Карасин: Для российской стороны абсолютно неприемлемы любые попытки бросить тень на миротворческие усилия России.

Постоянный акцент на то, что российские военнослужащие «не имеют правового статуса» уже выводил молдавских официальных представителей на заявления чуть ли не об «оккупации». Такая логика нами принята быть не может, она противоречит положениям и духу заключенного в 2001 г. и продленного в 2011 г. Договора о дружбе и сотрудничестве России и Молдавии, а также общей атмосфере развития отношений партнерства двух стран, которая укрепилась в последние годы.

Ответы статс-секретаря – заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации Г.Б.Карасина на вопросы агентства «РИА Новости» по молдавско-приднестровской тематике

Вопрос: Как Вы можете оценить циркулирующие в молдавских и российских СМИ слухи об ужесточении молдавской позиции по приднестровскому урегулированию. Утверждается, что упор нового правительства будет сделан на вывод российских войск из Приднестровья. Приводятся цитаты типа: «даже один российский солдат с автоматом Калашникова на территории Приднестровья нарушает молдавскую Конституцию».

Г.Б.Карасин: Надеюсь, что все это – всего лишь журналистские изыски. Если же это соответствует действительности, то общие усилия на приднестровском направлении могут вновь пойти по старой заезженной колее. Критические выпады в адрес военного присутствия Российской Федерации на территории Республики Молдова, которых придерживаются некоторые в Кишиневе и ряде европейских столиц, стары и некорректны.

Когда речь заводят о том, что «молдавское правительство никогда не давало необходимого согласия на размещение российских войск», замалчивается важное обстоятельство – вопрос попросту не мог быть поставлен в такой плоскости по той простой причине, что они в Молдавию после обретения ею суверенного статуса ниоткуда не вводились.

Обе составляющих военного присутствия – контингент миротворческих сил в Зоне безопасности с четко оговоренным мандатом и Оперативная группа российских войск с задачей охраны находящихся в н.п. Колбасна складов боеприпасов – являются производной от неурегулированности конфликта – ситуации, за которую обе стороны, в том числе молдавская, несут свою долю ответственности. Склады боеприпасов, которые охраняются небольшой группой российских военнослужащих, не могут быть вывезены из региона в условиях, когда политическое урегулирование фактически заблокировано. Причина происходящего известна: официальный Кишинев ужесточил позицию в вопросах урегулирования, отказывается не только от договоренностей, достигнутых за предыдущие двадцать лет, но и от решений, согласованных уже после возобновления в сентябре 2011 г. официальных переговоров в формате «5+2».

Подписанное на уровне президентов России и Молдавии и завизированное приднестровским лидером 21 июля 1992 года «Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова» остается в силе. Создана и действует Объединенная контрольная комиссия и подчиненные ей Совместные миротворческие силы, включающие, в том числе и российский контингент. Тогда же принят протокол о количественном составе и размещении миротворческих сил.

Уместно напомнить, что российская сторона делает все от нее зависящее для вывоза хранящихся боеприпасов. Так, когда в 2001 - 2003 гг. были созданы соответствующие условия, было вывезено более 40 железнодорожных составов с боеприпасами и военным имуществом.

Постоянный акцент на то, что российские военнослужащие «не имеют правового статуса» уже выводил молдавских официальных представителей на заявления чуть ли не об «оккупации». Такая логика нами принята быть не может, она противоречит положениям и духу заключенного в 2001 г. и продленного в 2011 г. Договора о дружбе и сотрудничестве России и Молдавии, а также общей атмосфере развития отношений партнерства двух стран, которая укрепилась в последние годы.

Для российской стороны абсолютно неприемлемы любые попытки бросить тень на миротворческие усилия России.
Будучи приверженной процессу политического урегулирования приднестровской проблемы, в котором Российская Федерация выступает в качестве сопосредника и гаранта, российская сторона помимо прочего подчеркивает, что любые попытки сторон конфликта снять с себя ответственность за соблюдение положений «Соглашения о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта» в нынешней напряженной ситуации весьма опасны. Если речь пойдет об односторонних шагах, ситуация может стать тупиковой.

Вопрос: Как Вы можете оценить ситуацию на переговорах в формате «5+2»?

Г.Б.Карасин: Как показывает практика последнего времени, кропотливая работа по строительству мер доверия между берегами Днестра , концентрация на данном этапе прежде всего на проблемах ежедневной жизни обычных людей приносит свои плоды. Об этом свидетельствуют пусть скромные, но подвижки, достигнутые за несколько последних раундов переговоров в рамках «Постоянного совещания». В ходе одесского раунда в мае 2013 года было достигнуто соглашение о демонтаже канатной дороги через Днестр, которая не эксплуатируется уже около 15 лет и представляет опасность для жителей г. Рыбница. Надеемся, что и предстоящий в июле очередной раунд переговоров в Вене будет конструктивным и приведет к реальным результатам.

Вопрос: Как в этот контекст вписывается новый приднестровский закон о государственной границе ПМР?

Г.Б.Карасин: Мы внимательно изучаем ситуацию вокруг этой проблемы, адресуем соответствующие вопросы и нашим приднестровским партнерам. Когда картина будет нам ясна, мы выскажем свое отношение к этому вопросу.

Обсудить