Приговор Тимофти

В бытность советским судьей будущий президент Молдовы Николае Тимофти отправлял инакомыслящих в «психушки»

Месяца полтора назад я участвовал в одной из телепередач, во время которой другой ее участник хвалил президента Николае Тимофти за его способность гарантировать процессы европейской интеграции Молдовы. В ответ на это я заметил, что Тимофти сделал очень хорошую карьеру в советской судебной системе и было бы интересно посмотреть в архивах, какие приговоры он выносил.

Эта реплика имела неожиданное продолжение. В редакцию «Панорамы» обратился человек, который представился выходцем из той самой советской судебной системы. Он сказал, что Николай Васильевич Тимофти, хотя и родился в семье репрессированных во времена Сталина, сам впоследствии вступил в КПСС, стал номенклатурным судьей и сделал удачную карьеру, верой и правдой служа тому самому режиму, который отправил в ссылку его дедушку и родителей.

Многие из уголовных дел советского периода уничтожены или вывезены за пределы республики, но кое-какие документы сохранились, сообщил гость. В качестве доказательства он передал мне копию определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Молдавской ССР, которое вынес судья Тимофти 12 января 1987 года. В первый раз, когда я прочитал это судебное решение, я не поверил в его подлинность. В документе речь шла о направлении на принудительное лечение в психиатрическую больницу специального типа гражданина Георге Давида, который обвинялся по двум политическим статьям УК МССР — о нарушении национального и расового равноправия и о распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй. В определении говорилось, что Давид от уголовного преследования освобождается, поскольку признается психически невменяемым, а взамен этого к нему применяются меры принудительного лечения.
В 1987 году уже полным ходом шла перестройка, и как-то не верилось, что тогда могли выноситься такие решения. Но гость уверял, что документ подлинный, и я начал его проверять.

Первым делом выяснилось, что такой человек, как Георге Давид, в самом деле существовал. 27 февраля 2008 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение по делу «Давид против Молдовы». Это был тот самый Георге Давид. Он подал 31 октября 2005 года жалобу в ЕСПЧ на нарушение ст. 5 Европейской конвенции по правам человека после того, как его в апреле того же 2005 года поместили в Республиканскую клиническую психиатрическую больницу, по мнению истца, незаконно.

Давид не дожил до решения ЕСПЧ семь месяцев, он умер 21 июля 2007 года. Его иск в ЕСПЧ продолжала поддерживать сестра Мария Вулпе. Суд признал, что права Давида были нарушены уже новой властью независимой Молдовы.

В решении ЕСПЧ, среди прочего, упоминался и советский период: «В 1987 г. истец был осужден за критику советских властей и за выражение своей позиции, согласно которой Молдова была оккупирована Советским Союзом, и что она должна была объединиться с Румынией. На основании медицинского заключения, составленного по запросу советских судебных инстанций, он был объявлен лицом, которое страдает психическими расстройствами, и направлен на принудительное лечение в психиатрическую больницу на востоке Украины. Его продержали там год, после чего освободили и обязали продолжить лечение амбулаторно в Кишиневе. В 1990 г. приговор по делу истца был отменен, он был оправдан».

Время осуждения Давида, которое указывается в решении ЕСПЧ, 1987 год, совпадает с временем вынесения судьей Тимофти упомянутого определения.

Спустя несколько дней гость редакции принес ксерокопии еще нескольких судебных решений — определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда МССР от 2 августа 1988 года за подписью того же Тимофти об отмене принудительного лечения в отношении Давида и о переводе его на лечение на общих основаниях; постановления президиума Верховного суда МССР от 1 октября 1990 года об отмене определений, вынесенных Тимофти 27 января 1987 года и 2 августа 1988 года (председательствующий П.А. Барбалат при участии заместителя прокурора ССР Молдова В.В. Стурза); определения той же судебной коллегии (председательствующий В.Д. Стэвилэ) от февраля 1991 года о возмещении Давиду ущерба, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности.

Выстраивалась логическая цепочка судебных решений — определения Тимофти от 1987 и 1988 годов, решения Верховного суда от 1990 и 1991 годов, решение ЕСПЧ от 2008 года. Но оставалось сомнение: а вдруг основание всей этой пирамиды — самое первое определение судьи Тимофти — фальшивка?

Эти сомнения развеялись после того, как мы нашли в журнале Basarabia (№9 за 1990 год) воспоминания самого Георге Давида «Как я был ''сумасшедшим''». В этом очерке опубликовано и определение судьи Тимофти, по которому Давида отправили в «психушку».

Но полная уверенность в подлинности документа появилась, когда ряд людей из той самой советской судебной системы обратили внимание на то, что решение написано от руки, и подтвердили, что это почерк судьи Тимофти. И подпись под решением тоже его.

Пазлы этого дела сложились, и сегодня, когда у нас нет ни малейших сомнений в достоверности того самого определения судьи Тимофти, мы публикуем его полный текст (с сохранением стилистики и орфографии автора). Итак:

«Дело №2-14/87

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

12 января 1987 г.

г. Кишинев

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда МССР в составе председательствующего Тимофти Н.В., народных заседателей Поповой Л.В. и Закревского И.Н. при секретаре Балана О.А. с участием прокурора Костин Н.В. и адвоката Шпака А.К. рассмотрел в судебном заседании уголовное дело о применении принудительных мер медицинского характера в отношении:

Давида Георгия Степановича, 3 января 1943 года рождения, уроженца с. Пепены Лазовского района МССР, молдаванина, гражданина СССР, с высшим образованием, военнообязанного, холостого, мастера Кишиневского предприятия «Спецэнергоавтоматика», проживавшего в г. Кишиневе, по ул. Старого 43/5 ком. 5, несудимого,обвиняемого в совершении общественно опасных деяний, предусмотренного ст. ст. 71 и 203-1 УК МССР, установила:

Давид Г.С. на протяжении 1983-1986 г.г. систематически в письменной и устной форме занимался пропагандой идей националистического характера, преследуя цель возбудить национальную вражду у лиц молдавской национальности к лицам русской национальности, дескридитировать ленинскую национальную политику КПСС.

Кроме того, за этот же период Давид Г.С. распространял заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй.

Эти обстоятельства установлены следующими доказательствами по делу.
Так, свидетели Щербатюк А.П., Мамалыга Е.Б., Величко П.А, Егоров Д.Е., Мустяца Н.А., Бабуцак А.С., Киоса В.М. и др. пояснили, что Давид Г.С. за последние годы в разговоре с ними и с другими лицами заявлял, что якобы русские оккупировали Молдавию, захватили в республике все руководящие должности, ущемляют интересы молдаван при приеме их на работу, при поступлении в высшие учебные заведения, при распределении квартир.

В деле имеются письма составленные Давидом Г.С. из содержания которых видно, что он преследовал цель опорочить национальную политику КПСС, вызвать враждебные отношение к лицам русской национальности, возбудить националистические и шовинистические чувства.

Такие письма Давид Г.С. направлял в редакции газет «Унита» в Рим, «Тинеримя Молдовей», «Рахва Хяэль» в Таллин, в адрес жителя г. Бухареста Попеску Мирела (л.д. 76-89).

Аналогичные письма были обнаружены в ком. №5 дома №43/5 г. Кишинева, где проживал Давид Г.С. (л.д. 122-138).

Такое же письмо было обнаружено при обыске на рабочем месте Давида Г.С. (л.д. 140-148).

Свидетель Черный А.А. показал, что Давид Г.С. заявлял в присутствии рабочих, что якобы Советское правительство проводит захватническую внешнюю политику, что советские воины в Афганистане якобы не выполняют свой интернациональный долг, а являются оккупантами. Он высказывал и другие аналогичные суждения.

В ходе предварительного следствия в отношении Давида Г.С. была проведена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, которой установлено, что во время совершения указанных действий Давид Г.С. находился в состоянии невменяемости и страдал хроническим психическим заболеванием в форме параноидной шизофрении. Такое болезненное состояние начало проявляться у Давида примерно в 1973 г.

В судебном заседании эксперт-психиатр подтвердил это заключение и заявил, что Давид Г.С. нуждается в принудительном лечении в больнице специального типа.

На основании добытых доказательств судебная коллегия приходит к выводу, что Давид Г.С. совершил общественно-опасные деяния предусмотренные ст. ст. 71 и 203-1 УК МССР, поскольку его действия были направлены на возбуждение национальной вражды, а также систематически в устной и письменной форме распространял заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй.

В соответствии со ст. 11 УК МССР Давид Г.С., совершивший общественно-опасные деяния в состоянии невменяемости, не подлежит уголовной ответственности, поскольку не отдавал отчет своим действиям и не мог руководить ими.

К нему следует применить принудительные меры медицинского характера предусмотренные ст. ст. 55 и 56 УК МССР, т.е. помещение в психиатрическую больницу специального типа.

В силу изложенного и руководствуясь ст. ст. 300-301 УПК МССР, судебная коллегия
определила:

На основании ст. 11 УК МССР Давида Георгия Степановича совершившего общественно опасные деяния предусмотренные ст. ст. 71 и 203-1 УК МССР в состоянии невменяемости, от уголовной ответственности освободить.

В соответствии со ст. 55 УК МССР применить к Давиду Георгию Степановичу принудительные меры медицинского характера — помещение его в психиатрическую больницу специального типа.

Меру пресечения в отношении Давида Г.С. до приведения определения в исполнение оставить прежней — содержание под стражей.

Определение обжалованию или опротестованию в кассационном порядке не подлежит.

Председательствующий Н.В.Тимофти

Народные заседатели (подписи)».

В своих воспоминаниях Давид рассказывает, как он писал письма трем генеральным секретарям ЦК КПСС, в советские и иностранные газеты, высказывая в них критику существовавшей системы, несогласие с притеснением коренного населения МССР. В результате он был арестован сотрудниками КГБ 1 августа 1986 года, когда находился в командировке в Тирасполе. Два месяца его держали в следственном изоляторе, допрашивали следователи. В середине октября Давида перевели в отдел криминальной психиатрии, который и представил суду заключение о его невменяемости и параноидальных наклонностях.

В судебном заседании, на котором Тимофти постановил направить его на принудительное лечение, Давид не участвовал. В начале февраля 1987 года посреди ночи его подняли и сообщили, что отправляют в больницу в Днепропетровск.

О Днепропетровской специальной психиатрической больнице написано много литературы — научной, публицистической, художественной. Она считалась одной из самых жестоких в системе советских «психушек». По своему режиму это была тюрьма, через «лечение» в которой прошли многие советские диссиденты. Описание режима этой тюрьмы-больницы, которое дает Давид, совпадает с тем, что пишут в своих воспоминаниях и другие заключенные. Палаты с двухэтажными нарами-кроватями были забиты людьми. Оправлять естественные нужды разрешалось строго в определенное время. На прогулку сотен людей в маленьком дворике давался один час в день. Кормили скудно. Связь с внешним миром максимально ограничивалась. Санитары-надзиратели, многие из которых набирались из числа уголовников, постоянно избивали пациентов-заключенных. Но главное, их заставляли принимать в таблетках и инъекциях препараты, которые убивали и здоровых, превращая человека в «овощ». Особо упрямых привязывали к кроватям и вводили в состояние инсулинового шока.

«Я понял, что период борьбы прервался, и дальше нужно действовать по принципу ''повинную голову меч не сечет''. Какой смысл было пытаться убедить в моей невиновности палачей-исполнителей? Экзекуция жертв была, есть и будет их хлебом. Если пытаешься как-то противостоять — делаешь себе же хуже. Хотя, если подумать, в тот период и председатель верховного суда играл роль палача-исполнителя. Поэтому, может, и прибегали к психиатрическим трюкам, чтобы не краснеть при объявлении приговора в присутствии обвиняемого, слишком хорошо зная, что осуждают его несправедливо», ― писал Давид.

В прежние времена срок заключения в «психушке», в отличие от колонии, не ограничивался. Человека держали в ней до тех пор, пока не выбивали из его головы антисоветскую «дурь». Но перестройка, гласность и демократизация набирали обороты. Из Горького в Москву вернули академика Сахарова, из тюрем и ссылок стали выпускать других политзаключенных. Вернули из Днепропетровска в Кишинев и Георге Давида. Определением народного суда Красногвардейского района Днепропетровска от 26 февраля 1988 года он был переведен для дальнейшего принудительного лечения в психиатрическую больницу общего типа — в Костюжены.

2 августа 1988 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда МССР под председательством того же Тимофти выносит новое определение, в котором, в частности, говорится (орфография автора сохранена):

«После прохождения курса лечения в больнице общего типа состояние Давида Г.С. улучшилось и психиатрическая экспертная комиссия пришла к выводу о возможности прекращения принудительного лечения Давида Г.С. с его переводом на лечение на общих основаниях....

Как усматривается из акта психиатрического освидетельствования от 2 июля 1988 года состояние Давида Г.С. улучшилось, имеется достаточная трудовая активность в пределах больницы, а также достаточная критика к своим поступкам, предшествующим госпитализации и осознания болезненного состояния, способствовавшему содеянному...

Перевести Давида Г.С. на лечение на общих основаниях.

Председательствующий — Тимофти».

«Мое освобождение из Костюжен было ускорено, вероятно, митингами лета 1988 г., на которых, как меня информировали друзья, звучало требование о моем освобождении», ― писал Давид.

5 августа 1988 года он был признан инвалидом второй группы, и ему была назначена пенсия в размере 101 рубль 03 копейки.

Спустя еще два года судья Павел Барбалат оправдал Давида за отсутствием в его действиях состава преступления по представлению заместителя генерального прокурора Василе Стурза, сегодня работающего советником у президента Николае Тимофти, который и выносил обвинительные решения по делу Давида.

Еще через 15 лет Давид решил искать правду в Европейском суде по правам человека, но не дожил до объявления решения ЕСПЧ по его иску.

А советский судья Тимофти все эти годы продолжал делать успешную карьеру уже в независимой Республике Молдова. И даже стал ее президентом.

Жизнь, «болезнь» и смерть Георге Давида

Родился 3 января 1943 г. в с. Пепень Сынжерейского района.

Окончил Кишиневский политехнический институт.

1974 г. ― первая профилактика в КГБ за высказывание критических взглядов на советскую систему.

1982-1985 гг. ― пишет письма генеральным секретарям ЦК КПСС Константину Черненко, Юрию Андропову, Михаилу Горбачеву.

1 августа 1986 г. ― арест.

27 января 1987 г. ― решение судьи Николае Тимофти о направлении на принудительное лечение.

Февраль 1987 г.―февраль 1988 г. ― нахождение в Днепропетровской психиатрической больнице специального типа.

2 августа 1988 г. ― определение судьи Николае Тимофти о переводе на лечение на общих основаниях.

5 августа 1988 г. ― признание инвалидом второй группы.

Сентябрь 1990 г. ― публикация в журнале Basarabia очерка «Как я был ''сумасшедшим''».

1 октября 1990 г. ― постановление президиума Верховного суда МССР о прекращении уголовного преследования за отсутствием состава преступления.

Февраль 1991 г. ― определение Верховного суда МССР о частичном возмещении ущерба за незаконное уголовное преследование.

Сентябрь 2004 г. ― иск к министерству финансов о выплате компенсаций за незаконное осуждение.

14 марта 2005 г. ― решение суда сектора Рышкановка Кишинева о направлении на медицинскую экспертизу.

4 апреля 2005 г. ― помещение в Республиканскую клиническую психиатрическую больницу.

29 апреля 2005 г. ― освобождение из больницы.

16 мая 2005 г. ― заключение психиатрической больницы о том, что Давид страдает умственной болезнью, однако его рассудок не поврежден, и он может обращаться в суд.

9 ноября 2005 г. ― суд сектора Центр Кишинева отклоняет кассационную жалобу Давида.

31 октября 2005 г. ― обращение с иском в ЕСПЧ.

21 июля 2007 г. ― смерть.

27 февраля 2008 г. ― решение ЕСПЧ по делу «Давид против Молдовы».

Из Уголовного кодекса Молдавской Советской Социалистической Республики

Статья 71. Нарушение национального и расового равноправия.

Пропаганда или агитация с целью возбуждения расовой или национальной вражды или розни, а равно прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ гражданам в зависимости от расовой или национальной принадлежности ―

наказывается лишением свободы на срок от шести месяцев до трех лет или ссылкой на срок от двух до пяти лет.

Статья 203-1. Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй.

Систематическое распространение в устной форме заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно изготовление или распространение в письменной, печатной или иной форме произведений такого же содержания ―mнаказывается лишением свободы на срок до трех лет или исправительными работами на срок до двух лет, или штрафом до трехсот рублей.

Статья 55. Применение принудительных мер медицинского характера к душевнобольным.

К лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, или совершившим такие деяния в состоянии вменяемости, но заболевшим до вынесения приговора, или во время отбывания наказания душевной болезнью, лишающей их возможности отдавать себе отчет в своих действиях, или руководить ими, судом могут быть применены следующие принудительные меры медицинского характера

1) помещение в психиатрическую больницу общего типа

2) помещение в психиатрическую больницу специального типа

Статья 56. Помещение в психиатрическую больницу.

Помещение в психиатрическую больницу специального типа может быть назначено судом в отношении душевно больного, представляющего по своему психическому состоянию, характеру совершенного им общественно опасного деяния, особую опасность для общества.


Лица, помещенные в психиатрическую больницу специального типа, содержатся в условиях усиленного надзора, исключающими возможность совершения ими нового общественно опасного деяния.

pan.md

Обсудить

Другие материалы рубрики