Приднестровье – любовь моя и надежда. Наказание за незнание уроков истории

Изучение культурных, демографических, этноязыковых и этнопсихологических процессов становления многонационального сообщества Левобережья Днестра, в том числе молдаван, убеждает и призывает всех проявить понимание и уважение к их праву на имя, на историческую память.

В 1995 году вышла монография «Молдовений ла рэсэрит де Нистру» («Молдаване восточнее Днестра»), для перевода которой на русский язык власти до сих пор не находят возможности. В ней мы пытались, применительно к конкретной географической, демографической, культурно-исторической и этноязыковой ситуации, напомнить мудрое предостережение русского историка В.Ключевского: «История – не учительница, а надзирательница, magistra vitae (наставница жизни), она только наказывает за незнание уроков».

В этом единственном монографическом исследовании о восточно-днестровских молдаванах мы в Заключении пытались обратить внимание власть предержащих на «непременное требование: всесторонне изучать историю многонационального населения молдавских районов Левобережья Днестра, чтобы знать её, чтобы учитывать извилистый путь становления и духовного развития этого населения; проявить терпимость и понимание трудностей, с которыми местные молдаване, русские, украинцы сталкиваются при восприятии определённых общественных процессов в динамичном развитии.

К нашему стыду и к нашей общей боли, этими давно известными и общепринятыми принципами – изучать, учитывать и уважать исторически установившиеся в молдавских районах Левобережья Днестра демографические, культурные, этноязыковые реалии – кишинёвские правящие круги вызывающе пренебрегли. И случилось то, что случилось в позорное кровавое лето 1992 года. И имеем мы то, что имеем...

«Термин «румын» звучит как издевательство»

И вот уже 2013 год. Сегодня, как и весною 1992-го, в молдавских районах Левобережья Днестра живут около 250 тысяч молдаван (примерно 40% всего населения), около 170 тысяч украинцев (примерно 28 %), около 153 тысяч русских (примерно 25%). Сегодня, как и тогда, как и всегда, местные молдаване называют себя молдовень, а свой родной язык – лимба молдовеняскэ. Сегодня, как и тогда, левобережные молдаване, украинцы, русские тяготеют к восточнославянской духовности, к русской и украинской культуре.

Они прошли свой особый исторический путь развития и становления. В отличие от правобережных, жители этих районов особенно жестоко пострадали в 1941 – 1943 гг. от штыков и пулемётов румынских оккупантов.

Почти нет семей, в которых бы оккупанты под румынским триколором не расстреляли бы кого-нибудь, не пытали, не морили бы голодом, не загнали в гетто на берегах Буга. Именно с тех пор «термин «румын» для абсолютного большинства жителей Приднестровья звучит как издевательство». Один знаменитый приднестровец с щемящей болью отмечал: «Теперь (июль 1992 г.) над Днестром свистят пули».

Сегодня, в 2013 году, над Днестром снова свистят пули. Словесные. Все стремятся выделиться, отличиться, урвать кусок политического капитала. Никто не задумывается о сути, о чистоте очередного, особо опасного, пропагандистского эксперимента над судьбами людей. Призадумался ли, хотя бы на миг, кто-нибудь из лидеров правобережных политических тусовок или высокопоставленных деятелей сегодня, чьи «интересы» выражают их пламенные заявления?! Разного калибра и цвета политдеятели, партийки, вскормленные из-за рубежа ассоциации, лиги и т.д. «защищают» права молдаван Приднестровья под оглушительный рёв румынизированной пропаганды, под флагами румыно-националистической идеологии!

Давайте без эмоции, без сотрясания воздуха сопоставим факты и призадумаемся, исходя из реально существующей ситуации. Абстрагируясь от личных, справедливых или нет, оценок.

Кто, как и чьих граждан готовит?

Статьёй 3 соответствующего акта оговорено, что в Приднестровье «статус официального языка на равных началах придаётся молдавскому, русскому и украинскому языкам». Кто может возразить? Восточно-днестровские молдаване (40%), русские (25%), украинцы (28%) договорились и согласились. Это их право. Кстати, Конституция Республики Молдова с 1989 года, а затем и с 1994 года, также провозглашает, что «государственным языком Республики Молдова является молдавский язык».

Всё правильно, всё по справедливости: язык мажоритарного (65%) населения, государствообразующей нации наделён статусом государственного, одновременно выступая и как один из основных этноидентифицирующих признаков народа, по имени которого названо государство Молдова. Если же мы проследим как осуществляются на деле, как претворяются в жизнь эти принципиальные конституционные положения, то налицо огромная разница.

В непризнанном Приднестровье положение о государственном статусе молдавского языка стремятся соблюдать.

В очень суверенной и независимой РМ, члене ООН и СЕ, подписанте множества международных актов по правам человека, конституционное положение о государственном статусе молдавского языка игнорируется даже руководителями государства.

В маленьком Приднестровье функционируют 33 школы (на 2004 г.) с преподаванием на молдавском языке, 16 школ – смешанные, русско-молдавские. В правобережной части РМ, от Наславчи до Джурджулешт, нет ни одной молдавской школы!

На филологическом факультете Тираспольского госуниверситета плодотворно функционирует кафедра молдавской филологии, которая готовит преподавателей молдавского языка и литературы для молдавских школ.

Правобережные вузы – и частные, и государственные, но все румынизированные! – готовят преподавателей румынского языка и литературы, истории румын, которые уже 23 года формируют у жителей Республики Молдова менталитет граждан Великой Румынии.

Кафедра молдавского языка и литературы Приднестровского госуниверситета подготовила и издала уже несколько учебников и хрестоматий по молдавскому языку и литературе.

А многотысячный отряд кишинёвских и бельцких перекрашенных филологов, подкармливаемых румынскими и местными румынизированными структурами, уже 23 года усердно повторяет доктрину румынской националистической филологии.

Небольшая группа тираспольских историков при заинтересованной поддержке администрации оперативно, за четыре месяца, подготовила и издала серию «Курсов лекций по истории Молдовы», аргументированных, убедительных, изложенных лаконично и общепонятно. Затем, те же историки подготовили и издали, также при солидной поддержке администрации, двухтомную академическую «Историю Приднестровья».

А кишинёвские правительственные структуры 23 года из денег молдавских налогоплательщиков оплачивают лишь «Историю румын» – румыно-националистические, антимолдавские, русофобские учебники, стимулируют наводнение республики румынскими, бухарестского розлива учебными пособиями.

Такие вот параллели... Такие вот подходы...

Плацдармы румынизма в Приднестровье

В Приднестровье функционируют шесть «школ с преподаванием на молдавском языке на основе латинской графики». В действительности речь идёт о шести самых что ни на есть румынских (румынизированных) школах. Об этом открыто заявляют официальные круги Бухареста, с нескрываемым злорадством пишет вся румынская, вся кишинёвская румынизированная пресса. И это при том, что количество румын в этом регионе настолько незначительно, что при переписях даже не учитывается. Заявляют о «приднестровских школах с преподаванием на молдавском языке на основе латинской графики». Во-первых, даже начинающему филологу известно, что в наших школах используется не латинская, а румынская графика. Во-вторых, в РМ нет молдавских учебников. Все так называемые «молдавские» учебники у нас или, вернее, румынские (бухарестского розлива), составлены местными румынофилами по жёстким румыно-националистическим канонам: limba romînă, literatura romînă, geografia Romîniei, istoria romînilor и др. То есть, все основные дисциплины, с первого класса воспитывающие, формирующие мировоззрение, убеждения гражданина-патриота, сына своего Отечества, в избытке насыщены великорумынской националистической, антимолдавской, русофобской идеологией.

Немецко-румынские фашистские оккупанты в роли освободителей

В ещё большей степени румыно-националистическая интервенция в Приднестровье через шесть румынизированных школ подтверждается десятками учебников «Истории румын», по которым здесь ведётся преподавание. Кишинёвская журналистка писала: «В каком учебнике советские войска именуются оккупантами ‒ так и не ясно».

Некоторые преподаватели, видимо, до того орумынились, что в упор не замечают то, что просто само лезет со страниц многих учебников по истории румын. Неудобно и за журналистов, которые если не читают румынских учебников по истории румын, то могли бы ознакомиться с подробным обзором этих учебников, опубликованным в газете «Тинеретул Молдовей» (16.10.2003 г.), переведённым и напечатанным на русском языке в газете «Время». Кишинёвский историк Б.Визер пишет: «В 1941 г. Румыния и Германия освободили Бессарабию…». Другой румынист. русофоб И.Варта пишет: «Русская военная оккупация (1828 ‒ 1829 гг.) была жесточайшей…». «Опасность русского присутствия (после 1829 г.) была более вредной, чем бывшего прежде оттоманского». «Русские войска вели себя как истинные оккупанты» (И.Варта, «Istoria romînilor) для 11 кл., стр. 54, 55, 77, 79). Органы народного образования Приднестровья не могут терпеть на своей территории распространение великорумынского махрового национализма, молдавофобии и русофобии.

«Транснистрия румынская земля»?

За последние годы в Румынии и у нас опубликовано множество статей, пытающихся обосновать идею Великой Румынии до Буга: «Транснистрия ‒ румынская земля». Полагая, что великое дело по тотальной румынизации правобережной Молдовы уже завершено, румынская газета «Gardianul» открыто писала: «Транснистрия ‒ это древняя румынская земля… Большинство населения здесь ‒ румынское…» (см. «Flux», 19.09.2003 г.). Своим попустительством кишинёвские правящие круги способствуют углублению румынизации подрастающего поколения, дегражданизации Республики Молдова, подрыву национальных основ молдавской государственности.

Автор знаменитого автопортрета «Каналия националэ», «которая хорошо жрёт и, особенно, хорошо пьёт», К.Тэнасе, восторгаясь результатами румынизации, самодовольно заявляет: «Дело в том, что школы и лицеи в Республике Молдова стали фабриками, которые серийно производят румынчиков… Процесс демолдовенизации молдаван уже невозможно остановить» («Timpul», 26.12.2003 г.).

Трудно поверить, но министерство просвещения, социально-культурный сектор правительства не только мирятся с этим положением, но и способствуют развитию, углублению процесса тотальной румынизации ‒ «серийному производству румынчиков», проявляя при этом чудеса мимикрии. Именно деятелей из этих и других правительственных структур имел в виду К.Тэнасе, когда писал: «Румыны замаскировались под молдаван. На службе ‒ в правительстве! ‒ молдаване, а когда приходят домой, ругают коммунистов и становятся румынами» («Timpul», 26.12.2003 г.).

«Работать вместе слаженно и обдуманно»

Как участник диалектологических экспедиций Академии наук Молдовы, я вместе с коллегами объездил в 1962 ‒ 1963 гг. почти все сёла молдавских районов Левобережья Днестра. В результате бесед (анкетирования) с сотнями крестьян (информаторами) об истории заселения, верованиях, народном творчестве, местной этнографии и топонимики я искренне и навсегда полюбил этот богатый край, выразительный, сочный, сладкозвучный, своеобразный молдавский язык его трудолюбивых жителей, их быт и традиции. С тех пор Приднестровье ‒ это любовь моя, а теперь и боль, и надежда.

Уже тогда я убедился, что даже самые доброжелательные исследователи и политики не знают истории этой благодатной земли, не знают о сложном, долгом пути заселения молдаванами Левобережья Днестра, об их совместной жизни и деятельности с представителями других народов. Нередко мы, так называемые «правобережные» молдаване, подходим к проблемам Приднестровья со своим аршином, со своими кишинёвскими представлениями, а в последнее время даже с чужими «уставами».

Делаем это искренне, из лучших побуждений. Забывая, однако, что «монастырь», хоть и не чужой, но своеобразный, со своей историей, со своим отличительным взглядом на многие процессы. Стремимся к взаимному, доброму. А результат не всегда ожидаемый.

Потому что наш «устав» не учитывает исторические, культурные, этноязыковые и национально-психологические особенности этого многонационального сообщества. Поэтому нас не всегда понимают и воспринимают.

Изучение культурных, демографических, этноязыковых и этнопсихологических процессов становления многонационального сообщества Левобережья Днестра, в том числе молдаван, убеждает и призывает всех проявить понимание и уважение к их праву на имя, на историческую память. Вместе с тем, на мой взгляд, наши действия, пламенные заявления нередко свидетельствуют о «незнании уроков истории». Хотя, как предупреждал В.Ключевский, «политика должна быть не более и не менее чем прикладной историей». У нас же, в наши дни, как мне представляется, политика, по словам того же историка, «не более чем отрицание истории и не менее чем её искажение». Не только в отношении Приднестровья…

Специально для AVA.MD

Обсудить