Бомба для Гагаузии

Изменения в Закон об Исполнительном комитете были приняты голосами близких к ДПМ депутатов при поддержке большинства членов фракции ПКРМ.

Депутаты Народного собрания 26 голосами преодолели вето башкана, наложенное на закон об Исполнительном комитете АТО Гагаузия, лишив таким образом Главу автономии возможности определять состав возглавляемого им правительства края.

Почему-то, когда комментируют последние действия НСГ по урезанию полномочий Исполнительной власти, то эти события трактуют исключительно как борьбу гагаузских «новых демократов» против башкана Формузала. Однако проблема в действительности гораздо шире. Формузал через полтора года завершает свой мандат, а изменённое законодательство сохранит своё действие, по меньшей мере, многие годы.

На самом деле, осознают это депутаты или нет, но они кардинальным образом меняют всю политическую систему автономии, причём отнюдь не в сторону её укрепления. Нынешняя система власти Гагаузии соответствует президентской республике. Жители автономии прямым голосованием избирают своего башкана-президента, наделяя его высшей властью. Избранный Глава автономии, получив мандат народного доверия, формирует свою правительственную команду и, взяв на себя всю полноту ответственности, проводит тот или иной курс развития региона. Так, во всяком случае, было до сих пор.

Теперь же последнее слово в определении состава Исполкома осталось за депутатами. А башкан, продолжая нести всю полноту ответственности за последствия реформ, фактически лишается значительных возможностей для их проведения. Попробуйте, будучи капитаном, к примеру, футбольной команды, показать результативную игру, когда навязанные вам игроки либо не тянут лямку, либо откровенно саботируют ваши инициативы, но поменять которых вы не в праве.

Если депутаты взяли под свой контроль Исполнительный комитет, то логично было бы завершить данный передел власти разделением функций башкана и председателя Исполкома путём введения новой должности, аналогичной премьер-министру. То есть, башкан мог быть выведен из системы разделения властей, став своего рода арбитром во взаимоотношениях НСГ, Исполкома и, в перспективе собственной судебной власти автономии. Но этого не было сделано, что ставит под сомнение наличие у депутатов стратегического мышления и наводит на мысль о банальном сведении счётов с политическим оппонентом.

В новой системе государственного управления Гагаузии преобладающую роль теперь играет Народное собрание, что с точки зрения политической стабильности делает автономию крайне уязвимой. К чему приводит установление доминирующей роли парламента в молодых государственных образованиях? За примерами далеко ходить не нужно. Достаточно вспомнить, к чему привело превращение в парламентскую республику нашей собственной страны.

Как известно, вторая половина 90-х гг. прошлого века в Молдове проходила под знаком борьбы президента Лучинского с парламентом. В результате, в 2000 году депутаты проголосовали за изменение конституции и переход на парламентскую форму правления. Лишив народ возможности избирать своего президента, народные избранники урезали полномочия Главы государства, оставив за ним в основном чисто декоративные функции. В следующем году на парламентских выборах с ошеломляющим результатом победили коммунисты, которые самостоятельно сформировали правительство и избрали своего президента. В условиях, когда все ветви власти оказались подчинёнными одной партии, ни у кого не было возможности как то балансировать политику и оспаривать сомнительные действия тогдашнего руководства. И, поскольку, большинство решений принималось оперативно и без проволочек, создалась иллюзия эффективного государственного управления. То, что за мнимой стабильностью скрывалась набирающая силу коррупция, кумовство и формирование олигархического класса, стало всем очевидно уже после ухода ПКРМ из власти. Но это уже другая история.

Изъян парламентской системы власти в полной мере проявился практически сразу после формирования первого Альянса «За европейскую интеграцию». Партии правящей коалиции, как и их предшественники, подменили государственный интерес партийным, превратив Молдову в настоящее поле брани, где захватываются стратегические отрасли экономики и устанавливается контроль над всеми государственными институтами. Как итог - Молдова превратилась в опустошённую землю, откуда бежит всё активное население.

Сама по себе доминирующая власть парламента не плоха. Но только при условии наличия зрелой политической элиты. Такой элиты, которая понимает, что такое национальные интересы своей страны и которая способна в своих действиях им подчиняться. К сожалению, этот случай пока не про Гагаузию (равно, как и не про Молдову). И пока депутаты Народного собрания будут рассматривать голосование по принципиально важным вопросам, как способ заработать, позволяя одной из молдавских партий разрушать основы автономии, ничего не изменится.

Поэтому последнее решение НСГ – это история не о противостоянии Демократической партии с башканом Формузалом. Это история о будущем Гагаузии. Каким оно будет, если сегодня в её фундамент заложили бомбу перманентного политического кризиса?

Республика Молдова, казалось бы – полноценное государство, за последние годы политической войны «всех против всех» реально оказалась перед угрозой своего исчезновения. Что тогда говорить о маленькой неокрепшей автономии, которая и в нынешнем своём виде не особо сильная. Любая лихорадка во власти, любая нестабильность, увы, может стать для неё роковой.

P.S. Cделаем "узелок на память". Изменения в Закон об Исполнительном комитете были приняты голосами близких к ДПМ депутатов при поддержке большинства членов фракции ПКРМ.

gagauzlar.md

Обсудить