В Молдавии нет политических партий, страну захватили «гангстеры».

Поскольку либерала Михая Гимпу иногда называют «молдавским Жириновским», то к нему, как и к российскому политику, иногда также следует прислушиваться.

Назвав своих коллег по правящему альянсу «гангстерами», он попал в десятку. Он был точен, но, увы, не оригинален, потому что народ давно говорит, что страну захватила политическая «Коза Ностра».

Некоторые думают, что в Молдавии существуют политические партии, и что, скажем, в партии либерала Михая Гимпу, действительно, ценят свободы. Но любой наблюдатель или комментатор, честный, разумеется, скажет, что это не так. Либерализм для этой партии – ширма, а точнее плащ фокусника, который скрывает механизм обмана избирателей. Больше всего Гимпу интересуют должности, деньги и власть. Даже объединение с Румынией для него - дело третьестепенное.

То же самое можно сказать о молдавских коммунистах. Все знают, что ПКРМ – партия Владимира Воронина. То, что коммунизм – вывеска, подтверждает и давнее нахождение в рядах коммунистов сына Владимира Воронина – «буржуина» и «капиталиста». И главное, что в период правления коммунистов Молдова вовсе не двигалась хотя бы в сторону социализма. Вместо этого ПКРМ баловалась «прихватизацией». Не захотела партия, например, закрепить в Конституции принцип интернационализма, а лишь увлеклась провозглашением всякого рода «концепций». «Концепций», которые превратились в фикции. А красные знамена, спросите? Как быть с ними? Но это тот же «плащ фокусника», как у Гимпу.

То же можно сказать и о демократической партии, которую ее бессменный, ныне почетный, председатель Дмитрий Дьяков продал с потрохами олигарху Плахотнюку. Там, где есть олигархия, о демократии лучше всего помолчать, чтобы не выглядеть полным идиотом.

Либерально-Демократическая партия, благодаря названию и не только, объединила пороки своих коллег по правящему альянсу. Поскольку партию возглавляет олигарх (или в терминологии коллег по коалиции «контрабандист»), то с демократическими устремлениями этой партии также все ясно.

То, что у Влада Филата и в мыслях не было развивать, например, экономическую демократию, блестяще раскрыл Марианн Лупу. Он, со знанием дела, утверждает, что проблемы страны не в падении экономики. "В стране есть деньги, они есть в обороте. Но, к сожалению, деньги не попадают в бюджет, потому что попадают в карманы высокопоставленных чиновников из-за коррупции на таможне и в налоговой (инспекции)". Таким образом, демократ Марианн Лупу обрисовал нам истинную программную цель ЛДПМ.

О свободолюбии либералов и либерал – демократов красноречиво говорит тот факт, что они запретили коммунистическую символику, закрыли оппозиционный канал и готовились удалить с политического поля коммунистов – своих главных оппонентов. Тут рассуждать о свободе слова и мысли как-то неловко.

Все это показывает, что заявленные цели для партий - что-то вроде маски или костюма для маскарада, камуфляж. Истинные задачи и содержание деятельности у них иное. Поэтому молдавские партии нужно рассматривать не как политические структуры, а иные. Но какие? Ответ в определении Михая Гимпу.

Все, чем партии занимаются, если называть вещи своими именами, ни что иное, как политический рэкет. Инструменты рэкета – властные функции – они разворачивают против всех: политических оппонентов, конкурентов в бизнесе и обычных людей.

О политическом преследовании оппозиции уже упоминалось, поэтому нужно назвать и главный экономический механизм – налоги. Чему служат молдавские налоги?

Процветанию людей? Нет, в стране самая низкая в Европе минимальная зарплата и пенсия. Люди бегут отсюда сломя голову. В Молдове налоги – орудие закабаления, притеснения, выбивания из предпринимателей и обычных граждан денег. Притчей во языцех стали молдавские дороги. С каждым годом правительство облагает автомобилистов все большей налоговой данью, а дороги от этого становятся все хуже. Что это, если не рэкет?

Однако, устанавливая подати для обычных граждан и мелкого бизнеса, «акулы» из «политических партий» сами «контрабасят», пользуются оффшорами, обналичивают в своих банках деньги через фирмы-однодневки. Словом, уходят по схемам от придуманных для других непомерных налогов. То есть, живут не по общим правилам, а действуют по «понятиям». Если структура не действуют в рамках закона для всех, то она - что такое? Точно. Мафиозный клан.

Сегодня находящиеся у власти в Молдове политические партии не только сами перестали быть таковыми по сути, но и вывернули наизнанку все государственные институты, подчинили их своим целям.

Парламент принимает законы не ради улучшения жизни людей, а в шкурных интересах организованных политических группировок. И нормативная база, регулирующая политическую жизнь, также выстраивается с одной целью – чтобы правдой и неправдой правящая верхушка осталась у власти. И более того, делается это в ходе политического процесса, чтобы создать оппоненту невыгодные условия. То есть, правила меняются во время самой игры, чтобы действовать без всяких правил (а лишь по понятиям). Вспомним, например, как модифицировалось законодательство о референдуме, накануне его проведения, или распределение депутатских мандатов по итогам выборов. Как избирался президент. Власть абсолютно не интересовало мнение людей. А ведь опросы общественного мнения после избрания Николае Тимофти показали, что население не считает его «легитимным».

Прокуратура страны просто покровительствует преступникам, а не служит закону.

Это показал случай на элитной охоте, а также и такие общеизвестные факты как отсутствие результатов в расследовании событий 7 апреля 2009 г. , рейдерских атак на молдавские банки и других громких дел.

Судопроизводство превратилось в замкнутую систему, что-то вроде секты, которая работает сама на себя. И «немножко» контролируется «бизнесменами и политическими структурами», как сказал Николае Тимофти. Лучший представитель системы – действующий президент. Недавно стало известно, что он несет ответственность за проигрыш Молдовой в Европейском суде по правам человека очередного дела. То есть, конкретному гражданину и стране нанесен ущерб. Но как точно подметила адвокат и эксперт в области прав человека Дойна Страистяну, у президента «…не хватит смелости извиниться перед этой семьей, признать ошибку и выплатить компенсацию лично, хотя он должен был бы сделать это, являясь гарантом Конституции и закрепленных в ней прав человека».

В последнее время часто сообщалось, что политики разных стран уходят в отставку после обвинения их в плагиате. А если есть доказательство некомпетентности, то как быть?

Мы видим, что граждане Молдовы не могут влиять на судебную систему и ее представителей. Но они также не могут избрать и судей Конституционного суда.

В руках политической мафии и другой важнейший институт, обеспечивающий право на свободу слова - Координационный совет по ТВ и РВ.

Но не только сам совет, но также и большинство СМИ. Олигархи отпираются, говорят, что телеканалы принадлежат не им. Но что же нам преподносит ангажированный телеящик? «Лупу сказал, Гимпу обвинил…» и прочее, и прочее, и прочее. Сплошь и рядом – «политические помои». Да, под видом экспертов появляются на экранах политологи. Они готовы осветить в лучах своего ума любой вопрос, кроме одного – «кто их содержит?» Поэтому фактически молдавский народ безмолвствует. И уже давно.

Кто-то может возлагать надежды на неправительственный сектор страны. Но ведь и он живет в основном на гранты, выделяемые зарубежными странами и фондами. Вот недавно один немецкий фонд объявил, что он выдаст Молдове 10 миллионов евро для продвижения в стране идеи европейской интеграции.

. Думаю, шустрые перья уже строчат проекты, в которых фигурируют «опросы общественного мнения, программы информирования населения, семинары и другие «важные» вещи». И ведь будут убеждать, что лучше покупать газ по 400 долларов за 1000 кубометров, чем по 140. И ни слова не скажут, что на последних выборах в Италии почти половина населения косвенно высказалась за идею выхода из ЕС. А ведь Италия – страна-учредитель Евросоюза.

И «на закуску» давайте посмотрим на то, как функционируют сами молдавские партии. Их лидеры в частных беседах рассказывают, что очень дорого обходится партийное дело. Нужно платить людям зарплату, покупать или арендовать помещения, выделять деньги на транспорт, связь, информационную работу, съезды проводить и т.д. А сеть по республике должна быть немалая, поэтому уходят на партийные дела миллионы. Можно не сомневаться, что главные свои затраты партии не афишируют и не проводят официально. И тратятся на партийное строительство «теневые деньги». Поэтому тайная партийная касса напоминает «бандитский общак».

Но если так, то Михай Гимпу был прав – коль существует «общак», то должны быть и гангстеры.

Некоторые политологи говорят, что сейчас в молдавской политической системе наступил кризис. Мне кажется, что все гораздо хуже.

Изложенное выше, показывает, что политическая система молдавского общества не просто нефункциональна, а фактически разрушена, она разлагается как труп.

Конечно, процесс может еще затянуться. Его длительность будет зависеть от условий – внутренних и внешних.

Но возникает стойкое ощущение, что политическое тело Молдовы восстановлению уже не подлежит.

Потенциала для возрождения, как у птицы-феникса, у страны просто нет. Можно, конечно, провести декриминализацию партий, заставить их действовать на общественных началах или жить исключительно на партийные взносы, без «черных касс». Но тогда народ от них сбежит, покинет, как крысы тонущие корабли.

А если просто помечтать, то на ум приходит вот что – Молдавии нужна партия Котовского. И сам Григорий Иванович. Наши современники его представляют заурядным бандитом. Но давайте вспомним, что именно ему принадлежит идея образования Приднестровской автономной республики в составе Украины. Имея в виду последствия этого шага ( в том числе сегодняшние), становится понятно, какого масштаба личностью был Григорий Иванович.

После смерти его, вслед за Лениным, забальзамировали те же специалисты. А спустя время для командарма был построен небольшой мавзолей. Имя Котовского окрыляло. Сила образа этого человека была столь велика, что в соседнем государстве – Румынии, в период расцвета фашизма, возникла группа молодых последователей. Ценой своей жизни ребята решили предотвратить еврейские погромы в Бухаресте. Создав преграду в еврейском квартале, молодые люди мужественно сражалась до последнего патрона. Большинство погибло, а раненого командира отряда румынские фашисты жестоко пытали, подвесив на крюк транспортера для убойного скота.

Григорий Иванович стал самым ярким персонажем истории Бессарабии ХХ столетия. После 1989 г., в независимой Молдове, его памятники почему-то не тронули. Может, потому что до сих пор боятся легендарного красного командарма? Вдруг он придет к ним, каменный, и скажет «Я – Котовский!».

Котовский грабил, но не простых людей как нынешние олигархи-гангстеры, а толстосумов. И в наше время у него, наверное, было бы много работы, а мы бы узнали о его новых ярких «подвигах».

Но мы живем в другую эпоху, когда настоящие личности в большом дефиците, поэтому некому «взять за яблочко» присосавшихся к народному телу политических вурдалаков и дать им пинок под зад.

Не так давно Влад Филат набрался мужества и сказал, что совет Альянса за Европейскую Интеграцию (членом которого являются либерал-демократы) «самопроизвольно присвоил себе неконституционное право исполнения верховной власти в государстве».

Фактически это означает - узурпировал власть. Потом, поддавшись давлению или испугавшись, он дал обратный ход и заявил, что возвращается в правящий в Молдове триумвират. Иногда так поступают женщины: говорят, что уходят, но остаются.

В этой связи некоторые говорят, что был упущен шанс для очищения молдавской политической системы.

Это не так.

Очищать нечего.

Просто в Молдове нет политических партий, страну захватили «гангстеры».

Обсудить