Украина-2013: анализ на десоветизацию

«Десоветизация Украины» – одна из наиболее популярных идеологем, тиражируемых в нашем информационном пространстве.

Я сам в какой-то мере ее приверженец, но кроме меня, есть еще националисты разной степени радикальности, «правые интеллектуалы» и категория граждан, по тем или иным причинам демонстрирующая подчеркнутое неприятие «немодного» советского прошлого.

Однако процесс десоветизации целых двадцать два года никак не идет. И не потому, что кто-то «упорно цепляется за советское прошлое». Просто понимание ее сути у всех нас разное. Точнее, этого понимания ее у большинства из нас просто нет.

Втолкнуть невталкиваемое

На первый взгляд, конструкция идеологемы очень проста: все негативные явления в политике, общественном развитии и даже мелких бытовых вопросах являются следствием «совка». А признак «постсоветскости» – попытка скомбинировать советские ценности, образы, символы и модели поведения с «современными» ценностями. Однако уже здесь начинаются разночтения. К ценностям можно отнести как то, что считается таковыми в традиции западной демократии, так и то, что приятно лично этому гражданину («туалеты как в Европе»).

В список попадает высокая гражданская активность, дебюрократизация, свобода слова. Но одновременно и требования к уровню сервиса, разрешительным процедурам, разного рода ограничениям (от ГОСТов до продолжительности уроков в школе). Сюда же относятся весьма неоднозначные темы открытости границ, отношения к гомосексуализму или дате празднования «освобождения от нацизма».

В случае с носителями националистической идеологии наиболее острым является противоречие «совковости» некому набору «настоящих украинских ценностей». Как правило, этот набор в обязательно порядке содержит культурно-исторические категории, где государство советское противостоит попыткам создать украинскую государственность; русский язык – украинскому; Красная армия и органы госбезопасности – ОУН и УПА; советские праздники – народным и т.д.

«Незалежність у 1991 році проголосила не Україна, а УРСР, і ця форма державності значною мірою дотепер зберігається. …Тоді казали, що всім нашим економічним проблемам зарадить «невидима рука ринку», так сподівалися, що УРСР еволюціонуватиме й буде поступово перетравлена незалежною Україною... Сталось, однак, навпаки: радянська республіка почала поглинати Українську суверенну державу», – пишет доцент НаУКМА, кандидат философских наук Игорь Лосев, транслируя мнение определенной категории населения.

И в том же духе заключает: «дерадянізація несумісна зі збереженням тоталітарного культурно-історичного простору». Более того, по мнению Лосева необходима «послідовна, невідворотня і жорстка» украинизация, как залог отрыва от этого пространства, неразрывно связанного с русским языком. Вторая тотальность действий, в которых единодушно большинство сторонников десоветизации, касается полного уничтожения всяческой связи с празднованием Дня Победы и культом народа-победителя, как «системным рецидивом советскости».

Собственно, на «демифологизации» истории Второй мировой войны, искоренении советской топонимики и стремлении не допустить союза с Россией сконцентрированы основные усилия десоветизаторов. Причем в первом случае они оперируют набором контрмифов, имеющих наиболее сильное эмоциональное воздействие. К таковым относятся, например, годами тиражируемые истории о массовом расстреле инвалидов в СССР в послевоенные годы, фактологически абсурдные рассказы об армейских подразделениях, «вооруженных половинками кирпичей», убийцах из заградотрядов (численность которых составляла 200 человек на дивизию в 14,5 тысяч) и т.п.

http://inpress.ua/uploads/assets/images/%D0%92%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D0%B03%284%29.jpg

Побочные последствия этой целенаправленной работы с сознанием бывают даже такими кощунственными, как самовольная эксгумация средневекового кладбища в Ивано-Франковской области и перезахоронение останков под видом жертв НКВД. Тем не менее, ожидания таковы, что в финале внутренняя и внешняя политика Украины, а также жизнь ее граждан приобретут совершенно иное качество. Одно из наиболее известных (и наиболее размытых) обозначений такого качества – «справжня українська влада» и ее движитель – мова.

Однако у всей этой конструкции есть один существенный недостаток: из поля зрения совершенно исключены куда более существенные связи с СССР, в конечном итоге сводящие на нет любые попытки придать новое качество Украине-государству.

Броня крепка?

К совершенно справедливому замечанию доцента Лосева о связи с УССР стоит добавить, что по состоянию на 24-е августа 1991-го года Украина обладала развитой промышленностью и сельским хозяйством, ядерными и космическими технологиями, крупной армией и флотом. Все это являлось следствием предыдущих 69-ти лет. Более того, именно в этот период Украина впервые в своей истории приобрела все признаки государства в соответствии с характеристиками ООН.

Не стоит сетовать на то, что «ця форма державності значною мірою дотепер зберігається», и на ее место никак не лепятся петлюровские или бандеровские декорации. Если вы родились и выросли под крышей дома, в котором есть обустроенный дедами и родителями быт, следует поблагодарить их за это. А уж вступив в права наследства – решать: снести его или перестроить его по своему вкусу, оставить все как есть или продать и уехать в Италию мыть посуду.

Здесь нам опять поможет цитатой уважаемый могилянский интеллектуал: «якби Україна, з урахуванням своєї специфіки, стратегічно діяла так само, як держави Балтії, які чітко знали, чого вони хочуть, куди йдуть і що для цього треба зробити, наша теперішня ситуація була б принципово іншою». Таким образом, первичным является вопрос, чего мы хотим, куда идем и что нужно сделать со своим домом. Стандартный ответ: «Украинской Украины – в Европу – снести памятники Ленину» не работает. И вот по каким причинам:

1. Люди, родившиеся и выросшие в СССР, составляют основную часть населения. И далее их перевес будет расти. Для простого воспроизводства населения необходимо, чтобы ежегодно рождалось в среднем 2,15 ребенка на одну женщину. В семидесятые годы, когда рождаемость вышла на пик, показатель был 2,1. В 2012-ом году коэффициент рождаемости составил 11,4 на тысячу человек, коэффициент смертности – 14,5. Говоря простыми словами, мы исчезаем как народ. К 2050-ому году в Украине будет жить порядка 30-ти миллионов в основном старых людей. Надежды на то, что «поколение совков вымрет и тогда заживем» наивны. Поколение 70-х уйдет в 2040-е годы, еще тридцать лет ожидания просто убьют страну.

2. Инфраструктура городов, созданная в советское время, стремительно разрушается. Износ водопроводов и канализационных систем доходит до 80%, а в малых городах – и более того. В кризисном 2008-ом году уровень амортизации основных фондов в отрасли производства и распределения электроэнергии и газа составлял 60,7%, в аварийном состоянии находились 42,9% уличных водопроводных сетей и 90% очистных сооружений. Переименование улиц никак не влияет на состояние дорожной сети. А снос памятников не создает новой городской культуры. Между тем, в городах живет примерно 68% граждан. «Десоветизация» для них означает возвращение к исконной украинской культуре – сельской.

3. Процент износа добывающей промышленности согласно справке Госстата 2010-го года, составил 47,8%, обрабатывающей – 66,8%. В целом показатель в 60-70% применим к любой отрасли, и это вполне объяснимо: основное промстроительство было развернуто после войны, в 50-60 годах. Тогда же были восстановлены и довоенные предприятия. Запас долговечности позволил им продержаться еще двадцать лет независимости без каких-либо вложений, обеспечив новым хозяевам стабильное будущее и счета в оффшорах. Последствия такого отношения – не только в неконкурентоспособности государства, но и непоправимом ущербе для окружающей среды. У нас почти не осталось чистой питьевой воды.

4. Даже в изношенном состоянии одна лишь металлургия, абсолютно советский атрибут Украины, дает порядка 40% всей валютной выручки и обеспечивает полмиллиона рабочих мест. В то же время, доля собственности государства в экономике составляет порядка 7%. Принимать решения относительно судьбы своих активов, их модернизации (или уничтожения), вложений выручки в новые производства более высокого уровня, перспективные рынки и новые технологии – неотъемлемое право частного собственника. Право это является одним из основополагающих принципов «десоветизации» в том виде, который в 1991-ом году был навязан нам США.

5. Стремительное движение в цивилизованный мир и отрыв от мартенов первых пятилеток гарантируют достижения в фармакологии, высокопродуктивном сельском хозяйстве, биологических и космических технологиях, разработка программного обеспечения. Но успехи в этих отраслях никак не зависят от всеобщей украинизации и единомыслия в культурно-исторических вопросах. И даже противоречат им. Технологически мы все больше и больше отстаем от Европы, это отставание уже фатально. А коренная перестройка экономики неизбежно означают самую, что ни на есть, «совковую» национализацию и повышение роли государства.

6. «Никто не спрашивает, что смогут студенты делать после выпуска, и никому нет дела. …Меня беспокоит, что мы перестали спрашивать «почему» и потеряли необходимость давать ответы. Мы прославляем тупость в телешоу, показывая, какие глупые вещи совершают люди, чтобы мы все смогли посмеяться над ними. Меня тревожит, что за этим прославлением глупости и отказом от серьезного размышления о настоящих проблемах стоят большие корпорации, которые зарабатывают на этом большие деньги. Меня беспокоит, что мы как общество продолжаем принимать все более и более абсурдные решения и что вокруг не окажется никого достаточно умного, чтобы распознать эти дурные решения или сделать с этим что-нибудь», – говорит один из ведущих мировых специалистов в области искусственного интеллекта и теории обучения доктор Роджер Шенк. И, как будто, именно о нас.

7. Понятие общинности (социальной сплоченности), культивировавшееся в СССР не только на производстве, но и в быту, во время независимости совершенно размылось. «Десоветизация» привела к тому, что соседи по площадке не знают друг друга и не способны договориться о простом поддержании чистоты. А совместное отстаивание своих прав, в том числе, через организованное силовое воздействие, до сих пор остается скорее исключением, нежели правилом.

Вывод же будет таким. Украина уже существует и вряд ли станет другой. Она реальна. У нас не будет другого народа и другого прошлого ни сейчас, ни еще через двадцать лет, это достаточно просто понять. Украина исчезает как полноценное государство, и эта проблема не решается путем силового насаждения украинского языка либо отменой праздника Дня Победы.

http://inpress.ua/uploads/assets/images/%D0%92%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D0%B04%283%29.jpg

«Несоветская Украина» подразумевает лишь одно: создавать то новое и лучшее, что вызывает восхищение и естественное желание присоединиться. Это как желание сменить дисковый телефон на новенький айфон, а проводное радио – на вай-фай.

Согласитесь, памятники Ленину беспроводной интернет не блокируют. Десоветизация – это создание нового, движение вперед, улучшение качества жизни и качества человека, его образованности, эрудиции, квалификации, гражданской активности. «Тож, без дерадянізації жодних шансів на поступ Україна не матиме й буде приречена нескінченно ходити зачаклованим колом…», – заканчивает за меня г-н Лосев. Хотя конечно, он имел в виду совсем другое…

inpress.ua

Обсудить