«План Игоря Додона»: плюсы, минусы и условия реализации

Очередной раунд переговоров по приднестровскому урегулированию во Львове не дал результатов. Однако оживить переговорный процесс готова молдавская оппозиция. Важным событием стала публикация на сайте AVA.MD статьи лидера Партии социалистов Республики Молдова Игоря Додона и последующее выдвижение им парламентской инициативы.

Очередной раунд переговоров по приднестровскому урегулированию во Львове не дал результатов. Однако оживить переговорный процесс готова молдавская оппозиция. Важным событием стала публикация на сайте AVA.MD статьи лидера Партии социалистов Республики Молдова Игоря Додона и последующее выдвижение им парламентской инициативы.

Впервые молдавской стороной продекларированы причины конфликта и возложена ответственность на правых политиках Молдовы. До этого политики пытались возложить ответственность на «сепаратистов», «союзные ведомства», Лукьянова и так далее. Надо быть более точным – конфликт был спровоцирован принятием дискриминационного закона о функционировании языков на территории Молдавской ССР от 31 августа 1989 года (да-да, той самой даты, которая в Молдове отмечается как праздник «Лимба ноастрэ»).

Впервые за 20 лет независимости Республики Молдова одним из молдавских топ-политиков предлагается политическая и правовая амнистия участников конфликта с обеих сторон и издание общей Книги памяти жертв братоубийственного конфликта. Тем самым подвергается ревизия вся официальная молдавская мифология приднестровского конфликта 1990 – 1992 гг.

Впервые за много лет в статье Игоря Додона признаётся выдающаяся роль российского государственного деятеля и дипломата Евгения Примакова – автора и вдохновителя Московского меморандума 1997 года, согласно которому стороны обязывались строить общее государство в границах бывшей Молдавской ССР, при этом Приднестровье наделялось статусом юридического лица и получало право на внешние связи в экономической и культурной сферах.

Впервые за много лет депутат молдавского парламента критикует закон от 2005 года «об основных положениях особого правового статуса населённых пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)», принятый в одностороннем порядке парламентом Молдовы, без учёта мнения приднестровцев. Причём его критикует член команды тогдашнего президента Владимира Воронина, по инициативе которого (и при поддержке правой ХДНП во главе с Юрием Рошкой) был принят этот закон.

Лидер Партии социалистов Республики Молдова Игорь Додон предлагает не только приостановление закона от 2005 года, но и признание молдавским парламентом всей нормативной базы переговоров вплоть до 2005 года, включая Московский меморандум 1997 года, соглашения между правоохранительными органами, взаимное признание дипломов и многое другое. В статье Додона предлагается адаптация Соглашения о межведомственном сотрудничестве между сторонами от 1997 года, а также проведение совместных парламентских слушаний по созданию единого экономического пространства и совместного участия в экономических проектах Евросоюза и Таможенного Союза.

Инициативы, выдвинутые Игорем Додоном, выглядят поистине революционно с точки зрения молдавского общества и политического класса. Вряд ли кто-либо из действующих молдавских политиков имел бы смелость их озвучить. Однако для приднестровского общества даже такие инициативы вызовут целый ряд встречных вопросов и предложений.

Например, если бы Додон был до конца последовательным в своих инициативах, он предложил бы отменить совместное украинско-молдавское постановление о порядке оформления таможенных грузов от 3 марта 2006 года и вернуть Приднестровью таможенные печати, отнятые у него 1 сентября 2001 года по прихоти президента Владимира Воронина.

Идея федерации была прекрасной объединяющей идеей до 30 ноября 2003 года, когда Воронин, подчиняясь угрозам США и ЕС, в последнюю минуту отказался от подписания документа, парафированного обеими сторонами. За 10 лет изменилось очень многое. В частности, приднестровцы поняли, что нельзя полагаться на «хороших» молдавских политиков – любой из них, даже самый правильный, может легко «кинуть», повинуясь внешнему давлению или исходя от внутриполитической конъюнктуры. После введения режима блокады и референдума 2006 года, и особенно после прихода к власти в Молдове откровенных унионистов говорить в Приднестровье о единой федерации и возвращении к реалиям «меморандума Козака» не может даже самый благодушный оптимист.

Идея общего примирения и издание единой «Книги памяти» - красивая идея с точки молдавской левой оппозиции, но она может стать категорически неприемлемой с точки зрения приднестровской стороны, так как она уравнивает жертву и палача. Не приднестровцы пришли с оружием в руках в молдавские города и сёла «устанавливать конституционный порядок». Не приднестровцы расстреливали выпускные балы в молдавских школах и наносили удары с «МиГов-29» по спящим молдавским домам. Не работает аналогия и с Чечнёй: приднестровцы не взрывали кишинёвские троллейбусы и многоэтажки, не захватывали заложников в кишинёвских театрах и школах.

Приднестровцам нужны не общая «Книга памяти», а расследование военных преступлений, осуждение и наказание военных преступников, развязавших братоубийственную войну, - таких как Мирча Снегур, Мирча Друк, Ион Косташ, Антон Гамурарь и многие другие, - подобно тому, как в России были осуждены полковник Юрий Буданов и лейтенант Сергей Аракчеев за преступления на территории Чеченской республики. Необходимо осуждение и запрет унионистской идеологии в Молдове, которая создала идейную основу для этого конфликта и для раскола единой республики надвое.

С точки зрения приднестровцев, для восстановления единства страны необходимо возвращение к языковому статус-кво на территории всей бывшей Молдавской ССР по состоянию на 30 августа 1989 года. Русскому языку, наравне с молдавским, должен быть предоставлен статус государственного языка на территории всей Молдавии. Молдавскому языку должна быть возвращена кириллическая графика, или, по крайней мере, обе графики должны получить возможность для равноправного функционирования, как это имеет место де-факто в Сербии и де-юре в Черногории и Боснии с сербскохорватским языком. По крайней мере, уже сегодня в Кишинёве на многих улицах домов можно увидеть граффити на кириллице: «Еу сынт молдован. Еу грэеск молдовенеште».

Соответственно, государственный язык на территории Молдовы, равно как и предмет в школе, должен называться только молдавским. Школьный предмет по истории должен называться «История Молдовы». В написании единых школьных учебников должны принимать участие приднестровские историки. Историю румын может учить кто угодно – но только сугубо добровольно и на факультативной основе.

Приднестровцы никогда не согласятся на нынешний слизанный с румынского триколор и модернизированный валашский герб в качестве официальной символики единого государства. Сине-жёлто-красные цвета в Приднестровье прочно ассоциируются с румынской оккупацией и геноцидом 1941 – 1944 гг. и с войной 1990 – 1992 гг. Молдова сначала должна вернуться к традиционной символике Молдавского княжества, и только затем, совместно с Приднестровьем, договариваться о том, какой должна быть символика единого государства.

Сегодня на приднестровских флаге и гербе расположен серп и молот, официально запрещённые для употребления в политических целях на территории Республики Молдова. Поэтому в качестве одного из предварительных условий реализации «Плана Додона» должна стать отмена позорного постановления парламента Республики Молдова «об осуждении тоталитарного коммунистического режима в бывшей Молдавской ССР» от 12 июля 2012 года.

Игорь Додон предлагает весьма рыхлую и геополитически неопределённую идею «совместного участия в экономических проектах ЕС и Таможенного Союза». Простите, но Приднестровье в такой конструкции также не испытывает нужды. В новой редакции Концепции внешней политики ПМР чётко и ясно говорится о евразийском векторе развития Приднестровья. Молдове, если она рассчитывает на строительство общего будущего с Приднестровьем, надо чётко и ясно осознать: это будущее возможно исключительно в рамках реализации евразийского проекта, тем более что число сторонников этого проекта в Молдове составляет порядка 57%.

Приднестровье – регион, максимально близкий к России и считающий себя частью российской цивилизации. Молдавским политикам, и в том числе Игорю Додону, которые в той или иной форме хотели бы восстановить территориальную целостность Молдавии, должно быть понятно: они собираются присоединять к Молдове маленькую часть России. Соответственно, принимая в себя Россию, Молдова должна сама быть готова максимально, насколько это возможно, приблизиться к России. И соответственно, Молдова должна будет раз и навсегда покинуть ГУАМ, «Третий энергетический пакет ЕС» и все другие блоки и соглашения, ущемляющие российские интересы.

Только при соблюдении всех этих условий план Игоря Додона может быть реализован. Впрочем, гражданское общество Приднестровья никогда не отказывалось от обсуждения с молдавской стороной перспектив урегулирования конфликта и строительства общего будущего. В последнее время в Приднестровье возникло немало экспертных площадок, одна из которых создаётся в Бендерах по инициативе русской общины «Добрыня» и "Международной ассоциации молодёжных организаций российских соотечественников".российских соотечественников. Игорь Додон вправе приехать в Приднестровье и представить свой проект на суд приднестровского экспертного сообщества. Но при этом лидеру молдавской Партии социалистов надо быть готовым к самому непростому разговору.

Приднестровский вопрос. Время собирать камни!
Обсудить