Плахотнюка и Гимпу рубят…

Таким образом, почти всё в сегодняшних решениях Парламента, принятых голосами депутатов фракций ПКРМ и ЛДПМ, что касается судьбы Плахотнюка и Гимпу, можно считать определённым позитивом. Но при этом, однако, возникает естественный в такого рода рубежных ситуациях вопрос, а что же и как будет дальше?

Первая радость после серии мощных ударов со стороны Владимира Воронина (ПКРМ) и Влада Филата (ЛДПМ) по опостылевшему всем в Молдове «кукловоду» Владу Плахотнюку (ДПМ) и, рикошетом, по дошедшему до полного маразма в неустанных поисках «агентов ФСБ» под каждым парламентским креслом Михаю Гимпу (ЛП), начинает постепенно проходить, щенячий восторг сменяется сомнениям и тревожными раздумьями о том, «а что же это всё-таки было и к чему всё это в конечном итоге может привести»?

Уверен, что не только у меня одного, но и у очень многих других граждан Республики Молдова, весь день напряжённо следивших за тем, как драматически разворачиваются события в Парламенте, появилась робкая надежда на то, что эти две одиозные политические фигуры - Плахотнюк и Гимпу - с их постоянными замусоленными «тузами в рукаве», наконец-то, могут быть убраны из большой политики.

Во всяком случае, стало окончательно ясно, что для Либеральной партии единственный шанс пройти в Парламент на следующих выборах – это сменить своего лидера.

В кадровой обойме ЛП есть сегодня несколько кандидатов на пост лидера, которые могут привлечь на её сторону ту часть местного правого электората, который видит будущее Молдовы если и не в составе соседней Румынии, то в очень тесных отношениях с ней, настроен против России, СНГ и Таможенного союза. Если либералы не сменят оплошавшего по всем статьям Гимпу на более адекватного лидера, их партия утратит доверие этих избирателей и рискует окончательно уйти с политической сцены страны.

У Демократической партии ситуация ещё сложнее, так как, практически, у демократов нет сегодня авторитетного лидера, который мог бы уверенно повести их на выборы. Нет у ДПМ и прорывной идеи, которая могла бы сплотить вокруг неё избирателей. Поэтому вполне реально, что в новом Парламенте ДПМ не будет представлена, если выборы будут досрочными. Если же они пройдут в конце 2014 или начале 2015 года, то, может быть, за это время ДПМ всё-таки удастся найти и нового лидера, и подходящую идею.

Таким образом, почти всё в сегодняшних решениях Парламента, принятых голосами депутатов фракций ПКРМ и ЛДПМ, что касается судьбы Плахотнюка и Гимпу, можно считать определённым позитивом. Но при этом, однако, возникает естественный в такого рода рубежных ситуациях вопрос, а что же и как будет дальше?

Нет, меня вовсе не напрягает и не пугает тот факт, что ЛДПМ и ПКРМ договорились между собой сейчас (или договорятся после выборов) о разделе власти в Молдове между собой. Если это будет сделано официально, публично, без закулисных торгов и многозначительных недоговорок, то, по моему мнению, страна может только выиграть.

Но в том случае, если вместо честного, открытого, понятного молдавскому обществу, принятому и поддержанному им договора о целях, задачах и параметрах взаимодействия между ПКРМ и ЛДПМ будет иметь место всего лишь некий закулисный сговор, объединение двух этих команд не на основе общности целей, программ и идей, а лишь ради элементарного передела сфер влияния, то это может стать подлинной трагедией для всей Молдовы.

Наибольшую опасность представляет отказ этих двух партий, имеющих наивысший рейтинг электорального доверия, от проведения выборов по одномандатным округам и повышение ими электорального барьера для участвующих в выборах партий до 7%, а для их блоков вообще до 9%, что, практически, закрывает двери парламента перед всеми остальными, кроме ПКРМ и ЛДПМ, молдавскими партиями.

Это означает, что всеми делами в Молдове отныне будет управлять некий элитарный «клуб избранных», состоящий из лидеров ПКРМ и ЛДПМ, а также узкого круга их приближенных и, фактически, назначаемых ими депутатов Парламента, во всём и всегда послушных их «державной» воле

Понято, что в этой ситуации очень значительная часть граждан Республики Молдова, которые по разным причинам не относятся к числу сторонников ЛДПМ и ПКРМ, практически, навсегда лишаются любых шансов пробиться во властные структуры и участвовать в управлении делами государства.

Известно, что когда проходной электоральный барьер в Молдове был установлен на уровне 4%, то участвующая в выборах партия для того, чтобы попасть в Парламент, должна была получить поддержку примерно 65 тысяч избирателей.

В новой же ситуации, когда этот барьер поднят до 7%, двери Парламента будут закрыты, практически, для всех партий, за которые проголосуют почти 100 тысяч избирателей.

Ещё меньше шансов попасть в Парламент будет у блоков тех молодых и сравнительно небольших молдавских партий, которые поодиночке на это неспособны, так как 9% - это, фактически, тот непроходимый рубеж, который им – при их нынешних скромных электоральных ресурсах – ни за что не преодолеть.

Справедливо ли это? Особенно если учесть, что голоса избирателей, отданные за эти «непроходные» партии на выборах, потом будут распределены между победителями - ЛДПМ и ПКРМ.

Вполне понятно, что сегодня лидеры ЛДПМ и ПКРМ, а также члены их команд пребывают в угаре победной эйфории. Они говорят, что война была начата не ими, что они лишь «симметрично» ответили на брошенный им вызов.

Да, с этим, в общем и целом, можно было бы согласиться. Но только в том случае, если руководители ПКРМ и ЛДПМ ощущают себя не только политическими бойцами, но и,что особенно важно, мудрыми государственными деятелями, которые должны и обязаны думать также и о том, как создать эффективные «социальные лифты» для всех тех, кто не входит в их партийные команды, но представляет интересы весьма значительной части избирателей Молдовы.

Так что же делать в сложившейся ситуации? Понимаю, что обратный ход ни Воронин, ни Филат уже не включат, ибо это дало бы шансы на реванш для Плахотнюка и Гимпу. Но, может быть, надо изучить и некоторые другие варианты?

Например, если какая-либо партия в Молдове наберёт на выборах 2 или 3 процента голосов электората, то надо выделить ей, учитывая интересы стоящей за этой партией многих десятков тысяч избирателей, 1 место в Парламенте? Пусть в Парламенте будет депутат, представляющий эту партию и её избирателей.

Или, может быть, надо снизить до 1 процента проходной барьер для тех молдавских граждан, которые рискнут пойти на выборы в качестве независимых кандидатов?

И в первом, и во втором случае появится реальный шанс на прохождение в Парламент новых политиков, которые могут себя достойно проявить и, в перспективе, вырасти до уровня будущих лидеров нашей страны.

Уверен, здесь есть над чем подумать. Было бы только желание. Будет ли оно у Воронина и Филата – не знаю. Но пока, во всяком случае, они увлеченно «рубят» Плахотнюка и Гимпу, не очень задумываясь о последствиях некоторых принятых решений.

Не пора ли вспомнить, уважаемые господа Воронин и Филат, какие тяжкие последствия (многие из которых нам не удалось преодолеть до сих пор) имела борьба за власть, которую в не столь отдалённые времена вёл один большой советский политик, который любил говорить: «Лес рубят – щепки летят»!?

Обсудить