Игорь Коротченко: «В сохранении статуса военного нейтралитета – залог безопасности Молдовы»

Что касается сферы российско-молдавских отношений, то, по словам Игоря Коротченко, ответственные политики в Кишинёве должны ясно и чётко понимать, что именно с Россией им надо решать все ключевые вопросы, в том числе и вопрос урегулирования конфликта в Приднестровье.

Идя навстречу пожеланиям активной части общественности, Международный медиаклуб «Format A пригласил, наконец, посетить Республику Молдова широко известного далеко за пределами своей страны российского военного эксперта, журналиста и политолога Игоря Коротченко, встреча с которым состоялась 22 апреля 2013 года в конференц-зале «Бегония» столичного отеля «Leo Grand».

Следует отметить, что впервые Международный медиа-клуб «Формат А-3», который регулярно организует выступления известных российских экспертов, политологов, журналистов и экономистов в Республике Молдова, представил молдавской публике Игоря Коротченко ещё 23 ноября 2012 года. Правда, тогда он, по ряду независимых от него причин, смог посетить только левобережный Тирасполь, а потому мало кому из жителей правобережного Кишинева удалось увидеть и услышать его выступление там.

В то же время, опубликованные в ряде молдавских независимых СМИ сообщения – очень краткие и не всегда точные - о сделанных в Тирасполе заявлениях Игоря Коротченко, в том числе, о необходимости сохранения и даже усиления, посредством модернизации техники и вооружения, военного присутствия России в этом регионе, как фактора, наиболее надежно гарантирующего его безопасность, привлекло к себе пристальное внимание политических кругов и общественности Республики Молдова и спровоцировало широкую дискуссию по этому вопросу.

«Мир меняется, меняются границы и подходы. Самое главное, чтобы все спорные и серьезные вопросы между Кишиневом и Тирасполем решались исключительно политико-дипломатическими средствами», - высказал в ноябре прошлого года в Тирасполе свое мнение о взаимоотношениях между РМ и ПМР Игорь Коротченко.

Вспоминая трагическую ситуацию вооруженного конфликта на Днестре в 1992 году, Игорь Коротченко сказал тогда чётко и прямо: «Я думаю, что урегулирование ситуации, в целом, выгодно и Молдове, и Приднестровью. Ведь основа движения общества вперед – это экономическое процветание. Хорошая сильная экономика, борьба с коррупцией. Я могу четко сказать, что со стороны России будет приложено максимум усилий для того, чтобы здесь снова не звучали выстрелы. Этого никому не надо, ни народу Молдовы, ни народу Приднестровья».

Игорь Коротченко отметил также, что в России работают сегодня многие сотни тысяч граждан Молдовы, за счет денежных переводов которых (достигших в 2012 году 2-ух миллиардов долларов!) существуют их семьи, пополняется бюджет страны, молдавская традиционная продукция во всё большем количестве поставляется на российский рынок, в то время как поставки из Молдовы в страны ЕС постоянно сокращаются по причине усиливающегося на Западе финансово-экономического кризиса, ведущего к падению потребительского спроса. Поэтому, чем лучше и теснее будут отношения между Молдовой и Россией, тем большей выгодой это обернется для самой Молдовы, особенно если она решит интегрироваться в Таможенный и Евразийский союз.

Игорь Коротченко выразил тогда мнение, что вопрос будущего Приднестровья будет, вероятно, решён в течение нескольких ближайших лет. По его словам, существует три варианта решения приднестровской проблемы: во-первых, признание независимости ПМР по прецеденту Косово, который создал Запад; во-вторых, независимость ПМР де-факто, по примеру Тайваня; в-третьих, конфедерация, то есть объединение пространства бывшей Молдавской ССР с сохранением субъектности двух республик – Молдовы и Приднестровья.

Поскольку российский военный эксперт высказал, выступая в Тирасполе в ноябре 2012 года, уверенность в том, что в ближайшее время высшее руководство России уточнит свою позицию по основным внешнеполитическим направлениям и, не исключено, что в отношении Приднестровья позиция Кремля станет более четкой, конкретной и ответственной, вплоть до его признания при определённых условиях (например, в случае вступления РМ в НАТО или её интеграции с Румынией), а также требование, чтобы Молдова «признала свою ответственность за преступления 1992 года», вовсе неудивительно, что новое выступление Игоря Коротченко, на сей раз на правом берегу Днестра, в столичном Кишинёве, вызвало настоящий ажиотаж в среде молдавских политиков, журналистов, политических экспертов и просто политически активных граждан, а потому достаточно вместительный конференц-зал «Бегония» в отеле «Leo Grand» был полон ещё задолго до начала встречи с ним.

Чрезвычайно интересна и богата знаковыми событиями биография именитого московского гостя, во многом предопределившая его бойцовский характер, место в жизни, линию поведения и политическую ориентацию, как неустрашимого и стойкого борца за правду и справедливость, за национальные интересы России.

Игорь Юрьевич Коротченко родился 15 февраля 1960 года в городе Рига Латвийской ССР в семье военнослужащего. По национальности - русский. В 1982 году окончил Тамбовское высшее военное авиационное инженерное училище имени Ф.Э. Дзержинского. Проходил службу в частях Военно-воздушных сил (1982-1984 гг.), Главном штабе ВВС (1984-1987 гг.), Генеральном штабе Вооруженных Сил (1987-1994 гг.).Воинское звание – полковник запаса. Награжден именным оружием.

С 1994 года Игорь Коротченко – военный обозреватель «Независимой газеты». В 1995 году выступил одним из инициаторов создания еженедельника «Независимое военное обозрение». Автор свыше 500 статей по вопросам военной реформы, военного строительства, стратегических ядерных сил, ситуации в оборонно-промышленном комплексе, борьбы с терроризмом, деятельности спецслужб. В качестве военного корреспондента выезжал в служебные командировки более чем в 40 стран мира.

В 2003 году, выражая личный протест против антигосударственной информационной политики «Независимой газеты», принадлежавшей олигарху Борису Березовскому, Игорь Коротченко обратился к журналистам «Независимого военного обозрения» с предложением уйти из редакции, и был полностью поддержан коллективом.

В 2003-2009 гг. Игорь Коротченко - главный редактор еженедельника «Военно-промышленный курьер». Из-за проводимого Игорем Коротченко антикоррупционного расследования в отношении деятельности генерального директора ГСКБ «Алмаз-Антей» Игоря Ашурбейли и судьбы комплекса ГСКБ «Алмаз-Антей», в декабре 2009 года в редакцию принадлежащей Ашурбейли газеты «Военно-промышленный курьер» был введен ашурбейливский вооруженный ЧОП, и под угрозой применения силы Игорь Коротченко был вынужден покинуть редакцию. Одновременно, по указанию Ашурбейли, против Игоря Коротченко были сфабрикованы материалы о якобы имевших место «прогулах», таким образом, он стал первым и единственным в постсоветской истории главным редактором газеты, уволенным «за прогулы». В феврале 2011 года Игорь Ашурбейли был снят с должности генерального директора ГСКБ «Алмаз-Антей» за срыв гособоронзаказа по системам С-400, о чем сообщил на брифинге в МО РФ первый заместитель министра обороны Александр Сухоруков.

С 2010 года Игорь Коротченко – главный редактор журнала «Национальная оборона» и директор Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО).

Отвечая на вопросы участников встречи о себе, Игорь Коротченко объяснил, что в настоящее время не состоит ни в одной партии, а также верит в Бога, как в Высшую справедливость этого мира.

Игорь Коротченко известен в России и за ее пределами своим конструктивным взглядом на современную армию и методы ее совершенствования. «Я за то, чтобы в армии служили все, - говорит он. - Исключение – только медицинские показатели. И, в первую очередь, срочную службу должны пройти дети членов Правительства Российской Федерации, министров, депутатов Госдумы. Пусть они берут пример с британских принцев, которые отдали воинский долг Туманному Альбиону как простые граждане».

Во время поездки в Эстонию 6-го мая 2012 года, куда его пригласил международный медиаклуб «Импрессум», Игорь Коротченко был задержан в аэропорту Таллинна и ему не позволили въехать в эту страну, входящую в блок НАТО. Давая интервью местному изданию «voanews.com», он сказал, что складывается такое впечатление, что США и Запад в лице НАТО, разворачивая свою систему ПРО в Европе, «приставили нам к голове «кольт» и при этом говорят: «Не пугайтесь. Если выстрел и произойдёт, в худшем случае, вам просто оцарапает кожу». Но мы-то знаем, что когда произойдёт выстрел, то пуля пробьёт голову».

На новой встрече Игоря Коротченко с молдавской общественностью 22 апреля 2013 года, на сей раз в Кишинёве, состоялся откровенный и заинтересованный разговор о многих, беспокоящих молдавскую общественность, проблемах, в частности, о статусе Республики Молдова как нейтрального в военном плане государства, о проблемах её национальной безопасности, о том, какие локальные войны могут возникнуть в ближайшее время, зачем и как быстро может расшириться на Восток блок НАТО, а также о том, какая судьба ждёт молдавских военнослужащих после того, как Парламент РМ ратифицирует Соглашение с ЕС об участии Молдовы в операциях по урегулированию кризисов в других регионах мира?

Отвечая на вопрос о том, как можно выйти из тупика, в который зашли к настоящему времени взаимоотношения России, НАТО и США по ЕвроПРО, Игорь Коротченко сказал, что «выход из тупика – это подписание юридически обязывающего договора либо соглашения, в соответствии с которым США будут ограничены в выборе мест развёртывания огневых и информационных средств ПРО, чтобы места их размещения не затрагивали позиционные районы российских межконтинентальных баллистических ракет и не обладали возможностью осуществлять противоракетный перехват на территории РФ. Они должны быть отодвинуты вглубь Европы на радиус их боевого применения, гарантированно обеспечивая безопасность Европы, но не осуществляя перехват в российском воздушном и космическом пространстве».

По словам Игоря Коротченко, Россия хочет получить от США и НАТО юридически обязывающий документ, который будет гарантировать ненаправленность ЕвроПРО против российских стратегических ядерных сил. Если США и НАТО говорят, что их основная цель - обеспечить безопасность Европы, то пусть и обеспечивают её, не угрожая при этом российским интересам.

Дело в том, что система ПРО «Aegis», установленная на американских боевых кораблях, и противоракеты «SM-3», как основной огневой элемент этой системы, непрерывно совершенствуются. В перспективе будет противоракета «SM-3 блок 2», а дальше - противоракета «SM-6». Если все эти системы будут развернуты в непосредственной близости от границ России, это приведет к девальвации способности российских стратегических ядерных сил нанести достаточно мощный ответный удар по агрессору в случае необходимости.

Исходя из тенденций развития российской ракетной техники и тенденций развития системы ПРО «Aegis», Россия предложила, чтобы американцы отодвинули стартовые позиции своих противоракет вглубь Европы. Тем самым, они гарантировано обеспечивают безопасность воздушного и космического пространства над Европой. Причем они могут перехватывать там любые цели, включая баллистические ракеты, над всей территорией Европы. Но при этом, поскольку их стартовая позиция будет отодвинута от границ России, перехватывать российские баллистические ракеты они уже не смогут. Они просто не долетят до них и упадут по причине того, что топливо в противоракетах будет израсходовано.

«Казалось бы, - сказал Игорь Коротченко, - это вполне логичное решение, совершенно справедливый и разумный вариант. Но вот американцы всё время говорят, что это якобы потребует слишком сложной процедуры согласования всех стран-членов НАТО, что для этого необходимо, чтобы Конгресс США проголосовал по этому вопросу. На самом же деле, это решение исключительно самого Пентагона. Архитектуру ЕвроПРО Конгресс США и НАТО не утверждают. Как Пентагон говорит, так все и происходит. Если американцы говорят, что их ПРО не направлена против России, тогда зачем они размещают противоракеты, которые могут перехватывать российские ракеты с ядерными боеголовками, вблизи российских границ – в Польше, Румынии? Зачем они планируют разместить свои морские компоненты системы «Aegis» в Баренцевом, в Балтийском и в Черном морях?».

Отвечая на реплику одного из участников дискуссии, который высказал мнение, что американские противоракеты будут нужны для того, чтобы сбивать ракеты с ядерными боеголовками, которые может запустить Иран для удара по странам НАТО или Израилю, Игорь Коротченко сказал: «Для того, чтобы сбивать иранские ракеты, эту группировку надо разместить в Восточном Средиземноморье или в Персидском заливе. Тогда ничего оттуда не долетит. Они же конфигурируют свою систему таким образом, что берут Россию в кольцо. Совершенно очевидно, что эта тенденция будет нарастать. Понимание истинных целей США и НАТО приводит российских военных и политическое руководство страны к выводу о том, что истинные цели развертывания ЕвроПРО - отнюдь не те, которые декларируются вслух. Обещаниям веры нет. Именно поэтому Россия четко говорит; Документы на стол! В них должно быть записано, какой будет конфигурация ЕвроПРО. Тем самым, Россия хочет застраховать себя от неожиданностей».

Рассказывая о том, что Россия в настоящее время предпринимает меры к быстрому и эффективному перевооружению своей армии, в которой к 2020 году должно быть не менее 70% новой боевой техники, Игорь Коротченко особо подчеркнул, что, как показывает опыт, попытки договориться о чем-либо с потенциальными противниками чисто политическими методами бесперспективны, а потому: «Если ты слаб, если за тобой не стоит реальная военная сила, даже если у тебя много денег и работает экономика, то тебя растопчут тогда, когда сочтут нужным это сделать. Опыт Югославии, Ирака, Ливии показывает, как это происходит. Поэтому за спиной российских дипломатов всегда должна стоять военная мощь. Курс Москвы на жесткое ответное военное реагирование в случае агрессии против России абсолютно правильный и единственно верный шаг в современных условиях. Мы не можем позволить США и НАТО создать угрозу девальвации российских ядерных возможностей».

Комментируя новый план защитных мероприятий, который президенту России Владимиру Путину представил новый министр обороны Сергей Шойгу, Игорь Коротченко отметил, что «впервые в план обороны России включены предложения по государственному оборонному заказу и по государственной программе вооружения. Кроме того, свое мнение и представление об организации тех или иных аспектов национальной обороны представили 49 российских министерств и ведомств. Таким образом, мы имеем согласованную позицию фактически всех ключевых структур, отвечающих за вопросы национальной обороны и национальной безопасности. Еще одним важным аспектом является то, что в плане обороны проанализированы возможные угрозы и вызовы безопасности России на ближайшие 10 лет. С этой точки зрения, конфигурация российских вооруженных сил, создание и обустройство объектов военной инфраструктуры, в максимальной степени учитывают те риски и возможные театры военных действий, на которых предстоит действовать российской армии. В этом плане новый документ носит концептуальный характер, он сбалансирован и комплексно отражает те усилия, которые будет предпринимать наша страна по обеспечению своей национальной обороны».

В качестве вызовов и угроз безопасности России Игорь Коротченко, в первую очередь, назвал ситуацию, которая складывается в результате вывода американских и натовских войск из Афганистана в 2014 году, в связи с чем могут сложиться условия, когда талибы, установив контроль над Кабулом и большей частью северных провинций Афганистана, перенесут затем свои боевые действия на постсоветское пространство. Этот фактор является сегодня ключевым для планирования действий войск ОДКБ и российской армии на южном направлении.

Еще одна проблема – возможное обострение военной активности иностранных государств вокруг Арктики. Это связано с процессом таяния арктических льдов, появлением возможности круглогодичной навигации в Северном Ледовитом океане и предстоящим разделом морских и шельфовых участков Арктики между приарктическими государствами, поэтому Россия должна иметь достаточно мощные военные козыри для того, чтобы ее дипломаты могли успешно провести соответствующий раунд переговоров.

И наконец, еще одна проблема: возможная военная акция США против Ирана и вероятность появления иностранных войск на Каспии. Россия также комплексно оценивает эти угрозы и риски и предпринимает необходимые меры реагирования.

Что касается сферы российско-молдавских отношений, то, по словам Игоря Коротченко, ответственные политики в Кишинёве должны ясно и чётко понимать, что именно с Россией им надо решать все ключевые вопросы, в том числе и вопрос урегулирования конфликта в Приднестровье.

Рассказав о том, как его шокировал - совершенно неожиданный! - неприглядный вид столичного Кишинева – «парадной витрины Молдовы», в том числе, его полная запущенность, грязь, разруха, свидетельствующие об упадке экономики страны, социальной катастрофе, Игорь Коротченко отметил, что в такой критической ситуации молдавскому руководству следует думать не о союзе с ЕС и НАТО, не тратить средства на бесплодные «еврореформы», на армию, оружие и боевую технику, а сосредоточиться, в первую очередь, на решении самых насущных экономических и социальных задач, сохраняя военный нейтралитет своей страны.

В случае же её втягивания в ЕС и НАТО, это обернется для Молдовы новыми колоссальными убытками, а Россия в таком случае будет вынуждена принять решение о признании Приднестровья, большинство населения которого является её гражданами.

Членство в НАТО не только не способно обеспечить безопасность Молдовы но и, напротив, сделает её объектом возможного ответного удара со стороны других государств, если НАТО с её территории предпримет против них враждебные действия. Никаких выгод не даст Молдове и участие её военнослужащих в качестве «дешевого пушечного мяса» в военных конфликтах на стороне НАТО в других странах под видом участия в «миротворческих операциях», что предусматривает Соглашение с ЕС об участии Молдовы в «операциях по урегулированию кризисов» в других регионах мира.

Только строгое соблюдение конституционного положения о военном нейтралитете Республики Молдова, укрепление и расширение дружественных политических и экономических связей с Россией и другими странами СНГ, постепенная интеграция в Таможенный союз и активное участие в Евразийском проекте на Востоке в наибольшей степени соответствуют её национальным интересам. В сохранении статуса военного нейтралитета – самый надёжный залог национальной безопасности Республики Молдова.

У Республики Молдова, считает Игорь Коротченко, есть сегодня только два пути, два варианта дальнейших действий: либо она окончательно интегрируется в ЕС и НАТО, утрачивает в итоге остатки своей экономики и политической независимости, становится бесправным придатком США и Запада, теряет Приднестровье и ставит под угрозу своё дальнейшее существование в качестве суверенного и независимого государства, либо она сохраняет военный нейтралитет и разворачивает свой внешнеполитический курс на Восток, в сторону России и СНГ, поддерживает Евразийский проект, начинает интегрироваться в Таможенный союз, получает оттуда мощную политическую, экономическую и финансовую поддержку, обеспечивает экономический и социальный прогресс, укрепляет свою государственность и сохраняет территориальное единство. Третьего здесь просто не дано.

Конечно, сказал Игорь Коротченко, решения о том, с кем быть и куда идти Молдове, принимают сами кишиневские политики во власти, а они сегодня, судя по всему, ставят свои личные и корпоративные интересы опекающих их олигархических групп выше национальных интересов Страны и Народа. Но ведь политиков во власть избирает народ, а потому именно у него есть решающее право избрать такую власть, которая будет служить его интересам. Предстоящие выборы в Молдове должны будут показать, сможет ли молдавский народ изменить к лучшему судьбу своей страны и свою собственную, поддержав и приведя во власть те здравомыслящие политические силы, которые будут служить его интересам.

Отвергая упреки по адресу России в том, что, сохраняя своих миротворцев в Приднестровье, она якобы «оккупирует территорию Молдовы», Игорь Коротченко ещё раз подчеркнул, что винить за присутствие российских военных на Днестре следует не Москву, не российское руководство, а молдавского президента Мирчу Снегура, принявшего безответственное решение о применении военной силы против мирных приднестровцев, отказавшихся подчиниться диктату кишиневских националистов.

Россия пришла сюда не для того, чтобы «оккупировать» молдавскую землю, а для того, чтобы на этой земле больше не лилась ничья кровь – ни приднестровцев, ни молдаван. России не нужна ничья чужая земля, но российские миротворцы будут здесь так долго, сколько времени потребуется для создания в результате договоренностей между Тирасполем и Кишиневом надежных условий, при которых новое военное столкновение на берегах Днестра станет более невозможным. Россия не может оставить без защиты несколько сотен тысяч своих граждан, живущих сегодня и в Республике Молдова, и в Приднестровье.

Не допустит Россия в Приднестровье никаких иностранных военных, в том числе и под видом «полицейских миротворческих сил», сформированных странами ЕС и НАТО, которые должны будут заменить здесь российских миротворцев, поскольку Москва учла печальный опыт тех стран и регионов, например, Сербии и Косово, в которых действовали эти западные «миротворцы», безоговорочно ставшие на сторону одних и грубо нарушившие права других участников конфликта, и потому не желает его повторения в Приднестровье.

На вопросы некоторых участников встречи о том, что будет делать Россия в случае вхождения Республики Молдова в состав соседней Румынии – члена НАТО, по отношению к своим соотечественникам, и кто именно попадает в категорию «соотечественников», Игорь Коротченко ответил, что под категорию соотечественников попадают все те, кто чувствует себя русским человеком, для кого основной язык это русский, для кого русская культура, литература и поэзия – это базовые ценности мироощущения.

«Если этот процесс пойдет, очевидно, что в любом случае мы должны будем использовать механизмы ЕС, чтобы обеспечить соблюдение прав национальных меньшинств, обеспечить культурно-автономную всемирную поддержку школ, в которых преподают на русском языке. Если процесс фактической интеграции Молдовы в Румынию станет реальностью, Россия станет искать решение для того, чтобы права и интересы наших соотечественников не были ущемлены. В любом случае, Россия официально сказала, что поддержка соотечественников, где бы они ни проживали – это базовые основы российской политики».

В общем и целом, несмотря на попытки отдельных участников встречи «побольнее уколоть» московского гостя «неудобными вопросами», Игорь Коротченко провёл встречу в Кишинёве на самом высоком уровне, продемонстрировал свою отличную эрудицию, профессионализм и выдержку, сумел вовлечь аудиторию в живую и содержательную дискуссию, в ходе которой каждый её участник имел возможность высказаться и получить исчерпывающий ответ на любой свой вопрос, касавшийся проблем обеспечения национальной безопасности Молдовы, её места в системе современного мироустройства, её перспективах сохраниться в качестве независимого и суверенного государства и необходимых для этого условиях и факторах.

Обсудить

Другие материалы рубрики