Почему в бывших соцстранах запрещают советскую символику?

Венецианская комиссия Совета Европы признала противоречащим Европейской конвенции о правах человека решение о запрете советской символики, принятое в 2012 году в Молдавии.

Это решение выходит за рамки одной только Молдавии, так как в Польше и странах Прибалтики запрет серпа, молота и красного флага был реализован уже давно. Венецианская комиссия это консультативный орган, ее решения необязательны к исполнению, тем не менее, решение по Молдове заставляет задуматься над тем, насколько запрет символов советской эпохи соответствует европейским стандартам соблюдения прав человека, и насколько избирательно трактуются эти стандарты отдельными странами.

ИА REX: Почему в бывших соцстранах вводят запрет советской символики?

Григорий Трофимчук, политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития:

Бывшие соцстраны вводят запрет советской символики по простой и ясной причине: подавляющее большинство местных жителей успело сравнить свою жизнь в бывшей «советской зоне» и в сегодняшней «зоне евро». И это сравнение не просто в пользу прошлого формата – оно вызывает острую ненависть ко всему происходящему, к тотальному обману о «лучшей жизни», которому было когда-то подвергнуто население этих стран.

Однако откат в СССР невозможен, остаётся мстить через демонстрацию советской символики. Интересно, что если бы современная Россия не сменила, при развале СССР, идеологический «пол», она являлась бы сейчас мощнейшим магнитом для соседних стран, которые от неё откололись 20-25 лет назад. Но РФ – это почти то же самое, как Испания, Италия, как всё остальное.

Решение Венецианской комиссии ничего не меняет в жизни постсоветских стран, оно принято для пустой формальности, сигнализирующей о «соблюдении прав человека», на практике всё будет идти, как шло. Поэтому молдаване, болгары, латыши могут пугать свою власть хоть «серпом и молотом», хоть «свастикой» – это не изменит ничего. Можно сколько угодно наслаждаться «красной пятиконечной звездой» или барельефом Ленина наедине с собой, однако ни денег, ни работы, ни еды эти артефакты не прибавляют.

Возврат к прошлому – бесперспективен. Гораздо более интересным политическим шоу стало бы восстановление восточными немцами Берлинской стены. Сначала можно начать массовый общественный сбор денег на восстановление, потом запустить сам процесс. Этот процесс был бы намного интереснее, чем блуждание по улицам со старыми картинками и знамёнами.

Изменить ситуацию может только абсолютно новый символ, говорящий о новой жизни, новом политическом измерении – но такого формата пока что ещё никто не придумал и не предложил.

Александр Юсуповский, этнополитолог, кандидат философских наук:

Борьба со всем, что напоминает о советском прошлом, доходит до анекдотов и абсурда. Депутат Сейма Литвы от фракции партии "Союз Отечества" - Христианские демократы Литвы Кястутис Масюлис 14 января 2013 г., например, распространил обращение к литовским предпринимателям, в котором призывает отказаться от использования торговой марки "советская" (на литовском языке tarybinė) в своей продукции. По словам парламентария, он получает сотни писем от избирателей, которых злит такая продукция в литовских магазинах.

Несмотря на 25-летнее промывание мозгов слово "советский" всё равно вызывает положительные ностальгические ассоциации. И помогает сбыту продуктов. Не зря местные торговцы даже судятся с политиканами и дерутся за эту торговую марку:
Литовское предприятие Samsonas производит целый ряд мясных изделий под торговой маркой "Советская". Сосиски, колбасы и другие мясные изделия "Советские" являются лидерами продаж в Литве и считаются одними из самых качественных и популярных.

На этом фоне недавно Клайпедский суд Литвы признал свастику, которую несли на шествии четверо жителей города, не символом нацистской Германии, а историческим наследием Литвы. В результате суд закрыл дело об административном правонарушении, заявив, что изображение свастики – это ценные символы культуры балтов, которые позднее присвоили и использовали другие народы.

«Высший суд Европейского союза поддержал решение службы ЕС по товарным знакам и запретил фирме Couture Tech регистрировать герб Советского союза в качестве товарного знака. Согласно постановлению суда, серп и молот «противостоят принципам публичной политики и принятым нормам морали».

Вообще я готов предложить свои услуги Газпрому. Чтобы для меня ввели специальную должность начальник отдела по троллингу. Не путать со всякими пиарщиками и джиарщиками. Ибо сегодня высшей формой пиара становится троллинг. И первое, что я бы сделал на месте новой работы - это предложил бы ввёсти в логотип серп и молот. Это бы отсекло партнёров, политически ушибленных на голову от нормальных деловых партнёров. Вот Китай, думаю, серпом с молотом не испугаешь. Если ушибленным не нужен "аморальный" русский газ - пусть закупают высокоморальный. Но за «моральность» может, придётся и доплачивать.

Кстати, высокоморальных европейцев не оскорбляют, ни финская современная военная свастика, ни восточноевропейская символика или флаги, исторически запятнанные коллаборационизмом (см. выше о решении литовского суда), изображавшиеся на касках и униформе легионов Ваффен СС, например, к которым вернулись эти государства после 90-х годов. Но для русских людей ведь какой-нибудь хортистский герб Венгрии или антонесковской Румынии, может быть, не менее оскорбителен, нежели для потомков всех европейских фашистов и их подручных серп, и молот, под которыми им надавали по мордам в 45-м году.

До сих пор серп и молот были символами труда, рабочих и крестьян. Теперь они считаются символами аморальности? Надо думать теперь банковскую карточку станут изображать на гербах? Рекомендую смену гербов начать с Кипра. Или с Греции...
А куда деваться австрийцам? У них в когтях их государственного исторического орла тоже с послевоенных времён аморальные серп и молот...

Причины такой реваншистской идеосикразии в отношении советских символов (всего лишь символов) я вижу в том, что источники легитимности новых элит крайне хрупки, нестабильны и преимущественно негативны. Особых конструктивных заслуг у новых элит перед их народами маловато. А если и есть, то они какие-то неоднозначные. Вот и приходится вместо явных и очевидных достижений класть в основу оправдания своего существования и своей политики доставая запылённые реальные и мнимые страшилки об ужасах проклятого советского прошлого (тм), с удручающим постоянством заводить разговоры о сносе памятников, переименованиях или о выносе тела почти 90 лет как покойного "вождя мирового пролетариата" или очередном витке "десталинизации".

В конце концов, чего страшного, например, в простой верёвке? Но не тогда, когда это верёвка в доме повешенного или задумавшегося о суициде...

Михаил Ошеров, политолог:

Борьба с идеологией прошедших эпох во многих обществах превращается в борьбу с историческими памятниками, фактически в борьбу с историей или в борьбу с частью историей собственного народа. Памятники, названия улиц выполняют также некую сакральную функцию - и именно с ней и происходит эта борьба.

Для уничтожения любой идеологии, правившей ранее, также требуется ее десакрализация и вульгаризация. Отсюда большое количество паскудных фильмов и книг о советской эпохе, появляющихся в последнее время в России - это нужно для борьбы с идеологией социализма, для того, чтобы люди, живущие в условиях нынешнего российского капиталистического общества, общества дикого ничем неограниченного олигархического капитализма и думать не хотели о социализме, о социально справедливом обществе, существовавшем в СССР. Анекдоты о вождях, мелкие подробности их жизни, раздувание ошибок советской власти - это все нужно для борьбы с идеологией социализма. Для борьбы с русской национальной идеей, идеей русского национального государства применяются ровно те же приемы и методы - пропагандируется неэффективность российского государства, выпячиваются исторические ошибки уже российских дореволюционных властей, десакрализуется российское государство как становой хребет России и российская православная церковь. Для борьбы с идеалами применяется борьба с символами - с художественными символами эпох - с символикой СССР, с красным знаменем. с красными звездами. для уничтожения русского государственного духа происходит борьба с символами православия - с изображениями крестов, икон и церквей. Это - не просто художественная тенденция последнего времени, это - стратегия уничтожения базовых ценностей российского общества и русского народа - духа общности, общинности, ярко проявившегося в Советском Союзе и духа христианского и православного. Для этого начиная с 1980-х годов, и по нынешнее время осуществляются различные художественные действия и акции - от печально известного соцарта до художественных проектов Марата Гельмана и его идеологических единомышленников - от выставок "Осторожно, религия!" в Сахаровском центре и нынешней выставки "Духовная брань" на Винзаводе до акций групп "Война" и "Пусси Райот". Многие такие акции заказываются, планируются и осуществляются из нескольких идеологических центров. После дексакрализации символов социализма в российском обществе временную победу одержала идеология дикого капитализма - идеология индивидуализма. Сейчас силами зла осуществляется наступление на идеологию государственности и православности. Устоит ли российская государственность перед этой бесовщиной - от этого, в конечном счете, зависит судьба России как страны и судьба русского народа как идейной, культурной и исторической общности.

Владимир Букарский, политолог:

Потому что эти страны, даже 25 лет спустя после краха социалистической системы и 21 год спустя после развала СССР не избавились от комплекса неполноценности перед советским "старшим братом". В большинстве этих стран экономическое положение стало намного хуже, чем было при коммунистических режимах. Значительная часть населения этих стран испытывает ностальгию по тем временам, когда большинство жило пусть небогато, но было обеспечено всем необходимым от рождения до старости. Поэтому в этих странах постоянно подпитывается антисоветская и антикоммунистическая мифология, подогреваемая новыми "старшими братьями", которые, в свою очередь, страшатся восстановления российского влияния в мире.

Юрий Юрьев, политконструктор:

Бывшие соцстраны, как и любые страны, любят побеждать. Поскольку им веками не удаётся побеждать иные страны, болезни, бедность и катастрофический отток населения, то они тщательно ищут, что бы этакое победить. И находят себе роль великого и беспощадного победителя над флагами и символами. Как талибы, что взрывали памятники культуры. Хуже только любители красного флага, которые его предают. Например - лживые украинские коммунисты, что на словах за единство России и Украины, а на деле - за успех чисто украинской таможни и не более.

Валентин Гринько, историк и философ, кандидат философских наук:

Вообще поменьше бы фетишизации вокруг вопросов символики: это, мол, напрочь запретить, это разрешить и обязать всех восторгаться... В суть надо смотреть, а не имиджам поклоняться.

Сергей Сибиряков, политолог, координатор международной экспертной группы ИА REX:

Символы советской эпохи действительно уходят в прошлое. Им на смену приходят новые символы. К примеру, Украина времён Ющенко подарила миру два новых символа: Майдан и Голодомор. А со времён УССР остался за Украиной символ – Чернобыль. Так эти три символа и живут в подсознании иностранцев вместе с Украиной. И несмотря на многочисленные западные гранты, по признанию грантодателей, жители Украины «находятся в плену советских стереотипов» и считают НАТО «негативным брендом». Роль символа и символизации в деятельности постмодерного общества, конечно же, несравнимо возрастает в сравнении с нашим прошлым модерным существованием. В некотором роде понятию символов-брендов в традиционном обществе соответствует понятие ритуала, алгоритмизирующего сакральный смысл бытия. Однако, профанируя миф, ритуал не отменяет его. Напротив, соединяя смысловое пространство мифа с актуальным пространством обыденности, ритуал депотенциирует миф внутри обыденного пространства. Интересно, что в избирательных технологиях можно использовать символы-брэнды (с помощью мифов), которые создавались для позитивного использования, в целях дискредитации политического субъекта, воздействуя непосредственно на подсознание.

Обсудить