать в своих властных интересах.

Когда-то гениальный нейрофизиолог Базаров описал, что новая мысль в сознании человека возникает тогда, когда между собой устанавливают связь два нейрона, которые до этого не были связаны. То же самое в политике: очень часто “новье” возникает при установлении связи партии с теми, которыми до этого связи не было.

В Украине пока мало примеров успешного создания не только новых смыслов, но и новых рынков сбыта для уже существующих смыслов. Например, пока потерпели неудачу и “зеленые”, которые пытались создать политический спрос на экологию, и “Жінки за майбутнє”, которые пытались сделать из аполитичных украинских “жіночек” системный и организованный гендерный рынок. Ясно, что найти и удержать свои общественные ниши партия может только через вышеназванные инновации (смыслы, идеи, новые рынки). Но к инновациям относим не только идейно-проектные, но и “личностные”. Новые люди — это тоже инновации. Иначе говоря, партия терпит поражение, когда она перестает привлекать к сотрудничеству новых людей, замыкается в рамках старого актива, превращается в узкую “касту единомышленников”. Одной из фундаментальных основ политического, как, впрочем, и любого другого рынка, является “доверие”. Однако особенность политики состоит именно в том, что главным объектом доверия здесь всегда выступает не столько партийный брэнд, не столько качество политических предложений, сколько политическая Личность — носитель месседжа, политического послания, обращенного одновременно и к широкой общественной аудитории, и к элитам. А любая личность в политике рано или поздно вырабатывает свой ресурс, в том числе и ресурс доверия, хотя не всегда это осознает сама. Когда-то я даже пытался математически подсчитать, каков средний срок выработки политического ресурса политиков среднего эшелона. Оказалось — порядка пяти-шести лет. Посмотрите, сколько лет возглавляют те или иные люди политические партии, и вы легко поймете проблемы этих партий. Тем не менее, партийный лидер, выработавший свой ресурс и требующий своего инновационного замещения “молодой партийной кровью”, — это не шлак, от которого должна освобождаться партия, а элитообразующий слой, который как раз и должен помогать появляться новым людям. В конце 90 х годов возникла порочная практика, когда те или иные финансово-политические группы создавали партии для решения своих сиюминутных политических целей (например, победы на выборах), а затем теряли к ним интерес. Это расточительность, так как в конечном итоге именно партии в долговременной перспективе создают элиты (вспомним КПСС). По сути, именно новая элита (государственная, общественная, экономическая) — главный и наиболее дорогой продукт партийных инноваций.

Внутренние коммуникации

Привычка мерить партийную жизнь стереотипами КПСС зачастую мешает пониманию того, что изнутри современная партия — это клуб, в рамках которого осуществляется доверительная коммуникация его членов, реализуются их личностные программы, экономические и социальные интересы. Это обязательно следует учитывать, организуя внутреннюю жизнь партии. С одной стороны, партия должна быть внутренне “прозрачной”, “благожелательной” к своим членам, она должна служить орудием реализации их жизненных целей. Внутрипартийные коммуникации должны отличаться хотя бы формальным или иллюзорным равенством всех членов партии (недаром слово “товарищ” является обязательным для членов ряда партий независимо от их статуса и ранга). В этом плане, все, что мешает равноправным внутренним коммуникациям — внутрипартийные статусы, внутрипартийное чванство — неизбежно приводит к эрозии и разрушению партии. В частности, сильным барьером в подобной партийной коммуникации может стать подиум президиума. Забавный, но довольно точный тест: если партийный зал во время съезда разделен президиумом, возвышающимся на подиуме, то высока вероятность, что такая партия скоро погибнет. То есть партия должна обладать единым внутренним пространством, а не быть разделенной преградами, возвышениями и канцелярскими столами.

С другой стороны, “вступительный ценз” в партию и “барьеры претензий” к членству должны быть достаточно высоки, чтобы обезопасить партию от случайных элементов и поддерживать в ней дисциплину и единство. Следует стремиться к тому, чтобы партийный значок мог служить человеку лучшим удостоверением его респектабельности, его деловых и моральных качеств.

Собственно, в этом удостоверении респекта состоит базовый смысл всех современных западных деловых или элитных клубов, залог их престижа.

С этой точки зрения на ложных “коммунистических” предпосылках основывается характерное для сегодняшней Украины стремление — во что бы то ни стало увеличить номинальное число членов партии, превратить ее в псевдомассовую. Оптимально, если в партии нет лишних членов, “мертвых душ”, пожирающих ресурсы и не приносящих пользы. Вместо того, чтобы всем желающим раздавать “партийные корочки”, следует стараться создать вокруг партии “гражданский пояс” — систему разнообразных общественных организаций (клубы поддержки, профильные союзы, исследовательские центры, независимые СМИ), действующих в интересах партии, под ее контролем, но не входящих в привилегированный партийный клуб, а только об этом мечтающих. Надо помнить, что в организацию, куда сложно войти, вступить привлекательнее, чем в ту, куда усилено зазывают. Одной из составляющих сакральности любой власти, в том числе и партийной, является тайна, поэтому партия для своей популярности должна быть окружена некой завесой таинственности. Проникнуть за которую возможно, только используя партийный билет. На сегодняшний день разработано множество методов формального и неформального управления доверительными коммуникациями внутри больших социальных коллективов. Среди них следует назвать концепции корпоративных идеологий, технологии “командной игры”, “делового тренинга”. По возможности этим методическим арсеналом стоит воспользоваться. Особенно же следует подчеркнуть такой аспект, как “вертикальная мобильность”. Требуя от своих членов активного участия в партийной работе, партия, во-первых, никогда не должна забывать, что для всех агентов доверительной коммуникации (от лидера до рядового члена) она средство, а не цель.

А во-вторых, что одной из главных целей партийного взаимодействия индивидов должна быть селекция и выдвижение талантов как на ведущие посты в самой партии, так и на статусные позиции во “внешнем мире”.

Коммуникации “вверх”, или лоббизм

Любая политическая партия с точки зрения своих вертикальных связей является инструментом лоббизма, то есть проталкивания, продавливания тех или иных интересов своих членов и своей социальной группы на уровне государственных законов, решений, указов. Поэтому партии как воздух необходимы и фракции в парламенте, и “свои люди” в местных органах власти. Лоббизм — это к тому же лучший способ пополнения партийной кассы (о чем будет говориться отдельно ниже). Да и лучший способ оправдания необходимости самого существования партии — зачем еще нужна партия, как не для отстаивания интересов “низов”.

К сожалению, в Украине лоббизм носит пока еще “дикий”, нецивилизованный характер. Это связано с тем, что еще нет законов, регулирующих лоббистскую деятельность в стране. В цивилизованных странах лоббизм уже давно стал самым респектабельным и самым высокооплачиваемым видом политической деятельности, а у нас он еще ассоциируется с тайными переговорами в курилках и с передачами пакетов в парламентских туалетах, либо в одном известном кафе.

Коммуникации “вниз”, или public relations

Собственно, общество в самом широком смысле слова — это и есть коллективный потребитель партийной “продукции”, объект приложения ее энергии, источник ее силы и угроза ее позициям на политическом рынке.

Чтобы побеждать на выборах, приумножать свой социальный капитал, добиваться широкой общественной поддержки, привлекать в свои ряды наиболее талантливых индивидуумов, партия обязана все время находиться на связи с обществом (через СМИ, посредством общественно-политических акций, методами рекламы, посредством социального спонсорства и социального лоббирования). Обратная связь, устанавливающаяся между обществом и партией, — это и есть ее основной социальный капитал.

Как мышцы спортсмена растут, когда он отдыхает после соревнований и тренировок, так и сила партии возрастает не на выборах, а между ними.

Не дожидаясь всякий раз предвыборной кампании, партия должна постоянно атаковать общество своими инициативами, доказывать ему свою социальную значимость, навязывать ему свои идеи и проекты, трансформировать социальную среду в своих интересах.

Методы партийной PR-работы (по-старому — пропаганды и агитации) в целом не отличаются от методов, разработанных для нужд коммерческого рынка. Не случайно политический пиар создали именно коммерческие специалисты по public-relations. В частности, легенда гласит, что это произошло, когда генерал Эйзенхауэр обратился к пиарщикам одной мыловаренной компании и попросил себя пропиарить на президентских выборах так же, как они пиарили сорт известного и популярного мыла. И именно это и привело его к успеху. Так что в целенаправленном и грамотном применении уже наработанных приемов public relations и заключается рекламный успех современной партии, что, кстати сказать, уже не раз доказали и предыдущие избирательные кампании в Украине. Но в этой связи хотелось бы отдельно предупредить: как и в коммерции, широкая реклама некачественного “политического товара” в конечном итоге дает обратный эффект. Может быть, когда-нибудь на всех партийных документах, программах и стратегиях будет написано:

“Минздрав Украины предупреждает — в чрезмерном количестве опасно для жизни”. Или как сегодня говорит Президент Украины: “Кое для кого это может закончиться раком”.

Конкуренция и взаимодействие в политическом пространстве

О том, как вести политическую борьбу, приобретать союзников и наживать врагов, человечество написало горы книг, и все равно науку политической борьбы каждый государственный деятель постигает только на личном опыте. Воистину прав Гегель, который утверждал, что только дураки пытаются учиться на чужих ошибках, а умные понимают, что чему-то можно научиться только на своих.

В пространстве политических горизонтальных коммуникаций (то есть, по сути, во внутриэлитных коммуникациях) партия выступает, во-первых, как очаг концентрации политико-экономических интересов (полюс притяжения элитных групп), и, во-вторых, как властная команда, готовая в любой момент принять на себя ответственность за политику государства и обеспечить реализацию этой политики квалифицированными менеджерами и интеллектуальными ресурсами. Поэтому для любой партии нет важнее задачи, чем сконцентрировать вокруг себя финансово-экономические и административные ресурсы, научиться трансформировать интересы элитных групп в политические программы и стратегические доктрины, найти и сформулировать те реперные точки, в которых запросы и потребности властных кругов пересекаются и резонируют с чаяниями широких общественных сил. В этом суть и пафос коммуникативных усилий партий в политическом пространстве. Иначе говоря, партия как организованная политическая элитная группировка может в жесткой конкурентной борьбе победить другую группировку только тогда, когда сложатся в один мощный ударный кулак и интересы партийной элиты, и интересы социальных слоев, которые она представляет.

Например, многие проблемы наших эсдеков возникали из-за того, что они, отстаивая интересы своей партийно-политической элиты, “провисали” в связях с “землей” — то есть с теми социальными слоями, чьи интересы, по идее, они должны были выражать.

Глобальные связи

Вряд ли стоит особо доказывать, что в современном глобализированном мире наличие у партии широких и глубоких международных связей не просто желательно, но необходимо. Международные связи — это и ресурс привлечения к партии национальной элиты, и рычаг политической борьбы, и значительный плюс в деле реализации партией своих программных целей на положении правящей, и “крыша”, если партия уходит в оппозицию. Наравне с финансами и грубой силой — связи (тем более международные) в современном мире решают все. Поэтому партия должна расширять свои международные контакты, завести тесные и политические, и деловые связи в странах, имеющих в мире вес. Для Украины это, само собой разумеется, страны-лидеры ЕС, США и Россия.

Часто межпартийные связи оказываются эффективнее, прочнее и полезнее, чем межгосударственные. Могу сослаться на свой личный пример: когда-то Юлия Тимошенко, будучи еще вице-премьером и одновременно лидером “Батьківщины”, поручила мне подписать договор о сотрудничестве между этой партией и партией “Гражданский Конгресс” в Казахстане. Кстати говоря, это был, наверное, первый международный межпартийный договор для украинской партии. Договор был подписан, дружеские отношения были установлены. И когда в Украине возникли затруднения с нефтепродуктами, оказалось, что дружественная казахская партия, в которую входило много крупных бизнесменов-нефтяников, помогла решить проблему нефтепродуктов быстрее, чем переговоры на межгосударственном уровне. Сегодня в Украине лидеры некоторых партий уже понимают, какие возможности открывают межпартийные связи, отсюда такая активность, в частности, оппозиционных партий в поисках союзников в России, а провластных партий — на Западе. Пожалуй, больше всех преуспела в этом отношении Соцпартия. Возможно, это связано с тем, что ее лидер Мороз одним из первых понял важность такого сотрудничества и стал стучаться (раньше эсдеков) в двери Социнтерна. Кроме того, общее полевение европейского политического ландшафта совпало с фиксируемым социологами полевением симпатий украинского электората.

К тому же лидер соцпартии не повторяет ошибок украинских государственных руководителей. Те, придя к власти, стали недоступны для западных партийных функционеров, которые помогали им во время Оранжевой революции, что со стороны последних вызывает пока глухое, но все более нарастающее раздражение.

Информация

Не случайно сотню лет назад родилась фраза — “Кто владеет информацией, тот владеет миром”. А десяток лет назад один из лауреатов Нобелевской премии изрек: “Достаточно людям поменять информацию, которой они владеют, и они поменяют свою точку зрения”. В современном информационном мире информационные ресурсы по своей значимости не уступают, а иногда и превосходят все виды иных ресурсов. Сбор, анализ и передача информации, использование в партийно-политической работе передовых информационных технологий — это не только веяние времени, но и, во-первых, значительная экономия материальных и интеллектуальных ресурсов партии; во-вторых, важнейший способ ее ориентации в социально-политическом пространстве; в-третьих, средство разведки и оценки сил конкурентов; в-четвертых, надежное подспорье в выработке адекватных решений. Иначе говоря, развитая информационно-аналитическая инфраструктура — это стратегическое конкурентное преимущество на политическом рынке.

В частности, развитая информационная система — это мощное оружие в руках лидера партии, способ зондирования общественного мнения и средство налаживания обратной связи между лидером партии и обществом.

К сожалению, современные украинские партии до сих пор не научились оптимально использовать информационные технологии и правильно позиционировать себя в информационном пространстве, особенно в сети Интернет. Поэтому восполнение этого недостатка следует считать важнейшей инфраструктурной задачей партии, претендующей на политическое лидерство.

О работе с информацией написаны горы книг, но в этих книгах трудно прочитать чем, например, отличается партийная политическая информация от общегосударственной. Общегосударственная — это чаще всего ложь обо всем. Не хочу обижать государство, но законы политики таковы, что государственная власть для того, чтобы нормально жить или даже выживать, постоянно должна приукрашать действительность. Именно для этих косметических, макияжных целей зачастую и создается государственная статистика. Ведь не случайно существует такой логический ряд — “ложь, наглая ложь и государственная статистика”.

Партия же, тем более не пришедшая к власти, а только к ней стремящаяся, не может себе позволить жить в иллюзорном информационном мире. С другой стороны, она, конечно, не имеет права говорить полную правду о себе, своих лидерах и своих целях. Для того, чтобы решить эту информационную коллизию, я и придумал простую, но эффективную формулу: партийная информационная политика — это правда о других.

Финансы

Партия — это инструмент сбора денег на политику. Более того, партия по сути — это механизм сбора чужих денег для достижения собственных целей.

Правильно построенная партия — это не затратный механизм, как многие ошибочно думают, а напротив — объект инвестирования, способный приносить значительные дивиденды. Это означает, что одной из принципиальных задач партийного руководства является, прежде всего, создание профессиональной “квесторской службы”, способной организовать сбор пожертвований и добровольных взносов в партийную казну, наладить отношения с бизнес_структурами в плане материальной помощи партии удовлетворительными с точки зрения законодательства методами.

Ошибка всех украинских партий заключается в том, что, избегая кропотливой “возни” с тысячами мелких инвесторов, партийные боссы всегда стремились создать партию на деньги одного, максимум двух олигархов. Во-первых, это делало партии крайне уязвимыми от настроения этих олигархов.

Во-вторых, это делало их крайне уязвимыми и от возможных воздействий власти. Чуть поссорилась партия с властью — и ее доноры тут же от нее отворачиваются, поскольку существует политический закон: крупный бизнес с властью не воюет.

Именно поэтому западные партии считают, что лучше тысяча взносов по тысяче долларов, чем один — в миллион. К тому же западное законодательство ограничивает размеры партийного донорства. Правда, возникает трудно преодолимое противоречие: стратегически мыслить может только крупный бизнес, а деньги оптимальней брать у мелкого и среднего бизнеса. Но в этом как раз и заключается искусство партийных квесторов — убеждать субъектов, живущих сегодняшним днем (а к таковым относится как раз мелкий бизнес) инвестировать деньги в будущее. Экономика партии мало чем отличается от экономики фирмы. Это означает, что здесь, кроме “квесторов”, также необходимы профессиональные финансовые менеджеры, способные грамотно управлять партийными ресурсами, направлять средства на актуальные направления, сокращать издержки, следить, чтобы средства партии не разбазаривались и использовались точно по назначению. Опыт показывает, что многие украинские политические партии отличаются бездумным расточительством именно в своей расходной части. Я мог бы назвать две партии, которые на прошлых выборах в парламент потратили совершенно разные суммы, одна — 2 миллиона, а другая — 12 миллионов долларов, но при этом получили совершенно одинаковый результат, около двух процентов. Видимо, партийный финансовый менеджер должен уметь считать не только свои, но и чужие деньги. И очевидно, должен понимать, что не надо платить миллион долларов человеку (который придумал, пусть и оригинальное, название партии), если тот был бы рад получить на два порядка меньше. Партийный банкир сегодня должен быть вторым по значимости лицом в партийной иерархии. Обязанность руководства партии — четко планировать, какие символические, политические или материальные дивиденды принесет организации та или иная акция или кампания, насколько соблюдается принцип прибыльности — превышения политического “дохода” над организационно-финансовыми “затратами”. Кроме пожертвований симпатиков и эффективного управления деньгами существуют и дополнительные источники, которые могут пополнять партийную кассу. Самым характерным для нынешней Украины сегодня является продажа мест в избирательных списках. На последних парламентских выборах, если верить слухам, стоимость в проходном списке колебалась от 800 тысяч до 1,5 миллионов долларов. Сегодня говорят даже о 5 миллионах, хотя очевидно, что реальная стоимость не эксклюзивных, а массовых сделок будет в диапазоне 1,5–3 миллионов долларов. При этом, если раньше достаточно было заплатить только деньги для попадания в список, то сегодня необходимо иметь еще и определенную репутацию плюс участвовать в пассивной партийной работе.

Еще одним источником партийного бизнеса являются своего рода фьючерсные политические сделки. То есть, практически — продажа статусных должностей в органах центральной и региональной власти. Здесь все зависит от размера должности и убедительности партийных купцов при расхваливании своего товара. Порядок же цен здесь приближается к местам в списках.

Существует также целая отрасль партийного бизнеса, связанная с поиском различных международных грантов от зарубежных государственных, общественных организаций и партийных фондов. Но это в принципе, если не верить мифам — низкорентабельная сфера, ведь денежные гранты — тщательно контролируемая сфера, тут скорее речь идет об оплате семинаров, полиграфии и тому подобного. К тому же, в эти игры играет фактически 3 страны — США, Германия и Россия.

Кадры

Кадры как решали все — так и решают. Поэтому любая партия сильна до тех пор, пока она в состоянии подбирать для реализации своих целей лучших людей и пока она способна воспитывать в своей среде лучших специалистов. В этом состоит принцип подбора партийных кадров.

Основные методы и условия достижения этой цели известны, они опять-таки применяются в бизнесе. Это, во-первых, достойная мотивация, то есть оплата труда и продуманная система символических и материальных поощрений. Во-вторых, престижность партийной службы и возможность продвижения в карьерном отношении. В-третьих, это благожелательная в психологическом плане коммуникативная среда, близкая по атмосфере к клубной.

Партия не должна оставаться пассивным работодателем. Важно научиться находить нужных специалистов, привлекать к сотрудничеству молодежь. Последняя задача должна вылиться в специальную программу работы партии с ВУЗами, с общественными организациями, с бизнес-средой на предмет выявления талантливой молодежи и привлечения ее на партийную работу.

Целесообразно иметь в партии специальное рекрутское бюро, которое занимается поиском перспективных талантливых партийных функционеров или даже переманивает их из других партий. Поэтому рекрутские офицеры должны бывать на мероприятиях других партий для выявления объектов своего рода партийной “перевербовки”.

Важнейшей партийной функцией сегодня является обучение и переобучение своих членов. Не случайно большевики начинали создание своей партии со школы в Ланджимо. Сегодня любая уважающая себя западная партия имеет аналоги высшей партийной школы: разного рода тренинговые центры, семинары, курсы, круглые столы. Не случайно также эти партии делегируют своих членов на престижные международные конференции и форумы. Кстати говоря, сейчас в Европе открылось множество тренинговых центров, где можно, например, за неделю пройти курс по муниципальному самоуправлению (один из лучших и ближайших к нам таких центров находится в венгерском городе Сегед). Те украинские партии, которые первыми начнут приобщаться к таким международным программам, конечно, получат серьезную фору.

В целом же следует сказать, что современная наука управления разработала целый ряд действенных методов организации оптимального партийного менеджмента. Современная партия обязана воспользоваться этими наработками. Но мешает партиям выполнить их благородное предназначение именно старый, не работающий в современных условиях партийный опыт. Ведь, к сожалению, что бы у нас не создавали в партийном строительстве, до сих пор все равно получается КПСС.


"ПолитикHALL", декабрь, 2005 года

Обсудить