Распад "про-европейской" коалиции в Молдове развенчивает мнимую "историю успеха" Восточного партнерства

Премьер-министр фактически находится во власти коалиционных партий, которые реально владеют отдельными министерствами через назначенных ими министров. Каждая партия-участник АЕИ руководит контролируемыми ею министерствами по феодальной модели, через связи, основанные на личной лояльности, а не в соответствии с законом.

Согласно заявлению румынского министерства иностранных дел, опубликованному ранее в этом году, Молдова является "историей успеха Восточного партнерства", что подпитывало надежды на то, что Кишиневу этой осенью будет предложено Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом (ЕС). Рассматривая Молдову как "успешную" модель европейской интеграции (уже весьма сомнительную на момент, когда заявление было сделано Министром иностранных дел Румынии Титусом Корлэцяном,) был нанесен сокрушительный удар, когда 5 марта произошел развал правящей про-европейской коалиции на фоне взаимных обвинений в скандалах и коррупции.

С падением шаткого коалиционного правительства премьер-министра Влада Филата, Молдова, по всей видимости, готова вернуться в период затяжного политического тупика, который она пережила в период между 2009 и 2012 годами, когда разделенный парламент не мог договориться даже об избрании президента. Еще хуже то, что нет никаких оснований полагать, что выборы, которые, как ожидается, состоятся в июне, позволят в обозримом будущем сформировать более стабильную политическую среду.

Еще больший ущерб перспективам европейской интеграции Молдовы, чем падение правительства Филата в результате вотума недоверия нанесли те хаотические и скандальные обстоятельства, в которых это произошло. Из трех партий, сформировавших ныне прекратившее свое существование правительство "Альянса за европейскую интеграцию" (АЕИ), одна (Демократическая партии Мариана Лупу) голосовала вместе с оппозицией в лице коммунистов за роспуск правительства, а другая (Либеральная партия Михая Гимпу) воздержались от голосования.

Решение партий правящей коалиции о том, чтобы поспособствовать роспуску их собственного правительства, не вызывает удивления. Характеризовавшаяся как "одно ружье в руках троих", коалиция АЕИ уже пошатнулась в результате "Охтагейта", последовавшего в декабре 2012 года за смертью на охоте 34-летнего бизнесмена Сорина Пачу, и призывов Филата к отставке Генерального прокурора Валерия Зубко (назначенца от демократов Лупу), которого борющийся с мафией активист обвинил в убийстве. В качестве того, что некоторыми было воспринято как ответный удар, прокуроры предъявили обвинение министру финансов Вячеславу Негруца (назначенцу от Либерально-демократической партии Филата), а также министру здравоохранения Республики Молдова и руководителю налогового органа страны за незаконное решение о выплате € 400.000 коллеге по Либерально-демократической партии.

Как отмечает Думитру Минзарари из вашингтонского фонда Jamestown Foundation, который поддерживает "Евро-Атлантическую" интеграцию Молдовы:

Молдавская правящая элита вовлечена в бескомпромиссную вражду, напоминающую итальянскую вендетту. На самом деле, то, что сейчас происходит в Молдове, очень сильно напоминает провал несколько лет назад прозападных партий в Украине [. . .].

Самый высокий риск, однако, не в том, что развал АЕИ будет препятствовать проекту интеграции Молдовы в ЕС. На самом деле он был обречен с того самого момента, когда ЕС не смог в 2009 году посредством давления заставить коалицию АЕИ поддержать столь необходимые институциональные реформы. Нынешняя коалиция АЕИ погрязла в коррупции и получении ренты руководящими должностными лицами всех трех партий. Премьер-министр фактически находится во власти коалиционных партий, которые реально владеют отдельными министерствами через назначенных ими министров. Каждая партия-участник АЕИ руководит контролируемыми ею министерствами по феодальной модели, через связи, основанные на личной лояльности, а не в соответствии с законом. "Экспертная группа", ведущий молдавский экспертный центр, в своем докладе обращает внимание на чрезвычайно низкий уровень работы государственных учреждений Республики Молдова, особо указывая на факт их самой низкой экономической эффективности с 2008 года.

Или, говоря проще, оптимистичные оценки обманутых самими собой чиновников ЕС о том, что Молдова была наиболее достойным среди стран Восточного партнерства кандидатом на заключение Соглашения об ассоциации, никогда не были основаны на фактах. Громкое падение коалиции АЕИ просто сорвало маску, обнажив ее недееспособность и нечистоплотность.

Даже если после июньских выборов удастся сформировать стабильную коалицию (что отнюдь не гарантировано), сложно понять, как можно будет вновь говорить о готовности Молдовы к заключению Соглашения об ассоциации. Ведь после недавнего визита украинского президента Виктора Януковича в Брюссель Киеву фактически поставили ультиматум о том, что требования ЕС должны быть удовлетворены к концу мая. На каких основаниях Кишиневу следует ожидать менее жестких временных рамок?

И, наконец, в основе присущей Молдове затяжной нестабильности лежит все еще неурегулированный "замороженный конфликт" вокруг Приднестровья. Возможно, одна из причин, по которым молдавской "про-европейской" коалиции удалось успешно выдавать за подлинные свои мнимые достижения в борьбе с коррупцией и в проведении правовых реформ в соответствии со стандартами ЕС, являлось нереалистичное желание некоторых европейских столиц (особенно Бухареста) осуществить "реинтеграцию" Молдовы в Румынию вместе с Приднестровьем. Это еще одна причина, по которой Киеву, как представляющему Украину, так и в качестве председателя Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), следует играть активную и позитивную роль в переговорах по Приднестровью по формуле "5+2", которые имеют решающее значение для будущей стабильности Молдовы.

Обсудить