Уйдет ли в отставку президент Тимофти?

Президент Молдовы Николае Тимофти, который сегодня выступает в роли антикоммуниста, антисоветчика, русофоба и румыноуниониста, в бытность советским судьей признавал психически невменяемыми диссидентов, выступавших против советской власти.

Он судил их по политическим статьям Уголовного кодекса по делам, которые вел КГБ, и направлял на принудительное лечение в психиатрические больницы тюремного типа.

Теперь это установленный факт, который должен вызвать у посла Европейского Союза в Кишиневе Дирка Шубеля только одну реакцию: «Дас ист фантастиш!».

Николае Тимофти родился в семье репрессированных в сталинские времена, но это не помешало ему самому сделать успешную карьеру при том самом советском режиме, причем в такой идеологически чувствительной его части, как судебная система.

Советская власть не только не гнобила Тимофти, напротив, она всячески продвигала его по службе и по жизни.

По окончании юридического факультета Кишиневского государственного университета Тимофти служил освобожденным секретарем комсомольской организации воинской части в Группе советских войск в Германии. Служить в ГСВГ, будь то солдатом или генералом, могли лишь самые достойные и проверенные советские люди, получившие положительный отзыв Комитета государственной безопасности.

Вернувшись на родину, член КПСС с безупречной анкетой Тимофти назначается старшим консультантом министерства юстиции, а спустя еще два года — судьей Фрунзенского районного суда. В 1980 году Тимофти доверили должность судьи коллегии по уголовным делам Верховного суда Молдавской ССР. В то время ему было всего 32 года. Должность была очень серьезная, она входила в номенклатуру бюро ЦК Компартии Молдавии. А первым секретарем ЦК в то время был Иван Бодюл, который и утвердил решение о назначении молодого юриста в Верховный суд. Интересно, чем Тимофти вызвал такое благорасположение Бодюла?

Судебный процесс над Георге Давидом свидетельствует о том, что судье Тимофти доверяли вести самые чувствительные процессы, включая дела против диссидентов. По меркам того времени Давид был инакомыслящим, а после решения Тимофти отправить его на принудительное лечение в «психушку» ― политзаключенным. Следствие по таким политическим делам относилось к компетенции КГБ. Эти дела заказывала Система, частью которой стал и Тимофти.

В начале 60-х Никита Хрущев заявил, что выступать против советской власти могут только сумасшедшие. Институт им. Сербского подвел под этот тезис научно-теоретическую базу. КГБ отлавливал «психов»-антисоветчиков, а судьи направляли их на «лечение». Вести такие дела доверяли не абы каким судьям, а только проверенным и доверенным. Похоже, что Тимофти КГБ и партия могли поручить любое дело, не опасаясь, что он подведет. Даже в 1987-1988 годах, когда в стране вовсю шла перестройка, Тимофти «правильно» судил людей за их антисоветские взгляды.

В 90-е годы Тимофти благополучно перестроился для судейской службы уже при новой власти, представители которой, хотя сами, как и Тимофти, тоже вышли из советско-партийной номенклатуры, проводили политику антисоветскую и антикоммунистическую.

На прошлое судьи Тимофти можно было бы закрыть глаза, если бы он: 1) сажал людей в тюрьму исключительно по статьям об изнасиловании, грабеже и незаконных валютных операциях, и 2) если бы он не стал президентом Молдовы, который выступает за европейскую интеграцию.

Если в советское время Тимофти судил людей по политическим статьям, осуждал их за антисоветскую агитацию, то сегодня он сам проводит антисоветский курс на евроинтеграцию и сближение с Румынией. То, что он делал тогда, и то, что он делает сейчас, ― несовместимые вещи. Можно только догадываться, какой диагноз поставили бы самому Тимофти те эксперты-психиатры, которые признали невменяемым параноиком-шизофреник.

Сегодня мы читаем в сообщениях прессы:

«Президент Молдовы Николае Тимофти встретился с румынским министром-делегатом по делам Молдовы и зарубежной диаспоры Кристианом Давидом, поблагодарив через него Румынию за работу по подготовке для Молдовы политических и экономических элит на протяжении всех лет молдавской государственности.»

«Президент Молдовы Николае Тимофти в ходе встречи со своим румынским коллегой Траяном Бэсеску согласился, что молдавской нации не существует. "Мы побеседовали и согласились, что Румыния и Республика Молдова ― два независимых и суверенных государства, но в которых живут в основном румыны. Нас объединяют язык, традиции, радости и несчастья, через которые прошли румыны за последние века", ― заявил румынский президент. Тем самым, по словам Бэсеску, была "поставлена точка в путанице о молдавском меньшинстве".»

«Тимофти уточнил, что "от лиц русской национальности ожидают большего интереса к изучению официального языка нашего государства в знак лояльности и уважения к стране, в которой они живут''.»

«В ходе встречи с президентом Турции Абдуллой Гюлем президент заявил о недостаточной лояльности гагаузов к молдавскому государству. Он высказался за то, чтобы "политические элиты и видные деятели культуры автономии были более лояльны к государству Республика Молдова". "Хотелось бы, чтобы представители гагаузского национального меньшинства повернулись лицом к Западу ― туда, где Республика Молдова видит свое будущее", ― добавил молдавский президент.»

«Высшее руководство Молдовы приняло 6 июля участие в мероприятиях, посвященных памяти жертв второй волны сталинских депортаций из Бессарабии 1949 года. Президент Николае Тимофти выразил сожаление в связи с тем, что "некоторые и сегодня оспаривают этот геноцид". "Нам тяжело было оправиться от массового уничтожения, которому мы подверглись. Мы должны были практически родиться заново, возродиться из пепла, как птица Феникс. Тогда была ликвидирована наша элита, в которую входили священники, землевладельцы, инженеры, врачи, военные, учителя. Всего за несколько дней мы остались без этих ориентиров, которые впоследствии пришлось упорным трудом и жертвами создавать заново. Наши психологические барьеры, а иногда и наши слабости корнями уходят, в том числе, и в те дни, положившие начало жуткому страху и постоянному чувству незащищенности. В определенный момент мы начали поднимать голову, снова нашли необходимое мужество, чтобы заявить о себе. Но, чтобы хорошо стоять на ногах, нужно победить в себе тот страх, который охватил нас всех в 1949 году. После тех событий пословица "повинную голову меч не сечет" приобрела в наших умах чрезмерное значение. И чтобы продолжить путь к процветанию, мы должны вернуть самосознание и уважать себя как народ", ― заявил Тимофти.»

«По словам президента у властей и граждан "есть моральное обязательство чтить память десятков тысяч людей, помещенных в эшелоны в нечеловеческих условиях, без еды и воды, и насильственно перевезенных в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан". "Кто были те люди, пострадавшие в те и другие последовавшие за ними дни и ночи долгих мытарств? Теперь, по прошествии более чем шести десятилетий, мы можем однозначно сказать: то были невинные люди, несправедливо пострадавшие в коммунистических лагерях. Имущество этих людей было конфисковано, были уничтожены их семьи и судьбы, они подверглись унижению. Клеймо "врагов народа" было закреплено за ними на протяжении десятилетий", ― отметил Тимофти. ― Необходимо проявить понимание и сострадание по отношению к ним ― тем, кто после установления на этой территории советской власти прошел через все круги ада''.»

«Как заявил президент Молдовы Николае Тимофти, "21 год назад мы вырвались из империи и последовали призыву великого воеводы Стефана Великого ― беречь эту землю".»

«Россия препятствует "новому" внешнеполитическому курсу Молдовы, стремясь сохранить ее в сфере своего влияния, заявил в интервью австрийской газете Die Presse президент Молдовы Николае Тимофти. По его словам, "русские открыто говорят, показывают нам, что мы находимся в сфере их влияния". "Но у нас есть свои интересы. В этой связи мы также нуждаемся в поддержке наших европейских партнеров".»

Четверть века назад ровно за такие высказывания сам Тимофти отправлял других людей в «психушку» по уголовным делам, которые вел КГБ. Сегодня этот же самый законник выступает за европейскую интеграцию. С точки зрения нормального человека, это абсурд и двурушничество. По понятиям Альянса за европейскую интеграцию, такое поведение лежит в русле «истории успеха». «Дас ист фантастиш!», ― воскликнул бы Дирк Шубель.

Можно еще представить себе, хотя и это трудно, что в Европейский Союз могут интегрироваться мафиози, коррупционеры и контрабандисты, как называют друг друга лидеры АЕИ. Но представить, что в ЕС возьмут страну, у президента которой такое прошлое, невозможно. Если это еще непонятно и. о. премьер-министра Владу Филату, пусть он спросит об этом Юрие Лянкэ, тот объяснит, что таких в ЕС не берут.

Недавно даже Михай Гимпу признал, что для евроинтеграции понадобится 15 лет. Он законченный оптимист. С такими руководителями, как Тимофти, для этого потребуется 15 раз по 15 лет.

Кстати, о Гимпу. Он не может не знать о том, что решение по делу Давида выносил именно Тимофти. В одной из публикаций Центра журналистских расследований об использовании психиатрии в карательных целях в Молдове говорится, что брат Михая Гимпу, Георге Гимпу, сыграл важную роль в освобождении Давида из Костюжен, в частности, выступая в его защиту на митингах в Кишиневе в 1988 году. Михай Гимпу слышал эти выступления. То, что он знает об этом факте из биографии Тимофти, но скрывает его по соображениям какой-то политической целесообразности, есть не что иное, как предательство памяти своего брата. Это дурно пахнет.

Как выясняется, о том судебном решении Тимофти известно многим людям в Кишиневе. Это и Думитру Матковски, который был редактором журнала Basarabia, и Николае Негру, который написал комментарий к воспоминаниям Давида, и Василе Стурза, который сегодня работает советником Тимофти, а в 1990 году требовал прекратить уголовное преследование, по которому выносил решения его нынешний шеф, это и адвокат Давида в ЕСПЧ, и агент правительства, участвовавший в этом деле. О том решении Тимофти не могут не знать и в СИБе, но там почему-то решили скрыть этот факт во время выдвижения его кандидатом в президенты.

Такое впечатление, что те, кто знает прошлое Тимофти, не раскрывают его, чтобы не навредить Альянсу за европейскую интеграцию. Это в лучшем случае. А в худшем случае речь может идти о том, что кое-кто таким образом держит Тимофти на «крючке».

Сегодня Тимофти, вместе с АЕИ, изображает из себя антикоммуниста и русофоба. Но ведь не может же он без конца руководствоваться и антисовестью. Неправдофилия — это болезнь АЕИ, но неужели они больны ею все поголовно?

Тимофти-президент — это проект Влада Филата. Лидер ЛДПМ рассчитывает, что Тимофти вновь выдвинет его кандидатом в премьеры. Но не стыдно ли Филату быть выдвинутым на должность главы правительства, которое якобы выступает за евроинтеграцию, президентом с таким прошлым?

Что касается самого Николае Тимофти, то, на мой взгляд, если он считает себя порядочным человеком, если в нем еще осталась хоть капля чести, у него есть только один достойный выход из этой ситуации — добровольная отставка с поста президента.

Если Тимофти будет и дальше оставаться президентом Молдовы, то совершенно непонятно, как будут пожимать ему руку, вести с ним разговоры о европейской интеграции, о демократических принципах и ценностях западные лидеры и дипломаты, зная, что у их собеседника такие «скелеты в шкафу».

Если же Тимофти уйдет, то и Дирк Шубель сможет с облегчением воскликнуть: «Дас ист фантастиш!».


pan.md

Обсудить