Масс-медиа в Украине: четвертая власть или пятая колонна?

Кто знает, может подобная программа-минимум поможет украинским масс-медиа постепенно выбраться из того информационного болота, куда они сами себя загнали за годы своей «независимости», и вернуть себе славу четвертой власти — уже без кавычек...

Когда весной 2012 года мы с Валерием Зайцевым решились опубликовать некоторые данные нашего исследования проблем современных украинских СМИ, то даже не ожидали, что кризис в них будет углубляться столь быстро.

Основные симптомы при этом представляются весьма досадными и трудноизлечимыми.

Вот они:

Нет тем?

Привыкнув работать на «сенсациях» разного рода (главным образом на квазисенсациях) и поджаривать факты, чтобы потом скармливать их доверчивому потребителю, украинские медиа просто разучились работать с информацией.

В результате, когда благословенные (по части информационных поводов) времена безголовых трупов, поддиванных пленок и прочего канули в вечность, большинству украинских медиа стало просто не о чем писать.

Привыкшие идти на запах "крови" очередных "разоблачений" (основу для которых практически в готовом виде можно было получить прямо от инвестора), украинские акулы пера попросту отвыкли анализировать факты, события и статистические данные, дабы потом создавать из них целостную картинку, давать обоснованный прогноз и отслеживать основные тенденции развития ситуации.

Однако знаменитую теорию Дарвина об эволюционной борьбе за существование никто не отменял, даже в журналистике. Ее итог за последний год: не сумев приспособиться к перевариванию информационного планктона (превратившись в китов-аналитиков), наши акулы пера в большинстве своем выродились в информационных пираний — с достаточно узким кругозором, но о-очень большими аппетитами.

Это, в свою очередь, не замедлило отразиться на тематике и уровне публикаций. Подобно тому как пираньи от голода не брезгают нападать на своих собратий, украинские масс-медиа, вместо того чтобы решать проблемы общества (а иногда и проблемы своих инвесторов), перешли на взаимную грызню вплоть до выяснения личных отношений с энергичным перетряхиванием грязного белья.

Причем подобное поведение в целом характерно как для «оппозиционных», так и для «провластных» средств массовой информации и их сотрудников — очевидно, процесс профессиональной деградации не имеет исключений по политическому признаку. Грешат же подобным образом не только начинающие журналисты, но и их «звездные» братья и сестры по цеху, в том числе и те, кто успел обзавестись собственными изданиями, а то и депутатскими мандатами.

В итоге к бесконечному пережевыванию подробностей поиска золотого унитаза в Межигорье, с одной стороны, и пикантных деталей пребывания г-жи экс-премьер-министра в Качановской колонии — с другой, в информационном пространстве Украины существенно прибавилось пикантных подробностей из жизни журналистов и редакторов (особенно журналисток и редактрисс). Читателю остается судить самому, насколько это может помочь решению проблем общества и государства в целом...

Нет слов!

Достаточно неожиданным симптомом углубления кризиса украинских масс-медиа стало резкое сокращение словарного запаса, которым они оперируют, с соответствующим ухудшением его качества.

Этому способствует, с одной стороны, снижение уровня подготовки самих «рыцарей клавиатуры и диктофона», а с другой — сомнительное по своей сути стремление достучаться до сознания массового потребителя информационного продукта разговаривая с ним на особом, понятном ему языке.

Результат? Если текст «украинский» — то используется канадско-польский суржик (с изрядной долей средневекового идиш), что, по мнению «национально сознательных» журналистов, должно свидетельствовать о чистоте их «украинскости».

Если же медиа пытаются достучаться до умов и сердец русскоязычного потребителя, то в ход идут полуцензурные и даже вовсе НЕ цензурные выражения, отдельные буквы в которых стыдливо заменены звездочками...

Отдельно стоит отметить приверженность многих современных СМИ к так называемому албанскому языку. В нашей стране им увлекаются как украинско-, так и русскоязычные авторы, а с интернет-форумов, чатов и частной переписки он давно уже перекочевал на страницы солидных изданий (в том числе «твердого» формата).

Нужно ли говорить, что столь широкое использование, по сути, искаженных слов и забавных (на первый взгляд) устоявшихся выражений в большинстве своем отнюдь не способствует раскрытию серьезных тем, а скорее, свидетельствует о бедности словарного запаса журналиста/редактора.

Итак, если предположить, что Украина когда-нибудь последует примеру России и введет в действие закон, запрещающий использование в масс-медиа ненормативной лексики, то нашим журналистам будет не только не о чем, но и нечем писать: оставшегося лексического запаса едва хватит, чтобы со скрипом составить заявление на выдачу пособия по безработице...

И штампы, штампы, штампы...

Одни называют своих оппонентов «грантоедами» и «евро-журнализдами». Другие именуют их «запроданцями злочинної влади» и «агентами Банковой». При этом правы и те и другие: они находятся по разные стороны информационных баррикад, сражаются под разными информационными знаменами, да и (что греха таить!) получают деньги за свой труд из разных, хоть и вполне конкретных, источников.

Кстати, мы далеки от того, чтобы обвинять журналистов в поголовной продажности или верить в их столь же поголовный альтруизм, поскольку, по нашему глубочайшему убеждению, продажен не тот, кто пишет за деньги, а тот, кто за деньги пишет не то, что думает. Согласитесь, что бесплатно этой (да и всякой другой) работой будет жив далеко не каждый...

При этом одни активнейшим образом сражаются с призраком «галичанской» угрозы, а вторые во всех бедах обвиняют пресловутых «донецких» и прочих «східнякiв». А вот тут уж обе стороны неправы, поскольку введение в оборот и навязывание массовому сознанию штампов подобного рода отнюдь не способствует укреплению единого государства в его нынешних границах, а напротив, способствует разжиганию розни межрегиональной, от которой один шаг до розни межнациональной и межэтнической и дезинтеграция страны на экономически нежизнеспособные фрагменты, которые с радостным чавканьем будут переварены сопредельными государствами.
Если этого сегодня не понимает большинство украинских журналистов из обоих лагерей, то владельцы масс-медиа и их стратегические инвесторы (как из провластного, так и из оппозиционного лагерей) все же должны догадываться, что для сохранения власти над страной в ее нынешних границах, необходимо не разъединение, а объединение народа.

Учить и... учиться

Несмотря на всю трусость и нерешительность национальной буржуазии, которую она продемонстрировала за последние 20 лет новейшей истории Украины, для нее должно быть очевидно, что преждевременный отказ от государственного суверенитета (а тем более сопровождаемый расколом страны) не сможет гарантировать сохранение значительной части наиболее привлекательных активов.

Именно поэтому «партия власти» до последнего времени была готова на любые компромиссы со своими политическими оппонентами — только бы избежать великих потрясений.

Что же касается украинской оппозиции в ее нынешнем формате, то она слишком озабочена решением узко корпоративных вопросов (вроде судьбы кресла столичного мэра, выторговывания министерских портфелей и наращивания бюджетного финансирования двух-трех западных регионов за счет промышленного юго-востока), чтобы интересоваться судьбами страны в целом.

Однако, стимулируя протестные настроения в народе, тройка оппозиционных партий все же должна осознавать опасность игры на его раскол, ведь это ставит под сомнение удержание власти, если «непримиримым» и удастся ее заполучить.

При этом независимо от того, какая политическая сила в обозримой перспективе будет править Украиной, ей придется заняться усиленным воспитанием граждан-налогоплательщиков в духе любви к государству. Это непременное условие сохранения не только власти в стране, но и самой страны в ее сегодняшних границах.

Более чем двадцатилетняя эпоха «хуторской» квазинезависимости Украины в ближайшее время должна смениться гораздо более интересным периодом реального укрепления государства со всеми вытекающими для его граждан последствиями.

Это означает, что украинцам придется учиться быть настоящими патриотами, что подразумевает следующее.

Именно таким воспитанием масс, а также трех официальных ветвей власти (законодательной, исполнительной и судебной) и должны заняться масс-медиа, если не хотят в конечном итоге оказаться пятой колонной, содействующей потере Украиной своей государственности.
Сделать же это для многих СМИ будет весьма непросто: ведь для этого большинству их работников придется в ускоренном порядке пройти эволюцию от человека пишущего (обычно под диктовку) к человеку мыслящему (широко и самостоятельно).

А значит, прежде чем начать учить общество (получая за это деньги), украинские журналисты должны будут не только усвоить правила чисто- и правописания, но и существенно поднять свой личный образовательный и культурный уровень.

Заметим, что количество и многообразие дипломов, сертификатов и прочего в данном случае мало помогает. Более того, если украинские вузы будут и дальше теми же темпами (и с тем же качеством) печь новые партии дипломированных журналистов, то гораздо более востребованными в этой профессии станут специалисты с непрофильными дипломами (например, техническими, историческими, финансово-экономическими и проч.) и даже без оных. Многолетний опыт подсказывает, что научить человека красиво и грамотно писать гораздо проще, чем научить его мыслить.

Впрочем, некоторые основные качества «журналиста будущего» работники украинских масс-медиа могут начать вырабатывать в себе прямо сейчас. Например...

Кто знает, может подобная программа-минимум поможет украинским масс-медиа постепенно выбраться из того информационного болота, куда они сами себя загнали за годы своей «независимости», и вернуть себе славу четвертой власти — уже без кавычек...
Источник: Информационно-аналитический портал Inpress.ua

Обсудить