19 миллионов безработных в Еврозоне. Что дальше?

Человечеству следует серьезно задуматься над тем, стоит ли бездумно гнаться за все большим количеством рабочих мест или, может быть, проще выплатить компенсации (вместо или в дополнение к пособиям по безработице) тем трудоспособным гражданам, которые через свое неучастие в производственном процессе, по крайней мере, не уничтожают и без того ограниченные природные ресурсы.

19 миллионов безработных были зафиксированы в 17 государствах Еврозоны по состоянию на 1 февраля 2013г. Впервые за всю историю существования Евросоюза безработица достигла уровня в 12%. Еще выше уровень безработицы в отдельных странах Евросоюза. Цитируемые источники свидетельствуют о том, что в Испании и Греции, например, в феврале 2013г. уровень безработицы составлял 26%. Что касается молодежи, то здесь ситуация еще более драматична. В целом по 27 государствам Евросоюза в числе безработных значатся свыше 5,7 млн. (из них – 3,6 млн. в странах зоны Евро) молодых людей в возрасте до 25 лет. В Испании и Греции менее чем каждый второй из них обеспечен рабочим местом.

По мнению экспертов, события последних месяцев на Кипре вполне могут усугубить ситуацию на рынке труда Евросоюза. По крайней мере, как свидетельствуют предварительные оценки, в течение первого квартала 2013 г. зона Евро в очередной раз оказалась подверженной рецессии. Сказывается влияние политики жестких ограничений (austerity measures), диктуемой политическим руководством Евросоюза и его ведущими кредитными структурами. Проблема, однако, в том, что если четверть работоспособного населения страны (например, Греции или Испании) не имеют рабочих мест, а следовательно, не участвуют в создании добавленной стоимости (продолжая потреблять определенную долю этой стоимости), вряд ли можно согласиться с тем, что эти государства развиваются по капиталистическому пути. Несмотря на все предпринимаемые меры экономии, единственное, что накапливается (капитализируется) сегодня в наиболее проблемных странах Еврозоны, так это долги. Все остальное интенсивно «проедается».

Тают финансовые сбережения юридических и физических лиц, обесценивается недвижимость, теряют вес безналичные формы расчетов, растет безработица и т.п. Тот факт, что подобная ситуация характерна (пока) только для периферийных территорий Евросоюза, мало что меняет. Никто не станет спорить о том, что эти территории все же являются активным рынком сбыта для ведущих, индустриально развитых стран Евросоюза, в первую очередь, Германии, Франции, Великобритании и др. Пусть с некоторым опозданием, потеря значительной части потенциальных покупателей, естественно, скажется на темпах развития Евросоюза в целом, о чем свидетельствует и ранее приведенная информация о снижении объемов производства в ЕС в первом квартале текущего года.

Несмотря на все свои проблемы, Европейский Союз представляет собой ведущее региональное объединение национальных государств, своеобразную и достаточно хорошо оформленную вершину самых прогрессивных устремлений земной цивилизации к единству и гармонии. Если ставить во главу угла именно эти ценности, то все остальное уже не кажется столь драматичным и безысходным. Что касается безработицы, которая постепенно превращается в системное, а не чисто случайное, явление, то здесь необходимо отметить следующее.

Наряду с целым рядом действительно временных, и даже случайных факторов, основной причиной роста безработицы является (и это не новость) рост производительности труда.

В сельском хозяйстве, например, за последние столетия производительность труда (пусть не везде) увеличилась без малого в 2000 раз. Если в доиндустриальный период один работник обрабатывал в среднем 1 га земли и ежегодно получал 1 тонну зерновых (или эквивалент зерновых культур), достаточную, скажем, чтобы прокормить семью, то в настоящее время с помощью передовых технологий, высокоурожайных сортов растений (пород животных) и т.д. один работник может обработать 200 га и получить 10 т/га, т.е. 2000 т зерна (или зернового эквивалента), что вполне достаточно для обеспечения продовольствием нескольких тысяч человек. Следовательно, эта отрасль уже не является, как раньше, основным потребителем рабочей силы.

Возможно, эстафетную палочку переняла промышленность? Тоже нет. Полуавтоматические или же полностью автоматизированные технологические линии ведущих мировых производителей промышленных товаров, составляя основу так называемого «безлюдного производства» повсеместно и вызывающе игнорируют потребность в новой рабочей силе.

Не является исключением из данного списка также сфера услуг. Те же автоматы и полуавтоматы под надзором камер наблюдения вытесняют продавцов с их традиционных рабочих мест, сужая и без того весьма ограниченное пространство для активного участия в производственном процессе. Кроме того, сфера услуг практически не создает (за небольшими исключениями) новую потребительную стоимость, хотя и участвует в ее обороте.

Неуклонный и весьма динамичный рост производительности труда, следовательно, является не только явным признаком прогресса, но и первопричиной все более высокого уровня безработицы. Достаточно подчеркнуть, например, что если убрать с промышленных предприятий автоматические технологические линии по производству одних только болтов, гаек и прочих метизов, то это равносильно созданию сотен тысяч рабочих мест в индустриально развитых странах. Аналогичный эффект может иметь место в случае запрета использования гербицидов в сельском хозяйстве. Слава богу, что никому не приходит в голову применять подобные методы создания рабочих мест в практической жизни.

Конечно, не в последнюю очередь на рост безработицы в Европе и США, например, влияет погоня за прибылью и, как следствие, вывоз капитала, технологий, рабочих мест и т.д. Нельзя не сказать и об эмиграционных процессах, а также (в глобальном аспекте) – увеличении численности населения и др. факторах. Но все же, явное противоречие между ростом производительности труда и стремлением человечества к полной занятости, несомненно, доминирует в списке ведущих факторов безработицы.

Любопытно, что если оценивать ситуацию не с экономической, а с экологической точки зрения, то можно прийти к совершенно противоположным оценкам. В конечном итоге, любое вновь созданное рабочее место – это еще одна дополнительная нагрузка на экологию планеты, в первую очередь, на ее не возобновляемые ресурсы. Человечеству следует серьезно задуматься над тем, стоит ли бездумно гнаться за все большим количеством рабочих мест или, может быть, проще выплатить компенсации (вместо или в дополнение к пособиям по безработице) тем трудоспособным гражданам, которые через свое неучастие в производственном процессе, по крайней мере, не уничтожают и без того ограниченные природные ресурсы.

Вполне естественно, что для выплаты подобных компенсаций потребуются значительные финансовые ресурсы. Где их взять? Вопрос, конечно, сложный. Но ответ, как ни странно, может быть простым.

В товарно-денежный оборот следует включить все, без исключения, природные ресурсы. Часть этих ресурсов уже и так давно обращается на действующих специализированных рынках. Речь идет, в частности, о рынке земельных ресурсов, а также о рынке полезных ископаемых, включая углеводородное сырье. В значительно меньшей степени в рыночный оборот включены водные ресурсы планеты, но зато абсолютно не вовлечена в рыночный оборот ее атмосфера, что, безусловно, противоречит одному из ведущих принципов рыночной экономики «за все нужно платить».

Основываясь на данном принципе, наряду с оплатой стоимости горючего, каждый владелец автомобиля вынужден будет оплачивать также стоимость потребленного кислорода. От подобных затрат, а следовательно и соответствующих платежей, могут и должны быть отстранены все те, кто (буквально говоря) не пользуется транспортом, пусть даже общественным, а ходит пешком. Накопленные таким образом финансовые ресурсы, кстати, могут служить основой не только для выплаты компенсаций, но и в качестве инвестиций экологического характера, включая посадку и уход за лесными насаждениями (в частности – тушение пожаров), развитие альтернативных источников получения энергии, а также для финансирования других природоохранных, спортивных, культурно-развлекательных и т.п. программ, в которых люди, лишенные рабочих мест в сфере производства, могли бы принимать участие и получать хотя бы чисто символическое вознаграждение.

Обсудить