Распад АЕИ и переформатирование гагаузской политики

Всякие там «либералы», «демократы» и «коммунисты» - это самые что ни на есть дельцы, которые под прикрытием партийных лавочек занимаются высасыванием денег из нашей страны.

Один из неожиданных моментов во всей истории про распад АЕИ связан с тем, что больше всех за сохранение правящей коалиции боролась Демократическая партия. ДПМ, чьё участие в Альянсе 3 года назад вообще было под вопросом (вспомните переговоры Лупу, Воронина и Нарышкина на предмет создания красно-синей коалиции), сегодня стала самой настойчивой защитницей целостности властного большинства. При этом, для формально левоцентристской Демпартии почему-то оказалось совершенно неприемлемым решение либерал-демократов пойти на ситуативный союз с левой, то есть, казалось бы, идеологически родственной ПКРМ.

Но это всё нюансы, которые лишний раз подтверждают, что никакой идеологии в молдавских партиях нет. Всякие там «либералы», «демократы» и «коммунисты» - это самые что ни на есть дельцы, которые под прикрытием партийных лавочек занимаются высасыванием денег из нашей страны. Мы же обратим внимание на главное: с момента выхода ЛДПМ из АЕИ, партийная тройка, фактически, утратила свой правящий статус.

До момента заключения нового соглашения о коалиции, - какие бы парламентские партии в неё не вошли бы, - правящего большинства в Молдове нет. Да, лидер ДПМ возглавляет парламент, а глава ЛДПМ пока ещё занимает пост премьер-министра. Да, все государственные институты находятся под контролем той или иной партии бывшего АЕИ. Но особенность сегодняшнего дня в том, что между этими партиями больше нет никаких обязательств, а, значит, их взаимоотношения обусловлены исключительно политической конкуренцией и соперничеством. К этому стоит добавить и исключительно эффективные действия Партии коммунистов, которая своим заигрыванием с каждой из партий бывшего Альянса системно добивается утраты ими остатков политического влияния.

Прекращение действия коалиционного соглашения на уровне центральной власти неминуемо спровоцирует перегруппировку сил на местах – в сельских и городских советах, на уровне районов. Те из местных избранников, которые всерьёз воспринимали договорённости своих партийных руководителей, смогут, наконец, выстраивать свою работу без опасения нанести ущерб целостности АЕИ (ценность которой для многих так и осталась загадкой).

Но самые, пожалуй, заметные последствия в связи с кончиной коалиции могут произойти в Гагаузии, где, к слову, между местными отделениями ЛДПМ и ДПМ (либералы, как политический субъект, в регионе отсутствуют) никогда никаких союзнических отношений не было. Более того, сам АЕИ, как таковой здесь мало у кого пользовался поддержкой.

Изменения в политической жизни автономии могут быть связаны с перспективами местной структуры Демократической партии и, главным образом, её руководителя, мэра Комрата Николая Дудогло. Утрата Демпартией статуса правящего формирования объективно снижает потенциал комратского руководителя. А если в результате очередных (или досрочных) выборов ДПМ вообще окажется за бортом правящего большинства, - что вполне вероятно, - то Дудогло как политика смело можно будет сдавать в утиль. Потому что вслед за былым авторитетом его покинет и возможность пользоваться административным ресурсом ДПМ. Поэтому будет неудивительно, если вдруг мэр Комрата, желая сохранить остатки уважения жителей, решится покинуть команду демократов. В конце концов, опыт политической миграции имеется богатый. Ведь буквально за год до членства в партии прорумынского Альянса, он состоял в пророссийской СДПМ.

Впрочем, дистанцируется ли Дудогло от своих нынешних коллег, либо останется на корабле ДПМ до конца, это не особо скажется на его перспективах. Главный выбор, который определил его политическое будущее данный политик уже совершил, вступив в партию Лупу-Плахотнюка.

Как станут складываться отношения между остальными политическими игроками Гагаузии – отдельный вопрос. Очевидно, что после утраты влияния команды Дудогло, которая занимала важное место в региональной политике на протяжении многих лет, политическая жизнь автономии претерпит заметное переформатирование. Не исключено, что роль главной оппозиционной силы перейдёт местным либерал-демократам. Главная задача коммунистов в ближайшей перспективе будет связана с сохранением остатков своих партийных структур. Продолжая набирать удовлетворительный результат на республиканских выборах, ПКРМ вряд ли светит серьёзное участие во власти на местном уровне, кроме, разве что, участия в разного рода коалициях. Главное же место в гагаузской политике, по крайней мере, в ближайшие 2 года, будет принадлежать команде действующего башкана, которой предстоит испытание на продолжение преемственности власти.

gagauzlar.md

Обсудить