Президент Тимофти: «Я живу надеждой на лучшее будущее»

Наши люди, несмотря на тяжелые условия, подняли головы, они теперь достаточно храбры для того, чтобы требовать свои права, не давать собой управлять, и они желают лучшей жизни. Я уважаю их энергию и решительность.

Спустя год со дня вступления в должность президента Республики Молдова Николай Тимофти дал интервью ряду изданий, рассказав о своих достижениях и неудачах, высказав свое мнение по поводу событий этого года и будущего страны.

Господин Тимофти, в субботу исполняется год с тех пор, как вы были избраны президентом Республики Молдова. Как вы считаете, каковы ваши основные достижения и достижения государства за этот год?

Республика Молдова двинулась мелкими, но уверенными шагами к своему европейскому будущему, если не учитывать политический кризис, который нас затормозил на несколько недель и из которого, я надеюсь, мы с успехом выйдем. Мы не откажемся от своего шанса модернизировать государственные структуры и общество в целом, даже если возникнут трудности. Что же касается моих достижений, то для меня не важно, кто из руководителей государства внес вклад в благосостояние страны. Это не важно. Я радуюсь каждому успеху, которого нам удается достичь всем вместе в плане внешней и внутренней политики. И я никогда не забываю, что за достижениями государства стоит тяжелый ежедневный труд всех граждан.

Что, как вам кажется, вам не удалось реализовать за этот год?

Неудачи также принадлежат всем нам. Основное мое внимание сосредоточено на государственных структурах, которые необходимо реформировать. Также есть некоторое недовольство по поводу того, как некоторые политики и чиновники всех уровней воспринимают эти реформы. Отвечу прямо на ваш вопрос: себя я виню в излишней терпимости по отношению к некоторым руководителям госструктур, которые затягивают реализацию реформ, которые сами же и одобрили. Я заметил, что в некоторых областях инертность сильнее желания что-то изменить. Некоторые так и не поняли, что нужно действовать в интересах народа, а не своих собственных.

Господин президент, с какими проблемами вы столкнулись в первый год своего мандата?

В течение этого года я сконцентрировался на одной задаче – убедить людей, что необходимо уважать закон. Порядок в государстве возможен только тогда, когда все уважают закон, начиная с президента, депутатов, министров и заканчивая простыми гражданами.

Пытались ли представители каких-либо партий из правящей коалиции склонить вас на свою сторону?

Нет. С самого начала я заявил, что не представляю никакую партию. Я никогда не занимался политикой и не намерен начинать сейчас, тем более вступать в какую-либо партию во время исполнения мандата президента. Я считаю, что глава государства не должен представлять какое-либо политическое формирование. Хотя, на самом деле, не знаю насколько реальна деполитизация в нашей стране, учитывая, что каждый чиновник является членом той или иной партии, которая выдвинула его на этот пост. Это же продемонстрировал трагический инцидент в заповеднике Пэдуря Домняскэ, сделавший общеизвестными тонкости, ранее известные лишь за кулисами.

У нас уже есть результаты парламентской комиссии, занимавшейся расследованием обстоятельств этого инцидента. Идея создания комиссии принадлежит мне. Я хотел выяснить подробности действий в этом деле компетентных органов. Как я сказал лично, мне поздно сообщили о случившемся, что не нормально, особенно учитывая тот факт, что здесь вовлечены генеральный прокурор и другие высокопоставленные чиновники. Это заставило меня насторожиться. Было необходимо получить информацию из разных источников – и от Прокуратуры, и от полиции, и от СИБ. В обществе создалось мнение, что была попытка скрыть этот случай. Исходя из этого, можно сделать вывод, что у нас в стране многое делается тайком.

Вы довольны отчетом комиссии?

Я доволен тем, что все закончилось определенными выводами. Я не стану давать оценку деятельности парламентской комиссии.

Многие чиновники, участники той охоты, все же остались на своих постах…

На судью Георгия Крецу, из-за которого погиб молодой человек, заведено уголовное дело. Что же касается остальных, то тут вопрос больше из области морали, чем уголовного законодательства. Необходимо доказать, что между их действиями и последствиями есть связь. Хуже всего то, что была попытка замять это дело, именно из-за этого пострадал бывший генеральный прокурор, вынужденный подать в отставку. К сожалею, подобное уже случалось. В двухтысячных, во время охоты другой судья по неосторожности убил человека выстрелом из ружья. В наказание его освободили от занимаемой должности.

За инцидентом в заповеднике Пэдуря Домняскэ последовала целая волна уголовных дел, заведенных на ряд министров, что было расценено как политическая война.

Я верю в следственные органы, которые должны нести ответственность за свои действия. Если будет установлено, что кто-то был привлечен к ответственности незаконно, отвечающие за это будут наказаны. Но пока это не доказано, я руководствуюсь данными компетентных органов. Доволен я или нет, - это уже другой вопрос.

Могут ли министры, на которых заведено уголовное дело, попасть в следующий состав правительства?

Это проблема будущего. Наш принцип – презумпция невиновности. Публичные обвинения людей, занимающих должности судей, прокуроров, стали уже привычными. Это крайне серьезно.

Как вы считаете, кто виноват в развале правящего альянса и ответственен за возросшую вероятность досрочных выборов?

Не стоит искать козла отпущения. В случае досрочных выборов виноваты будем мы все. Потому что в этом случае можно считать, что 2013 год потерян для реформ. Но мне известны причины разногласий между лидерами Альянса и могу вас уверить, что возможность консенсуса во имя интересов страны вполне реальна. Необходимо переступить через собственную гордыню и начать строить институциональные отношения, которые не будут зависеть от временных ссор.

Кого вы видите на посту премьер-министра?

В настоящее время я не могу дать вам прямой ответ на этот вопрос, потому что мне не позволяет Конституция. Сейчас мы на этапе консультаций с парламентскими фракциями. Если они будут готовы, то мы встретимся на этой неделе и я их выслушаю. Но, согласно Конституции, решение принадлежит мне.

Каковы шансы Филата снова стать премьер-министром?

Шансы есть всегда, и не только у Филата, но и у всех остальных.

Даже если лидеры ЛП и ДПМ неоднократно заявляли, что больше не хотят видеть его на этом посту…

Представители этих партий встретились для переговоров. Ждем результат. Политики часто меняют решения, сегодня они заявляют одно, а потом противоречат сами себе. Сегодня для Молдовы нет ничего важнее европейской интеграции. Если партии у власти честно заявили, что хотят этого, то, думаю, они найдут возможность остаться вместе и продолжить этот курс.

Господин президент, каков выход из сложившегося политического кризиса?

В первую очередь, это правоцентристская коалиция, как и было до сих пор. Крайне важно не сходить с намеченного нами курса – европейской интеграции. Прошлое правительство много сделало для этого. Это не только мое мнение, это слова европейских экспертов. Это очень много, ведь мы в таких условиях в этом году дошли до подписания договора об ассоциации. Важно соблюдать ряд требований для того, чтобы нас приняли. Молдову ценят за ее уровень подготовки. И в ближайшее время все граждане смогут ощутить позитивные изменения. До отставки правительства все три партии доказали, что намерены ввести Молдову в ЕС. Они работали слажено – правительство подготавливало законопроекты, парламент за них голосовал. И есть шансы, что они и дальше смогут работать также. Думаю, не все еще потеряно.

Вы встречались с ними. Готовы ли лидеры АЕИ переступить через гордыню?

Думаю, вы слышали их заявления. А на переговорах они говорят, что хотят сохранить европейский курс и дальше действовать в рамках Альянса.

Когда вы должны снова с ними встретиться?

Согласно Конституции, президент должен провести консультации с парламентскими фракциями для того, чтобы назначить кандидата на пост премьер-министра. Я созвал фракции на эти консультации. Понятно, ПКРМ заявила, что не придет, хотя ранее глава фракции Мария Постойко говорила другое. Владимир Воронин дал понять, что все эти переговоры – фарс. Но Конституция не фарс, а ее соблюдение – это необходимость. Фарс – это когда ее нарушают. Если они привыкли к такому за время своего правления – нарушать Конституцию, превращая закон в фарс, то это их проблемы. Если же остальные же три партии сообщат, что не готовы, то я отложу консультации на разумный срок. То есть мы не намерены растягивать эти переговоры до бесконечности. Фракции должны быть заинтересованы в том, чтобы начать процесс консультаций как можно скорее. Время идет, стране нужно руководство. Мы не станем тянуть два-три года, как это было с избранием президента.

Как вы прокомментируете заявления либерала Михая Гимпу о том, что он будет настаивать на вашей отставке в том случае, если вы предложите на пост премьер-министра снова Влада Филата?

Я расцениваю это заявление как попытку шантажа и воспринял его как угрозу. Хочу напомнить Михаю Гимпу, что я занял пост президента по их предложению, сам я к этому никогда не стремился.

Какие проблемы нас поджидают в случае досрочных выборов?

Я сделаю все возможное для того, чтобы досрочные выборы не состоялись, но это зависит не только от президента, но и от трех лидеров АЕИ. Финальное решение зависит от их понимания ответственности перед народом. И здесь я соглашусь с некоторыми западными политиками, считающими, что в основе этого кризиса лежат личные, а не политические амбиции.

Как президент оценивает положение дел в системе правосудия?

Я не совсем доволен. Но было сделано много хорошего. Нужно время и другой подход к некоторым вопросам. Люди, за которыми числятся серьезные проступки, не должны быть судьями.

Вы говорите о магистрантах, у которых дома, стоящие по несколько миллионов?

Я слежу за этим. Эти дома были построены не при нынешней власти, а задолго до этого, когда коммунисты были у власти. Они создали условия для процветания коррупции в системе правосудия. Они сделали так, чтобы судьи работали на них, диктуя им условия. Но все же, я хочу отметить, что многие судьи – честные люди, живущие на зарплату.

Господин президент, так куда же движется Молдова – на Запад или на Восток?

Согласно своим убеждениям я всегда выступал за европейскую интеграцию. Значительная часть активного населения Республики Молдова находится в странах ЕС: Испании, Италии, Бельгии, Португалии. У меня тоже есть родственники живущие в этих странах, а также в России. Кстати, более успешны те, кто живет в ЕС. Вообще, молдаван ценят за их положительные качества. Мы народ трудолюбивый, покладистый. Я жалею лишь об одном, - что эти люди не дома. Лучше было бы не уезжать в Европу. А привести ее сюда. Надеюсь, наши политики, несмотря на плохой период, все же поймут, что должны быть вместе в интересах страны, чтобы довести до конца программу европейской интеграции.

Какова вероятность подписания Молдовой в этом году соглашения об ассоциации с ЕС?

С технической точки зрения мы готовы завершить переговоры по соглашению об ассоциации, которое является ключевым для нашего будущего и дальнейших отношений с ЕС. Мы не позволим лишить себя преимуществ лидерства в Восточном партнерстве из-за политического кризиса с которым столкнулись. Даже если в Вильнюсе мы добьемся только парафирования соглашения, все равно это очень хорошо для Молдовы.

Как развивались отношения с Румынией за этот год, учитывая, что и там был политический кризис?

Политические кризисы присущи не только Молдове или Румынии, они характерны не только для диктатур. Так называемый покой сохраняется только там, где есть диктат. Отношения между двумя берегами Прута хорошие, учитывая как много у нас общего – история, язык, традиции. Я ценю братское отношение к нам румынского руководства. С первой встречи я почувствовал, что Румыния хочет поддержать Молдову, в особенности в том, что касается реализации нашей программы европейской интеграции. Они помогли нам во время наводнения. Мы получили ряд книг, важных для нас, а также очень красивую церковь в марамурешском стиле.

Касательно отношений с Тирасполем, - вы разговаривали когда-нибудь с Евгением Шевчуком?

Нет. Есть ответственные лица, которые занимаются этим напрямую. Я воспринимаю Евгения Шевчука как лидера большого района Республики Молдова. Мы решим приднестровский конфликт мирным путем. Существующее разделение территории незаконно. Левобережье Днестра должно понять, что мы одна страна.

Как решить приднестровский вопрос, если там Россия?

Именно поэтому я сказал, что нам нужно решить все наши проблемы с Россией. Нельзя найти решение, не учитывая интересы России в этом регионе.

Вы не раз заявляли, что российское консульство не появится в Тирасполе до тех пор, пока Россия не выведет свои войска. И все же, Москва настаивает…

Я очень хорошо отношусь к России. Я не согласен с присутствием ее армии на территории Молдовы потому, что это является нарушением чрезвычайно важного положения в Конституции – принципа нейтралитета. На территории нейтрального государства не может быть иностранной армии. Если это делается намеренно, то это нарушение Высшего Закона.

Что вы скажете о 13 статье Конституции, касающейся молдавского языка?

Это искусственная проблема. В нашей декларации о независимости, которую я как гарант Конституции должен уважать, написано иное. Я уверен, что политики поймут, что основной закон страны должен содержать только истинные положения. Это условие его функционирования и порядка в стране.

Господин президент, какой вы видите Молдову через три года, в конце вашего мандата?

Как и любой другой человек, я живу надеждой на лучшее будущее. Но не могу не заметить и все хорошее, что есть сейчас. Наши люди, несмотря на тяжелые условия, подняли головы, они теперь достаточно храбры для того, чтобы требовать свои права, не давать собой управлять, и они желают лучшей жизни. Я уважаю их энергию и решительность. Это позволяет мне верить в завтрашний день.

Источники: adevarul.ro, agerpres.ro

Перевела с румынского для eNews.md Вера БАЛАХНОВА

Обсудить