Чего хочет В.Н. Воронин?

Сначала хотел озаглавить эту статью «Чего хочет ПКРМ?». Но потом решил, что правильнее будет «Чего хочет В.Н. Воронин?».

Понятие «Владимир Николаевич Воронин» больше и шире понятия «Партия коммунистов Республики Молдова». Без Воронина не бывает ПКРМ, во всяком случае, до сегодняшнего дня не бывало, а исторический опыт того, может ли существовать ПКРМ без Воронина, отсутствует. Отсюда вытекает, что если мы ответим на вопрос «Чего хочет В.Н. Воронин?», то получим и ответ на вопрос «Чего хочет ПКРМ?». Однако ответ на вопрос о том, чего же на самом деле хочет лидер ПКРМ, выглядит еще более головоломным, чем ответ на вопрос «Чего хотят женщины?».

Несостоявшийся лидер

На этой неделе, 25 февраля, исполнилось 12 лет, как ПКРМ под руководством Воронина одержала сокрушительную победу на выборах 2001 года, получив в парламенте 71 место из 101.

Двенадцать лет назад у Воронина был неограниченный кредит доверия народа, а у его партии ― конституционное большинство в парламенте. У них была такая власть, что они могли сделать все. Но в историческом плане они этот шанс не реализовали. Власть утекла, как вода сквозь пальцы, и сегодня многие сторонники ПКРМ не понимают, как такое могло случиться. Я не фанат ПКРМ и Воронина, но тоже пытаюсь понять, где же они ошиблись.

Главная и фатальная ошибка Воронина, как мне кажется, состояла в том, что после прихода к власти в 2001 году он обязан был стать, но не стал, президентом всех граждан, а не только тех, что голосовали за ПКРМ. Он должен был стать не просто партийным, а общенациональным лидером, как это сделали Владимир Путин, Александр Лукашенко или Нурсултан Назарбаев. Воронин не захотел и не сумел этого сделать.

ПКРМ все равно никуда бы от Воронина не ушла. Он бы по-любому ее контролировал. Но Воронин предпочел оставаться в своем партийном коридоре, который с годами становился все более и более узким. Воронин не стал Путиным, Лукашенко или Назарбаевым, потому что продолжал оставаться председателем ПКРМ. За эту ошибку он и его партия сполна заплатили 7 апреля 2009 года.

Не будем перечислять успехи ПКРМ за восемь лет пребывания у власти. Об этом есть кому трубить и без нас. Давайте еще раз вспомним невыполненные обещания Воронина и его партии.

Из знаменитой листовки 2001 года «Владимир Воронин: ваша судьба — в ваших руках!» мы узнаем, что ПКРМ обещала народу Молдовы: восстановить территориальную целостность республики, решительно пресечь грабеж и коррупцию, удвоить количество рабочих мест в народном хозяйстве, повысить роль и значение государственной собственности в стратегически важных отраслях народного хозяйства, добиться льготного кредитования сельскохозяйственных производителей, рассмотреть вопрос отмены иммунитета высших должностных лиц страны, депутатов парламента, членов правительства, судей, добиваться восстановления системы здравоохранения, созданной в годы Советской власти, добиться придания русскому языку статуса второго государственного, рассмотреть вопрос о присоединении Молдовы к Союзу России и Белоруссии, ввести монополию государства на производство и реализацию алкогольной и табачной продукции, сократить аппарат государственного управления и затраты на его содержание.

Ничего из этого сделано не было.

Зато Воронин и ПКРМ сделали много такого, чего они не обещали, но что вызвало, мягко говоря, очень большое недоумение у людей.

Вместо обещанных социальной справедливости, искоренения грабежа и коррупции он создал олигархическую систему, основанную как раз на грабеже и коррупции. При нем во всей красе проявились все эти папуки, межинские, гурбули, зубики, решетниковы, при нем судьи открыто говорили о прейскуранте цен, по которому продаются должности и решаются дела в системе юстиции, при нем поднялся Плахотнюк, при нем расцвело рейдерство, при нем многих политиков и бизнесменов пропустили через мясорубку карательных органов.

Воронин не только не рассмотрел вопрос о присоединении Молдовы к Союзу России и Белоруссии и не урегулировал приднестровский конфликт, но он обманул самого Путина, отказавшись подписать Меморандум Козака, обзывал Россию оккупантом, принял европейский закон о культах, который привел к легализации Митрополии Бессарабии и расколу Молдавской Православной Церкви, проводил чисто либеральный курс в экономике, провозгласил евроинтеграцию и подписал соглашение с НАТО о переводе силовых структур Молдовы на его стандарты.

В 2005 году ПКРМ инициировала принятие закона о (не)урегулировании приднестровской проблемы, который Воронин почему-то не хочет отменять и сегодня. Тогда же в устав партии был внесен пункт о том, что «ПКРМ выступает за евроинтеграцию», также действующий по сей день.

Еще во время пребывания у власти ПКРМ стала кузницей предателей, переметнувшихся в полдюжины других партий.

«ДТП» у Препелицы

Расскажу случай из собственной жизни, довольно незначительный на фоне преследований других людей, но тоже показывающий, как работала та система.

В сентябре 2008 года ко мне в гости приехали родственники, которые попросили свозить их в Хотин, где они когда-то жили. Мы поехали на Украину. На бельцкой объездной дороге на заправке мою машину ни с того ни с сего заблокировал полицейский экипаж, и офицер велел мне пересесть в их машину. Родственники остались на дороге в Бельцах, меня повезли в обратном направлении в сторону Кишинева. Между селами Препелица и Григорьевка метрах в пяти от трассы в кювете по направлению движения на север стоял какой-то старенький «фольксваген», а рядом двое мужчин с лицами, какие бывают только у двух категорий людей — или у бандитов, или у сотрудников управления специальных операций МВД. Гаишники рассказали мне, что полчаса назад я, оказывается, создал аварийную ситуацию, в результате которой эта машина и вылетела в кювет. Дело якобы было так. Я обгонял фуру на участке, где обгон запрещен, навстречу ехал этот самый «фольксваген», который вынужден был слететь с трассы, чтобы избежать столкновения. При этом он как-то умудрился съехать в кювет не по направлению движения в сторону Кишинева, а на противоположную обочину, как будто перелетел по воздуху и через фуру, и через мою машину. Никакой фуры там не было, потому что она якобы уехала. Все это якобы видел проезжавший мимо водитель, который и сообщил о ДТП в полицию по мобильному. Этот свидетель тоже пропал, и его якобы тоже искали. Я как подозреваемый якобы скрылся с места происшествия, но меня, в отличие от фуры и свидетеля, быстро нашли.

Офицер заставил писать объяснительную. Я написал, что все это фальсификация. Потом меня повезли в комиссариат в Сынжерей, где заставили сдать тест на алкоголь, отобрали права, составили протокол и через три часа после начала всей этой истории отвезли назад в Бельцы. Родственники проклинали тот день и час, когда они решили приехать в Молдову.

Мы поехали дальше. На кругу перед Единцами нас встретил другой полицейский экипаж и заставил проехать в комиссариат полиции, где меня ждал целый комиссар-полковник и сообщил, что моя машина находится в розыске. Я объяснил, что уже побывал в комиссариате в Сынжерей, вот протокол, вот временные права. Отпустили. Та же самая история повторилась в Бричанах.

В конце концов, уже под вечер, мы пересекли государственную границу Молдовы. Вернувшись через три дня в Кишинев, мы с родственниками, по требованию полиции, явились в республиканское управление дорожной полиции и снова писали объяснительные. Еще через неделю меня пригласил начальник этого управления, вернул права и сказал, что доказательств моей вины найдено не было.

Когда я рассказал эту историю знакомому полицейскому, он сказал, что его удивляет только то, почему в кювете не нашли труп и почему не объявились «реальные» свидетели, которые подтвердили бы под присягой, что это я виноват в гибели этого человека.

Эта маленькая спецоперация, в которую были вовлечены прослушка и внешнее наблюдение, центральный аппарат МВД, три комиссариата и не менее десяти полковников, подполковников и майоров, говорит о том, какой ерундой занимались при Воронине правоохранительные органы, а значит, какой ерундой занимался и он сам.

Но ведь есть предприниматели, у которых отобрали реальный бизнес на десятки и сотни миллионов, и есть люди, такие как Валерий Пасат, который провел в тюрьме два с половиной года. И кто извинится перед Пасатом за то, что его незаконно посадили, за подорванное здоровье, за страдания семьи, ребенка?

Была у той системы и оборотная сторона ― распечатки с банковских карточек Олега Воронина, из которых видно, как он тратил на шоппинг, гостиницы и стоматологов по 20 тысяч долларов в день, что равно пенсии среднестатистического молдавского пенсионера за 25 лет.

Итог правления Воронина оказался закономерным и провальным: сожженные символы Молдавского государства и полный переход власти в руки олигархов с олигофренами, в том числе тех, кого он сам вскормил.

Последний шанс

Возникает вопрос: попросит ли Воронин прощения у молдавского народа за все свои прегрешения?

Одна теория гласит, что политический вождь прав всегда, даже когда ошибается, и поэтому он не обязан ни перед кем извиняться.

По другой теории, политики все-таки должны, пусть и очень редко, просить прощения у людей. Например, Борис Ельцин попросил прощения у россиян, когда уходил в отставку. Владимир Путин просил прощения за то, что государство не смогло предотвратить теракты. Барак Обама извинялся перед афганцами за солдата, который сжег Коран.

Признание ошибок, извинения могут быть просто моментом игры в публичной политике, в самом худшем варианте — циничным пиаром, лукавством. Важно, насколько это все искренне. В случае с Ворониным важнее даже не публичное извинение, а готовность для самого себя признать свои ошибки. Хотя, как мне кажется, Воронин бы только выиграл, если бы публично попросил прощения у молдаван. Извиняться за гадости, которые ты сделал людям и стране, никогда не поздно, и не вредно. Кто знает, может быть, после этого не только традиционные сторонники ПКРМ, но и другие люди дали бы ему еще один шанс на выборах.

Воронин доказал, что он очень хороший политический игрок. В Молдове ему и по сей день нет в этом равных. Но пока он не доказал, что способен на Поступок. Во всяком случае, я такого Поступка не припомню.

Народная мудрость говорит, что ребенка еще можно воспитывать, пока он лежит поперек лавки, а когда уже вдоль — поздно. В мае Воронину исполнится 72. В таком возрасте люди точно не меняются.

У Воронина в запасе остаются только еще одни выборы, всего лишь еще один шанс вернуться к власти и для чего-то эту власть применить. Сумеет ли он воспользоваться этим шансом, а если сумеет, то для каких целей — неясно.

ПКРМ, точно так же, как АЕИ, не в состоянии обозначить вектор развития Молдовы. У нее нет проекта нового Молдавского государства, нет стратегии реализации такого проекта.

ПКРМ должна объяснить, чего она хочет, а не просто повторять, что она выступает за то, чтобы все было хорошо.

Понятно, что Воронин хочет вернуться к власти. Но что он собирается делать с этой властью? Где гарантии, что он не повторит ошибки 2001―2009 годов?

Из документов последнего съезда партии, выдержанных вполне в либерально-демократическом духе, как и из публичных выступлений Воронина, ясно, что ПКРМ жаждет «завалить» антинародный альянс, а больше ничего не понятно. Один пример — с Таможенным и Евразийским союзами. Не отказываясь от «евроинтеграции» в своих программных документах, ПКРМ не говорит, должна ли Молдова присоединиться к новым интеграционным проектам на Востоке, но при этом выступает за создание в рамках ТС и ЕврАзЭС общей левой организации по примеру Партии европейских левых, чтобы вместе создавать наднациональные политические структуры и бороться за «все хорошее». Не говоря уже о том, что опять за пример берется европейский опыт, по факту получается, что ПКРМ будет поддерживать оппозиционную Путину КПРФ Геннадия Зюганова и тем самым якобы способствовать интеграции Молдовы в ТС и ЕврАзЭС. Странный подход, которому есть только одно объяснение: ПКРМ собирается до бесконечности замыливать идею интеграции на Востоке и продолжать сидеть на двух «геополитических» стульях.

Намерен ли Воронин ломать созданную при нем олигархическую систему? Хотелось бы услышать от него самого ответ и на это вопрос. Не получится ли так, что после возвращения ПКРМ к власти Плахотнюк встретится с Ворониным-младшим где-нибудь в Баден-Бадене, вспомнит, что задолжал крупную сумму денег, и вернет ее с очень большими процентами. И не произведет ли этот, пусть и поздний, жест раскаяния такое впечатление на семью Ворониных, что она простит Плахотнюку все его грешки с АЕИ и позволит и дальше заниматься своими делами, но, конечно, под бдительным надзором «Папы», как это уже и было до 2009 года?

Может, система гнилая?

Коммунисты, которые являются наследниками и распространителями точно такой же европейской инфекции, как и либералы, и сегодня критикуют АЕИ исключительно в рамках действующей либерально-демократической системы.

Регулярно встречаясь с теми же самыми западными эмиссарами, которые приезжают в Кишинев к АЕИ, коммунисты хвастаются тем, что именно они запустили процесс евроинтеграции, что при них этот процесс шел лучше, что в нулевые было больше демократии, а нынешние узурпаторы только дискредитируют как демократию, так и евроинтеграцию. Смысл послания очевиден: мы одной крови, мы стоим на одной либерально-демократической европейской площадке, но мы действуем, в рамках правил этой площадки, хорошо, а эти упыри из альянса — неправильно.

А коммунисты не пробовали задать себе вопрос: может быть, вся эта платформа неправильная? Может быть, либеральная демократия работает где-нибудь в англосаксонском мире, а у нас вообще не работает? Во всяком случае, сегодня совершенно очевидно, что ту систему, которая создавалась на протяжении 20 с лишним лет по либерально-демократическим лекалам, народ не воспринимает. Люди не считают эту систему справедливой и правильной. Наоборот, все больше людей эту систему просто ненавидят, и основная масса этих людей, кстати, находится в рядах сторонников ПКРМ, чьи лидеры упорно продолжают стоять на этой либерально-демократической платформе.

Все эти 20 лет в Молдове проводятся рыночные и демократические реформы — но экономика продолжает деградировать, а о власти народа говорить вообще не приходится. Формально, все выборы в Молдове были признаны демократическими — и что, от этого улучшилось качество государственного управления? АЕИ являет собой пример полного вырождения государства, но Запад продолжает нахваливать даже такую власть, называя ее образцом демократии и реформ.

Методы, которыми все эти «ценности» насаждаются — мол, если народ не понимает прелестей либеральной демократии, надо менять менталитет народ, ― гнилые, чисто тоталитарные.

Может, такой же гнилой окажется и идея европейской интеграции? Первые признаки движения по этому пути явно указывают на ее гнилость: в моральном плане это всякого рода гомосятина, в экономическом плане — ликвидация национального производства и захват, пусть и маленького, но в условиях кризиса тоже не лишнего молдавского рынка, в политическом плане — полная пародия на народовластие, коррупция, преступность, ложь, цинизм.

Альянс за европейскую интеграцию по-любому не жилец. И не столько потому, что его лидеры готовы перегрызть друг другу глотку (при том что сама по себе эта грызня весьма полезна для общества). События этой недели еще раз подтвердили: не лидеры АЕИ создавали этот проект — не им его и закрывать. Есть такие кукловоды, по сравнению с которыми наши кукловоды — это самодеятельный театр юного зрителя из сельской глубинки. Те кукловоды приказали нашим успокоиться, и наши бросились исполнять приказ, наглядно демонстрируя своим сервилизмом, насколько фиктивным является суверенитет Молдавского государства.

АЕИ — не жилец, потому что это оранжевый проект, а все оранжевые проекты в регионе обанкротились. Это случилось на Украине, в Грузии, Румынии, в балканских странах. Не может Молдова оставаться островком оранжевости в окружении обанкротившихся оранжевых режимов. Крах и этой «истории успеха» неизбежен.

Неважно, какими будут выборы, досрочными или обычными, но политический маятник все равно качнется в другую сторону. Реванш анти-АЕИ невозможно предотвратить. Даже самые оголтелые адепты этого альянса уже сменили пластинку. Если раньше они говорили, что досрочные выборы ничего не изменят, то сейчас они говорят, что досрочные выборы опасны, что партии альянса получат на таких выборах меньше голосов, а некоторые могут вообще не попасть в парламент, и что в результате таких выборов вообще может измениться геополитический вектор Молдовы. Идеологи АЕИ этот путь — от «ничего не изменится» до провала на выборах как АЕИ, так и европроекта — мысленно уже прошли. Осталось нынешней власти пройти этот путь на деле.

Но даже если ПКРМ, сама или в союзе с кем-то еще, получит в следующем парламенте большинство, что она будет делать? Заниматься «настоящей» демократизацией, «настоящей» евроинтеграцией и «настоящими» реформами в рамках все той же либерально-демократической системы? Пока все указывает на то, что Воронин и ПКРМ настроены только на это. Но для Молдовы это означает лишь продолжение бега на месте в историческом тупике.

pan.md

Обсудить