Академик Дука: «Выход один – международное сотрудничество, как в области науки, так и высшего образования».

Интервью с президентом Академии наук академиком Георгием Дука

- Господин Дука, ваши недоброжелатели говорят, что учёные в Молдове превратились в вымирающий вид, их средний возраст растёт, а количество – сокращается. Если так пойдёт дальше, лет через 20 наука в нашей стране исчезнет – просто потому, что вымрут последние учёные старики. Это правда, что современные ученые – в основном седовласые старцы, не готовые уступать дорогу молодым специалистам?

Ответ: Говорить об ученых в Молдове как об умирающем виде пока еще рано. Но то, что средний возраст научных работников растет – это действительно верно. Ответить на вопрос о том, что через 20 лет наука в Молдове исчезнет, пока нет никаких оснований. И современные ученые - это не только седовласые старцы, но и активные молодые сотрудники. Тот же, кто говорит, что седовласые старцы не готовы уступать дорогу молодым специалистам, просто не в курсе “кухни науки”. В нормальном научном коллективе седовласые старцы точно так же заинтересованы в молодых специалистах, как и молодые в седовласых старцах. А большинство сотрудников научных коллективов молдавской Академии – это люди творческие, активные. Если бы это было иначе, не стала бы Молдова первой из стран СНГ ассоциированным членом FP-7 – Европейской Программы развития науки.

- Развитие Молдовы невозможно без эффективной системы высшего образования. Масса высококвалифицированных управленцев, инженеров, юристов, учителей – вот непременное условие для модернизации и ускорения развития. Это аксиома. Через это прошло большинство стран с высокоразвитой экономикой. Игнорировать этот факт глупо. Для выполнения же этой задачи необходимо увеличение финансирования высшей школы до уровня высокоразвитых стран. Ведь только с хорошо финансируемой высшей школой можно готовить специалистов на самом современном уровне. Однако экономические сложности в Молдове привели к резкому падению финансирования образования, в том числе и высшего.

Ответ: Конечно, отрицать факт необходимости увеличения финансирования высшей школы до уровня высокоразвитых стран было бы бессмысленно. Но мы живем в Молдове, в которой финансирование и высшего образования и науки далеко не такое, которое бы удовлетворяло и высшую школу и науку. Какой же выход? А выход один – международное сотрудничество, как в области науки, так и высшего образования. И Академия наук Молдовы предпринимает реальные шаги в этом направлении.

- Говорят, что в молдавских вузах уже нет высокой науки, а если и есть, то её доля мизерна по сравнению с западными университетами. Это у них число занятых наукой сотрудников примерно такое же, как и занятых в учебном процессе. Кроме того, и сами преподаватели имеют достаточно времени на научную работу. В наших же университетах профессура перегружена учебной работой. Ей некогда заниматься наукой, да и финансирование вузовской науки незначительное, ибо основные деньги на науку идут в Академию наук.

Ответ: Во-первых, неверен тезис о том, что в ВУЗах нет высокой науки. Если обратиться к статистическим показателям вклада молдавских ученых в мировую и европейскую науку, то станет очевидным, что вклад Академии наук составит порядка 60 % от общего вклада. Но 40% - это вклад университетской науки. Очевидно, что и там развивается высокая наука. Во- вторых, необходимо представлять как в настоящее время осуществляется финансирование науки. А оно происходит в соответствии с европейскими стандартами. То есть, на основе конкурсного финансирования. Не выделяется финансирование, скажем, Молдавскому госуниверситету, а объявляется конкурс и ученые университетов и Академии наук выдвигают собственные проекты, которые либо получают финансирование, либо нет. И Академия наук имеет большой опыт в этом, потому что ее исследователи, также как и университетские, именно таким образом участвуют в европейских проектах. Кроме того, имеется достаточное количество проектов, в которых участвуют и университетские ученые и ученые Академии. Другого пути мировая наука не выработала, и его просто нет. К сожалению, после развала Советского Союза в Молдавии выросло множество ВУЗов, которые не в состоянии, как в силу уровня профессорско-преподавательского состава, так и экспериментальной базы вести исследования на современном уровне. Но по многим направлениям такие ВУЗы как Молдавский университет, Медицинский, Технический университеты наравне с Академией наук активно участвуют в мировом информационном процессе, то есть в развитии науки

- К сожалению, в Молдове сложились двойные стандарты в отношении частных и государственных вузов. В государственных вузах необходимо наличие соответствующей материальной базы, научных библиотек, квалифицированного преподавательского состава и т.д. Всё это должно строго соблюдаться. А вот к частным вузам, которым направо и налево раздаются лицензии, требования совсем иные. Почему власть не хочет навести здесь порядок? Ведь через некачественное обучение в «липовых» вузах мы дискредитируем молдавскую высшую школу. Отсюда и недоверие к нашим дипломам за рубежом.

Ответ: Вы отлично понимаете, что этот вопрос необходимо адресовать не мне.

- Если судить по количеству защищаемых диссертаций, молдавская наука… умерла?

Ответ: К счастью, нет, если судить только по количеству защищаемых диссертаций. Гораздо хуже другое. По сравнению с развитыми европейским странами в Молдове слишком высока доля диссертационных работ в таких областях как экономические, педагогические в сравнении с техническими, физико-математическими, аграрными, то есть с такими отраслями знания, которые требуют серьезных финансовых вложений. Я не утверждаю, что в таких диссертациях нет необходимости. Но ведь, как правило, такие исследования далеки от мировых стандартов науки. Известны, например, данные о том, что в области экономических наук вклад исследователей Молдовы (от всей доли молдавских работ европейского уровня) составляет всего 0,2%. Доля же диссертационных работ выше на два порядка величины.

– Согласитесь, не всегда диссертация вносит реальный вклад в развитие науки. Насколько ценно содержание защищаемых ныне работ? Как повысить качество диссертаций?

Ответ: В моем предыдущем ответе я как раз частично дал ответ на этот вопрос. Но много и других примеров. Я непосредственно участвую как Председатель Совета по защите диссертаций на многих заседаниях в области химических наук (то есть там, где я являюсь специалистом). И могу засвидетельствовать, что в некоторых случаях еще на защите я слышу, что такие-то работы молодого сотрудника уже активно цитируются в мировой научной печати. Что касается качества диссертационных работ, то оно в основном определяется научным уровнем той академической (университетской) школы, в которой это исследование выполняется.

А ведь многие превращают свою мечту стать ученым в реальность с помощью предпринимателей, которые продают готовые диссертации и дипломы на улицах и через Интернет!

Ответ: К великому моему счастью, как человека науки, а также и для науки вообще, таким образом невозможно “превратить мечту стать ученым в реальность”. Отрицать же существование такого рода “псевдоученых” я бы не стал. Наука является мировым явлением. Я просто не представляю себе как такой “псевдоученый” может написать проект на финансирование своей работы, выступить с докладом на международной конференции. А ведь в настоящее время без этого невозможно работать в науке.

- И среди таких, по слухам, есть не только недалекие аспиранты и соискатели, но и чиновники, бизнесмены, которым хочется, не прилагая лишних усилий, стать кандидатами и докторами наук…

Ответ: Отрицать существование этого явления я, естественно, не могу. Но я утверждаю, что такие соискатели, чиновники, бизнесмены, просто не в состоянии работать в науке. Я понимаю зачем им это необходимо. Повышение собственной значимости в том случае, когда на твоей визитной карточке появляется соответствующий титул. Но никакого отношения к науке это не имеет. К сожалению, бороться с этим сложно. И, как это ни покажется странным, одним из способов борьбы является установление в обществе адекватного отношения к науке. Что, к сожалению, в нашем обществе мы наблюдаем далеко не всегда..

- Господин Дука, на этой неделе появилась вот такая информация. Содержание школьных предметов, рассказывающих об эволюции человека, должно быть пересмотрено. Это заявили баптисты, которых тревожит то, что в учебниках говорится лишь о теории эволюции, и игнорируется идея сотворения человека Богом. Представители Церкви "Благая весть" говорят, что учебники по биологии, истории, физике и географии на 90% основаны на теории эволюции. А о божественном происхождении человека есть только редкие упоминания.

Ответ: Это лишний раз свидетельствует об относительно низкой общей культуре нашего общества или отдельных его представителей. Наука и религия представляют собой два совершенно разных способа познания и существования в этом мире. Один из этих способов (наука) основан на необходимости доказательств, которые в свою очередь требуют гипотез. И ее развитие и современные возможности показали ее колоссальную мощь и необходимость для человека. Другой же способ основан на вере, которая не требует никаких доказательств. “Христос воскрес!” “Воистину воскрес!” И все! И никаких доказательств! Тот, кто говорит, что наука доказала существование Христа, Мохаммеда и т.д. не является истинно верующим. Для него нет необходимости в каких-то доказательствах. Но все виды искусства в своих основах исходят из религии и веры. И два этих вида познания не исключают друг друга, а дополняют! Потому что чем руководствоваться человеку за пределами конкретного знания? Только вера! Но эти два вида познания несовместимы в своих основах. Поэтому учебники по биологии, физике, географии должны остаться такими, какие они есть. Но это не означает запрета на уроки Закона Божьего. И пусть ученик воспринимает и конкретную науку и нормы морали, духовности, нравственности, которые своими истоками восходят к Вере.

- Баптисты утверждают, что теория эволюции основана на предположениях и недоказанных гипотезах, а школьников вводят в заблуждение. По их мнению, о креационизме нужно говорить столько же, сколько о теории Дарвина, и не представлять его лишь в виде религиозного мифа. Что вы думаете о таких предложениях для наших людей?

Ответ: Я думаю, что я уже ответил на этот вопрос. Если преподавать отдельно и конкретные науки и Закон Божий, то проблема разрешается сама собой. Возникает однако другая и очень серьезная проблема, и как здесь поступить, я не решусь ответить. Дело в том, что наука – явление мировое. То есть она едина. А религий много. И как осуществить преподавание в рамках многоконфессионального общества – это действительно проблема. В разных странах эта проблема решается по-разному. И нам надо думать как ее решить в нашей стране.

- Не секрет, что раньше диссертантов, защитившихся на интересные темы, переманивали иностранные институты и корпорации. АНМ отслеживает ситуацию с выездом молодых ученых из страны сейчас?

Ответ: Было бы неправильно утверждать, что наших исследователей “переманивали” институты и корпорации. Как правило, они уезжали сами, поскольку не видели возможности в должной мере реализовать себя на Родине. Но в значительном числе случаев, это, так называемая, “временная миграция”. В этом случае исследователь часть времени проводит за рубежом, работая в ведущих мировых центрах, а часть на Родине. И это один способов, который мы активно развиваем и поддерживаем , международного сотрудничества. В тех же случаях, когда ученый меняет гражданство и активно работает за рубежом, мы используем возможности в рамках Программы “Диаспора” привлекать их к совместному сотрудничеству. И таких примеров много. Кроме того, имеются примеры, когда проработав несколько лет за рубежом, исследователь возвращается, и активно работает в Молдове. Не могу сказать, что это система, но такие случае не единичны. Из всего вышесказанного следует, что АНМ не только отслеживает ситуацию, но и активно участвует в этом процессе.

- Господин Дука, интересно, а можно ли оценить реальный вклад ученого в науку?

Ответ: В настоящее время существует два способа оценки реального вклада ученого в науку. Первый – это экспертные оценки. В конце концов, и присуждение различного рода премий, например, Нобелевских, Государственных и т.д. основано на экспертной оценке специалистов. Другой – это степень цитируемости конкретного ученого в мировой научной печати. Это, по существу, оценка востребованности результатов исследования конкретного ученого мировым научным сообществом. Ни один из них не является абсолютно объективным. Но их сочетание позволяет достичь максимально возможной объективности. Например, в настоящее время присуждение Нобелевских премий осуществляется на основе экспертных оценок с обязательным учетом уровня цитируемости работ. Конкурсное финансирование осуществляется подобным же образом. При этом следует подчеркнуть, что зачастую даже использование этих двух методов в силу различных причин не позволяет абсолютно объективно оценить этот вклад. И более объективно он оценивается только с течением времени.

Лариса Веверица

Эксперт новостей

Обсудить