Лишние люди, живущие чужой жизнью: кризис мировых утопий

Один мой весьма наблюдательный друг задал мне на днях следующий поразительный вопрос: "А ты не замечаешь, что у нас в Молдове становится все меньше денег при том, что в нашей стране становится все больше богатых людей и раскошных машин?"

Лишь всё человечество вместе

является истинным человеком…

Гёте

Многомудрый грек Аристотель как-то раз всерьез задумался над мучившим его современников вопросом: "Что есть человек?" И после долгих размышлений он дал человеку такое неожиданное определение: "Человек есть полисное (общественное) животное". А его ученик Александр Македонский добавил: "Любая иллюзия, поселившаяся в голове человека, может обернуться суровой реальностью". И, кстати, весьма успешно доказал этот тезис, воплотив в реальность свои юношеские фантазии о мировом господстве, поселив при этом в головы своих воинственных македонцев, а так же самих греков и других народов искусительную идею панэллинизма.

И нельзя не отметить, что эта "плодотворная дебютная идея" великого македонца в исторической перспективе не раз будоражила (и будоражит до сих пор) горячие головы всех искателей расширенных "жизненных пространств" - сторонников идей т.н. "панамериканизма", "пангерманизма", "панславянизма", "пантюркизма", "панрумынизма" и многих других претендентов на особые "исторические миссии", а также на свое особое положение среди других государственных образований (с той или иной степенью притязательности и агрессивности, с той или иной готовностью признавать или не признавать за "своих" тех, кто конформируется с этими притязаниями и готов "ассимилироваться" в их "культурные матрицы").

Идея прижилась, и потому мы до сих пор на себе ощущаем влияние этой могучей эллинской традиции, на все лады склоняя такие древнегреческие слова-понятия как "политика", "экономия", "демократия", "олигархия", "тирания" и многие другие.

Но более, чем другой народ на земле, эллины научили нас искусству жить чужой жизнью, создав театры и арены, на которых до сих пор вовсю осуществляется великий принцип управления массами, который последовательные наследники греков, римляне, определили чеканным слоганом: "Хлеба и зрелищ!" Искушение жить жизнью знаменитых реальных и мифологических героев, политиков и актеров достигло ныне такого психологического накала, что все эти персоналии сами по себе стали превращаться в некие символы власти, богатства, "крутизны" и успеха. Более того, символическим в нашу эпоху всемирной информатизации становится все, что имеет касательство к этим "харизматическим" субъектам. Обратим внимание на неимоверную популярность и засилие американских политических и эстрадных "звезд" в мировых медийных каналах. Их манера говорить, одеваться и причесываться, их предметное и духовное сопровождение, их взгляды на жизнь становятся символами благоговения и подражания (всем тем, что мы называем таинственным словом "мода").

Все это дало повод замечательному мыслителю ХХ века Эмилю Кассиреру решительно пересмотреть аристотелевское определение человека, которое он весьма остроумно и иронично переопределил так: "Человек есть символическое животное". По сути дела, в этом шутливом, на первый взгляд, определении заключена истина невероятной мощи. Так, наши дети во всем стремятся подражать внешнему виду и поведению "крутых" героев различных "мультяшек" и "блокбастеров", тогда как мы сами сплошь и рядом стремимся подражать героям бесконечных сериалов и "мыльных опер" - артистических, спортивных и политических, а также всему тому, что связано с их "крутизной" и "величием".

Эти символы престижа и успеха таинственным образом превращаются в гигантоманию "вавилонских башен" Нью-Йорка, Шанхая и Дубая, в потоки роскошных машин на улицах нищающих городов, в триллионные объемы ничем не обеспеченных долларов Федеральной резервной системы, циркулирующих ныне в иллюзорном мире электронных транзакций, финансовых пирамид и частных спекуляций. И это все на фоне чахнущих государственных экономик и нищающих обывателей, на фоне бесконечных теледебатов лукавых политиканов и прикормленных "политологов" по поводу фантасмагорических успехов современных "демократий" и "реформ", "модернизации" и "либерализации".

Мы продолжаем жить чужой жизнью этих назойливых обитателей телеэкранов и дисплеев, в той самой "виртуальной реальности", которая засасывает нас и наших детей, не замечая, что все большая и большая часть непрерывно возрастающего в численности населения планеты становится все более невостребованной и лишней в стагнирующей и разрушающейся мировой экономике. Более того, лишними и невостребованными становятся целые отрасли экономики многих государств, а порой и все их экономики в целом, поскольку мировые финансовые потоки начинают обходить их стороной, замыкаясь в игровой зависимости от биржевых сделок и транзакций на базе все более хитроумных и оторванных от экономической реальности денежных суррогатов и их деривативов.

Один мой весьма наблюдательный друг задал мне на днях следующий поразительный вопрос: "А ты не замечаешь, что у нас в Молдове становится все меньше денег при том, что в нашей стране становится все больше богатых людей и раскошных машин?" И мне показалось, что в основаниях его вопроса заключалось ясное объяснение феномена отчужденности людей, как оборотной стороны этого процесса непрерывно увеличивающегося расслоения общества. Лишними в этой стране становятся не только убегающие из нее деньги (в силу разрушающейся производственной экономики и сельского хозяйства), но и прежде всего её граждане.

Ощущая себя лишними в реальной жизни, они пытаются найти спасительный смысл своего существования в этом жестоком и иллюзорном мире искусительных символов, они припадают к телеэкранам и дисплеям, приобщаются к миру наркотического забытья, либо пытаются найти спасение за географическими границами опостылевшего отечества. И это особенно ясно проявляется в мире молодых людей, среди которых безработица ровно в два раза выше, чем среди взрослых (образно говоря они имеют все основания ощущать себя в два раза "более лишними" в этом суровом мире взрослых, чем их собственные родители). Это очень опасная тенденция: например, в еще недавно "благополучной" Испании это соотношение составило 57% безработных среди молодежи против 26% безработных среди взрослого населения. А что же тогда говорить о Молдове, где ныне наблюдается воистину массовый исход молодых и энергичных людей за пределы страны, для которых не нашлось применения их возможностям и устремлениям в родном отечестве? Более того, многие из них устремляются в манящие миражи разваливающейся старушки Европы, переживающей ныне не самые счастливые времена со всеми её утопическими стремлениями к "мультикультурализу" и "свободе сексуальных меньшинств", а так же с её фатальным небрежением своими традиционными кульутрными и религиозными ценностями.

Похоже, что денежные знаки начинают превращаться не только в экзистенциальные символы выживания и успеха, но и в символы проклятия и отчуждения все большего числа людей, которых современная мировая система "финансово-кредитного капитализма" превращает в париев и неудачников, в несостоявшихся и лишних "субъектов" мирового "прогресса". Такова истинная цена этого абсурдного стремления к "модернизации" технических и финансовых технологий в отрыве от их главной, но лишь лукаво декларируемой супер-задачи: сделать существование человека на земле осмысленным и востребованным в мировой экономической, политической духовной и экологической системах. Так появляются "лишние" люди и "лишние" этнические группы, "лишние" экономики и "лишние" социокультурные сообщества. И с ростом населения планеты их количество угрожающе возрастает. К этому ли стремились древние мудрецы, средневековые богословы и философы нового времени?

Обсудить