Маскировка пустоты. О рейтинге Кличко

В условиях экономического и политического кризиса, который ожидает страну уже нынешней осенью, попытки замаскировать пустоту посредством привлекательных образов и высоких рейтингов приведут к крайне печальным последствиям.

В конце июня Киевский международный институт социологии (КМИС) опубликовал результаты социологического опроса, в соответствии с которыми электоральный рейтинг у Виталия Кличко оказался несколько выше, чем у действующего президента. Отрыв лидера партии «УДАР» от Виктора Януковича оказался совсем небольшим (около 2%). Однако этот факт незамедлительно стал интерпретироваться как доказательство гарантированной победы Кличко на президентских выборах.

В продвижении версии о неизбежной победе Кличко приняло участие такое количество СМИ, что не могло быть никакого сомнения в том, что для распространения социологических данных, в общем-то, не имеющих большого значения, была организована масштабная кампания. Показательно, что велась она главным образом в интернете. Это значит, что информация предназначалась преимущественно для молодежной аудитории.

Безусловно, нет никаких оснований для того, чтобы подозревать КМИС в недобросовестности. Однако нужно сказать, что выяснение уровня электоральной поддержки того или иного кандидата от общего числа избирателей не имеет особого смысла. Намного важнее узнать, за кого собираются голосовать те, кто твердо решил принять участие в выборах. И с этой точки зрения положение Виталия Кличко выглядит уже не столь блестящим.

На это попытался намекнуть генеральный директор КМИС Владимир Паниотто в интервью, которое он дал в разгар шумихи, вызванной публикацией данных об электоральном лидерстве Кличко. Известный социолог сказал, что часть избирателей Кличко (а большую часть его сторонников составляют молодые люди) могут попросту не прийти на выборы. Кроме того, настроения молодежи быстро меняются под влиянием различных факторов, которые сегодня нельзя ни предсказать, ни предвидеть. В таком случае электоральная поддержка Кличко может существенно снизиться.

Но подобные доводы явно не интересовали заказчиков кампании. Данные соцопроса, судя по всему, были им нужны исключительно для манипуляции массовым сознанием. Существует проверенная (и довольно эффективная) технология, позволяющая увеличить уровень поддержки политического деятеля (в том случае, если он уже является известным и популярным): нужно постоянно сообщать, что его рейтинг растет, а число сторонников постоянно увеличивается.

Эта технология (требующая, кстати, значительных затрат на медиа, а потому доступна в силу своей дороговизны далеко не всем) с успехом применялась на выборах различными политическими силами. Пожалуй, пример наиболее удачного ее применения представляет президентская кампания Александра Лебедя. Во многом благодаря публикации сведений о стремительном росте его электорального рейтинга ему удалось создать образ популярного политика, любимого «простым народом», якобы увидевшим в нем обладателя «сильной руки». В первом туре выборов президента России в 1996 г. Александр Лебедь занял третье место, набрав 14,7%. Это позволило ему спасти тогдашнего российского президента Бориса Ельцина, которому Лебедь выразил поддержку сразу же после подведения итогов первого тура.

Проблема в том, что рейтинг, который удалось поднять подобными методами, чрезвычайно сложно удержать.

Психологический механизм, который лежит в основе увеличения числа сторонников политика с «растущим рейтингом», довольно прост. Люди, которые плохо разбираются в политических реалиях, но не желают этого признавать (прежде всего молодежь), охотно поддерживают восходящую «звезду», новую политическую знаменитость (естественно, в том случае, если в созданном при помощи СМИ облике есть привлекательные для них черты). Но внимание таких избирателей быстро рассеивается, интерес к политику, за которого они проголосовали на выборах, быстро пропадает, и на следующих выборах их голоса скорее всего получит кто-то другой.

В этой связи возникает вопрос: для чего понадобилось применять подобную (довольно затратную) технологию задолго до начала предвыборной борьбы? Какая выгода от этого самому Виталию Кличко? Не будем, кстати говоря, забывать, что медийная кампания вокруг результатов соцопроса могла быть организована помимо его воли и даже без его ведома.

С одной стороны, он вроде бы получает какой-то дополнительный вес в «оппозиционной коалиции». Правда, для чего бы это могло понадобиться, совершенно неясно. Политической деятельностью (в традиционном смысле этого слова) Кличко не занимается. У него нет сколько-нибудь ярких идей, он не выступает с какими-то инициативами или общенациональными проектами, для реализации которых нужно было бы привлекать политиков, принадлежащих к другим политическим силам (в том, что партия «УДАР» не выступает как активная и деятельная политическая сила, виноват, конечно же, не только ее лидер).

С другой стороны, Виталий Кличко всеми средствами стремится отсрочить выдвижение единого кандидата от оппозиции, поскольку для него было бы намного выгоднее попросту дождаться итогов первого тура. Соответственно, Кличко незачем раздражать своих нынешних соратников (и будущих конкурентов), трубя на всю страну о том, как сильно у него повысилась популярность. Тем более что другие оппозиционные лидеры хорошо знают, что рейтинг у Виталия Кличко действительно повышается.

То, что у Виталия Кличко растет число сторонников, вряд ли у кого-то может вызвать сомнения. Этот процесс фиксирует не только КМИС, но и другие социологические службы, которые, правда, демонстрируют бо'льшую осторожность в оценках.

На несколько дней раньше, чем КМИС результаты собственного опроса обнародовал Центр социальных и маркетинговых исследований «Социс»: на президентских выборах за нынешнего главу государства готовы проголосовать 18,1% избирателей, а за лидера партии «УДАР» — 16,2% (здесь, как мы видим, преимущество сохраняется за Виктором Януковичем).

Но все же дело не в конкретных цифрах, а в том, зачем рейтинг Виталия Кличко понадобилось наращивать именно сейчас. Если технология, направленная на быстрое увеличение популярности, сработает, то к осени он может стать потенциальным лидером президентской гонки (задолго до ее начала). Можно предположить, что этим может воспользоваться одна из группировок, входящая в президентское окружение, для того, чтобы представить рост популярности Кличко как серьезную угрозу и получить ресурсы и полномочия для ее преодоления. В таком случае последующее снижение рейтинга Кличко можно будет представить как результаты целенаправленной деятельности.

Теоретически уровень электоральной поддержки, который удалось повысить при помощи информационных технологий, может надолго закрепиться на достигнутой высоте. Однако в случае с Кличко этого, скорее всего, не произойдет. Данные соцопросов, безусловно, привлекают внимание к набирающему популярность политику. Но чтобы не потерять новых сторонников, нужно хоть какое-то внутреннее содержание. К сожалению, пока лидеру «УДАРа» приходится старательно маскировать внутреннюю «пустоту» (в политологическом, конечно, плане), а не излагать собственные идеи и взгляды (в том, что у лидера «УДАРа» до сих пор ничего нет в «активе», виноват опять же не только Виталий Кличко).

По-видимому, нет необходимости напоминать, каким провалом завершилась дорогостоящая избирательная кампания Наталии Королевской. В этой кампании важная ставка была сделана на привлечение избирателей посредством распространения сведений о постоянно растущем рейтинге. Понятно, Королевская изначально пользовалась намного меньшей популярностью, чем Виталий Кличко. Кроме того, если данные об уровне электоральной поддержки Королевской представлялись довольно сомнительными, то популярность Кличко явно растет не только на бумаге.

Но у лидеров «УДАРа» и «Украина — Вперед!» есть одна общая черта. Им нечего сказать своим сторонникам, а потому они вынуждены отделываться общими призывами и не вызывающими доверия обещаниями (в случае Кличко — до невозможности расплывчатыми).

Взять хотя бы программу партии «УДАР», опубликованную на ее официальном сайте. Когда ее читаешь, трудно отделаться от мысли, что ее писали совершенно равнодушные люди, которых не волнует ни судьба страны, скатывающейся в затяжной экономический кризис, ни сограждан, живущих, мягко говоря, не слишком хорошо.

Так, например, все предложения партии в области экономической политики сводятся к «отказу от всех видов выборочной поддержки отдельных отраслей или предприятий». Казалось бы, в условиях кризиса политические силы, напротив, должны выступать с предложениями о том, какие отрасли нужно поддерживать в первую очередь, предлагать собственные проекты спасения науки и промышленности. Но УДАР, судя по всему, не собирается выступать с собственными антикризисными проектами. Рецепт у них простой: «Конкуренция и прозрачность сделают экономику эффективнее. Бизнес вынужден будет совершенствоваться и внедрять инновации. Все это создаст предпосылки для повышения конкурентоспособности страны».

Возможно, кто-то и в самом деле так думает. Но, даже не касаясь вопроса о недопустимой наивности подобных размышлений, отметим, что они напрочь лишены какого бы то ни было агитационного потенциала.

Однако все это меркнет перед одним из положений главы, посвященной социальной политике. Партия «УДАР» предлагает «учредить единые критерии оценки доходов и имущественного состояния», которые будут давать право на пользование социальными льготами. Получается, что многодетная семья, проживающая в киевской или ялтинской квартире (а значит, формально владеющая дорогостоящей недвижимостью), не сможет получить даже нынешние пособия.

Понятно, что Виталий Кличко не писал все эти глупости. Но, очевидно, он не читал собственной партийной программы, т. е. не задумывался всерьез о том, что он будет предлагать избирателям.

Это чрезвычайно тревожный признак. Повышение электорального рейтинга превращает Виталия Кличко в весомого политического игрока. Но, получается, он явно не готов к этой роли. А потому может незаметно для себя оказаться участником сложных комбинаций, которые могут для него завершиться еще большим ударом, чем для Королевской (ведь падать придется с куда большей высоты).

Внутренняя «пустота» лидера «УДАРа», который реально, может стать главным соперником действующего президента на выборах, более не является только его проблемой. Украинские избиратели не простят политической системе нового разочарования.

В условиях экономического и политического кризиса, который ожидает страну уже нынешней осенью, попытки замаскировать пустоту посредством привлекательных образов и высоких рейтингов приведут к крайне печальным последствиям.

2000.net.ua
Обсудить