«Приднестровье и евразийская интеграция: проблемы, перспективы, варианты»

Конечно, и в самой Молдове за Евразийскую интеграцию выступает немало людей в таких регионах, как Гагаузия, Бельцы и север Молдовы в целом, Тараклийский район, да и Кишинёв. Рост влияния этих сил в совокупности с позицией ПМР позволил бы изменить ситуацию на юго-западе бывшего Советского Союза. В этом случае Евразийская интеграция смогла бы не ограничиться только Приднестровьем.

В настоящее время ПМР, как и раньше, исходит из концепции участия в интеграционных проектах на территории бывшего СССР. В качестве такового конкретного проекта рассматривается Евразийская интеграция.

Участие в Европейской интеграции, которая подразумевает фактическое перемещение Приднестровья в иное, чем сейчас, политическое, экономическое, ментальное, культурное пространство – в ПМР не рассматривается.

Участие ПМР в Евразийском проекте юридически осложняется непризнанностью республики. Однако фактически такая работа ведётся в различных формах с 1990 года.

I. Проблемы для ПМР в деле Евразийской интеграции

В настоящее время можно утверждать, что основными проблемами и осложняющими евразийскую интеграцию для ПМР факторами являются:

  1. Разногласия между Российской Федерацией и Украиной, препятствующие в некоторых случаях открытому включению ПМР в интеграцию на пространстве бывшего СССР. Так, если Россия выдвинула Евразийский проект, то Украина исходит из позитивности участия в Европейской интеграции. Эти расхождения, хотя и не носящие непримиримый характер (так, ряд украинских политиков допускает участие Киева в Таможенном Союзе в качестве наблюдателя или полноправного члена), используются руководством Молдовы, а также Румынией, Евросоюзом и США для давления на Украину. Цель давления: изоляция ПМР с востока и принятие Тирасполем идеи урегулирования на унитарных условиях и безоговорочного участия в курсе РМ на Евроинтеграцию.
  2. Отсутствие непосредственной государственной границы между ПМР и Россией. В отличие от Абхазии и Южной Осетии, этот фактор, как можно предположить, мешает работать Москве с Тирасполем полностью напрямую. В противном случае Российская Федерация, возможно, избрала бы в отношении ПМР путь официального признания, который был применён в отношении Сухума и Цхинвала.
  3. Работа России и Украины в различных случаях через официальный Кишинёв, что мешает конкретным интеграционным моментам. Так, например, в ПМР до сих пор не открыто Бюро специального представителя президента Российской Федерации по Приднестровью, а также консульство России в Тирасполе или каком-либо ином населённом пункте ПМР. Этот сдерживающий фактор действует и в отношении Украины, работа которой в ином случае на приднестровском направлении была бы, может быть, более активной.

Повторимся: Приднестровье не намерено участвовать в Евроинтеграционных проектах. Основные причины следующие:

  1. Это означало бы отказ от де-факто союзных отношений с Россией и самостоятельных дружественных отношений с Украиной.
  2. Курс на сближение между Молдовой и Румынией, особенно активно идущий с 2009 года, а также все соглашения между РМ и Румынией, распространялись бы и на территорию ПМР. Для Тирасполя это неприемлемо.
  3. Включение ПМР в Европейский интеграционный проект означало бы и политическую переориентацию, поскольку даже экономическая интеграция ПМР в ЕС повлекла бы требование Брюсселя об отказе Тирасполя от самостоятельной внешней политики и от всякого участия в Евразийских проектах. В частности, еврочиновники подчёркивают невозможность участия ПМР в Таможенном Союзе и возможном будущем Евразийском Союзе.

Разумеется, всё это делает положение ПМР сложным. Например, возможное подписание серии соглашений между РМ и ЕС о зоне торговли, ассоциативных отношениях, безвизовом или облегчённом визовом режиме поставит перед Тирасполем новые задачи.

Уже сейчас ясно, что ассоциация с ЕС на ПМР распространяться не будет из-за иных внешнеполитических приоритетов приднестровской стороны. А возможное соглашение о зоне торговли уже сейчас поставило перед руководством и бизнесом ПМР крайне сложную задачу переориентировать многие внешнеэкономические контакты с запада на восток.

Отсюда можно сделать более широкий вывод: если мы говорим о Евразийской интеграции, как для Приднестровья, так и для Молдовы, то позитивным фактором в этом отношении было бы неподписание вышеуказанных соглашений между РМ и ЕС. Если же они будут подписаны – в этом году или позже – то это просто закрепит различные пути развития ПМР и РМ.

II. Перспективы для ПМР в деле Евразийской интеграции

Тем не менее, можно предметно говорить о перспективах для ПМР в деле Евразийской интеграции. Попробуем выделить соответствующие аспекты.

  1. Более державный, чем ранее, курс руководства Российской Федерации. Отказ в России от либерального горбачёвско-ельцинского наследия, пусть даже частичный, создаёт для Евразийского интеграционного проекта необходимые политические, юридические и ментальные условия.
  2. Возможность участия Украины в Таможенном Союзе в качестве наблюдателя. Это помогло бы в любом случае подключению к ТС Приднестровья. И, напротив, отказ Киева от какого бы то ни было участия в Таможенном Союзе усложнил бы положение Тирасполя.
  3. Военное присутствие России в ПМР в виде Оперативной Группы российских войск (ОГРВ) и Миротворческих сил (МС). Это присутствие может быть сохранено только в случае сориентированного на Евразийский проект Приднестровья, так как за годы после распада СССР любая власть Кишинёва декларировала необходимость вывода ОГРВ с берегов Днестра и смены миротворческого формата. Тирасполь же рассматривает российские войска как союзные и как физическую защиту Приднестровья от возможного нового вооружённого конфликта.
  4. Возможный отказ официального Кишинёва от безоговорочного курса на Евроинтеграцию, что кажется сегодня крайне маловероятным. Между тем, предпосылки для этого есть: по различным социологическим опросам, более половины жителей РМ считают, что страна движется в неправильном направлении. В случае смены или корректировки курса Кишинёва, РМ перестала бы активно возражать против Евразийской направленности приднестровской внешней политики.
  5. Кризис в Евросоюзе. Как мне представляется, никто Молдову в ЕС в качестве нового члена и самостоятельного государства принимать не собирается. Кишинёвская пропаганда вокруг этого – блеф. По мере всё большей очевидности данного блефа Евразийский проект (если он будет доведён до ума) раскроется как реальная альтернатива для республик бывшего СССР. Ну, а возможный распад ЕС, о чём сейчас пишется в СМИ, с этой точки зрения просто выбил бы почву из-под ног евроинтеграторов.

III. Варианты и возможности для ПМР в деле Евразийской интеграции

Мы предполагаем, что подвешенная ситуация на берегах Днестра, существующая с 1990-1992 года, может быть в обозримой перспективе изменена или скорректирована.

Если ранее Молдова была полностью вне юридического участия в реальной работе Евросоюза, то теперь возможное подписание вышеуказанных соглашений РМ-ЕС будет означать начало реального вывода Молдовы из постсоветского пространства.

Если такой ход дел возобладает, то перед теми, кто проводит Евразийский курс в бывшем СССР, неизбежно встанет вопрос: позволить увести, как иногда говорят, «в Европу через Румынию» ещё и Приднестровье, или же оказать большую, чем сейчас, поддержку Тирасполю, а также сторонникам Евразийской интеграции в самой Молдове?

В такой ситуации с точки зрения логики отпадёт необходимость всякой дискуссии о выводе российских войск с берегов Днестра, поскольку Молдова попадёт и в иное, враждебное Москве и Тирасполю, военно-политическое пространство. Если сейчас, ведя диалог с Кишинёвом, Москва рассчитывает удержать Молдову в качестве нейтрального, вне сферы контроля ЕС, государства, то после возможного подписания указанных соглашений ЕС-РМ ситуация изменится.

Логика развития событий потребует поддерживать тех, кто поддерживает Евразийский проект, не обращая внимания на возражения его оппонентов.

При этом надо учитывать, что Приднестровье исходит не из концепции нейтралитета, а из концепции военно-политического альянса с Россией и будущим Евразийским Союзом.

Поддержание дружеских отношений с Украиной, как уже было сказано, для ПМР также имеет жизненно важное значение.

Здесь следует добавить о том, что для России, Украины и ПМР существует общая опасность – опасность румынского экспансионизма, который в последние годы стремительно активизируется и укрепляет свои позиции внутри Молдовы. Требования Бухареста и его кишинёвских союзников о выводе российских войск из Приднестровья, выступления против урегулирования молдо-приднестровского конфликта даже на федеративной или конфедеративной основе, территориальные претензии к Украине (шельф в районе острова Змеиный и т.д.) – всё это создаёт основу для противодействия планам лидеров Румынии.

В том числе – в форме различных интеграционных проектов в бывшем СССР, а также в форме более активных контактов между Москвой, Киевом и Тирасполем.

При этом совершенно очевидно, что Румыния для реализации своего перспективного плана присоединения всей бывшей МССР вовсю использует своё членство в Евросоюзе, НАТО и двусторонние военные соглашения с США. Пример – развёртывание элементов ПРО США в Европе.

Одно из важнейших средств противодействия планам унионистов – Евразийская интеграция, поскольку уже сейчас очевидно, что Запад не противодействует курсу Бухареста. История вокруг острова Змеиный – яркое тому доказательство.

Итак, передавать в сферу влияния ЕС и Румынии ещё и Приднестровье для сторонников Евразийской интеграции не имеет никакого смысла.

Конечно, и в самой Молдове за Евразийскую интеграцию выступает немало людей в таких регионах, как Гагаузия, Бельцы и север Молдовы в целом, Тараклийский район, да и Кишинёв. Рост влияния этих сил в совокупности с позицией ПМР позволил бы изменить ситуацию на юго-западе бывшего Советского Союза. В этом случае Евразийская интеграция смогла бы не ограничиться только Приднестровьем.

Пока же мы исходим из той ситуации, которая существует на сегодняшний день.

Таким образом, мы делаем главный вывод: при любом развитии событий ПМР будет работать для закрепления своего участия в Евразийском проекте.

18 апреля в Комрате, в зале заседаний Народного собрания Гагаузии состоялась международная конференция на тему «Республика Молдова и перспективы евразийской интеграции». Инициаторами конференции стали Евразийская сеть политических исследований и информационно-аналитический портал AVA.MD, при содействии Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М.Горчакова и башкана Гагаузии Михаила Формузала.

Выступление на Международной конференции «Республика Молдова и перспективы евразийской интеграции»

Обсудить