Публичная лекция "Республика Молдова: от политической независимости – к экономической"

Порочный круг наших неудач может и должен быть разорван. Народ Республики Молдова нуждается в осознании своего нового национального призвания. Самое тяжёлое бремя ложится на плечи национальной элиты, на некоррумпрированных интеллектуалов, свободных от модных догм и полных желания участвовать в беспрецедентном национальном проекте.

27 августа Республика Молдова провозгласила свою Политическую Независимость. Данное событие вызвало огромный энтузиазм в наших сердцах. Однако со временем всё более удручающие экономические и социальные реалии поубавили сопутствующий политическому самоутверждению страны всеобщий энтузиазм. Экономический кризис непрерывно углублялся, а ротация власти в течение 20 лет не меняла существенным образом ситуацию. Таким образом, недовольство общества действиями властей, вне зависимости от их политической окраски, воспроизводятся циклическим образом. Но всякий раз результат остаётся столь же плачевным.

Первой и самой серьзёной причиной является исторический и геополитический контекст, в котором оказалась наша страна после развала СССР и обретения Независимости. На руинах исчезнувшей системы интеллектуальный вакуум был заполнен доминирующей на Западе теорией экономического либерализма. Достоинства рыночной экономики, рассматриваемой в качестве саморегулирующейся системы, массовая приватизация, ограничение компетенции правительства в процессе администрирования экономических процессов, включение страны в международную финансовую систему путём безусловного принятия решений, предлагаемых Международным Валютным Фондом и Всемирным Банком и получения кредитов от данных финансово-кредитных учреждений, воспринимаемых в качестве филантропических организаций, руководствующихся альтруистическими интересами, вступление в Международную Торговую Организацию, привлечение как можно больше иностранных инвестиций, конвейерное принятие законов и создание новых государственных структур, выведение Национального банка из-под контроля правительства,– всё это черпалось из приходивших извне советов.

Но, как известно, принятие новых экономических догм, вместо того чтобы привести к процветанию, вызвало настоящую катастрофу в национальной экономике. Заимствованные без разбору мифы Чикагской неолиберальной экономической школы, доминирующей в настоящее время, одержали триумфальную победу и в Республике Молдова. Они были приняты как настоящая религия. Система образования, государственные институты, экспертное сообщество, политики и политические аналитики стали воспроизводить, как правило, без малейшего критического подхода, модную экономическую теорию, воспринимая её как безальтернативную. Идея верховенства экономики, унаследованная из марксистской системы, с лёгкостью сплелась с догмами либерализма. В том же русле так называемый объективный характер экономических процессов, рассматриваемых в виде незыблемых закономерностей, оказался точным отражением коммунистического материализма. Таким образом, мы оказались в «рыночном обществе», называемом также «обществом потребления». В конечном итоге, экономика подчинила себе идеологию, политику и общество в целом, начав представлять сам смысл истории. Наше общество доминируемо либерализмом как в подходе к экономической проблематике, так и в отношении к ценностям.

Александр Дугин в свой книге «Конец экономики» подчёркивает идею о том, что, наряду с двумя экономическими теориями, марксизмом и либерализмом, существует широкое течение мысли, условно называемое «экономические теории третьего пути».

То, что можно было бы назвать «третьей экономической теорией», радикальным образом отличается от двух известных антагонистических теорий – марксизма и либерализма. Она не рассматривает экономику как независимую и самодостаточную область, в которой бы действовали специальные, лишь ей присущие закономерности. То есть, данный подход не приемлет доминирования экономики над остальными науками либо её признания как самостоятельной идеологии.

Рассматриваемый во всей его глубине вопрос формулирования и утверждения экономической альтернативы либерализму не является строго экономическим. Речь идёт о выборе определённой парадигмы, об определённой системе ценностей, об идентификации иного пути, об определении собственной коллективной идентичности, о формировании отношения к самой логике истории, а также о поиске возможных внешних партнёрских связей со странами и центрами влияния, разделяющими схожее видение.

Тип лечения, применяемый к национальной экономике, создал карикатурную и в то же время трагическую модель, которая явно показывает, какую роль отвели Молдове в глобальной экономике – экспортёра дешёвых рабочих рук и импортёра иностранных товаров и капиталов.

Последний смертельный удар, готовящийся нашей стране путём её вовлечения в оборот глобальной экономики, – это открытие земельного рынка для иностранного капитала. В специальной литературе ситуация, в которой оказалась наша страна, называется экономическим колониализмом, со всеми драматическими последствиями, которые вытекают из этого жалкого статуса.

Очевидно, продвижение тех же старых решений, таких как ускорение экономического роста, путём либерализации, уменьшения налогов, устранения таможенных барьеров, использования стимулов, предоставления различных субвенций и уменьшения социальной защиты, является не решением, а причиной наших провалов.

Истинное развитие не может быть достигнуто путём ставки на внешнее финансирование. Оно напрямую зависит от способности людей контролировать и эффективно использовать реальные ресурсы, существующие в их местности, регионе и стране, коими являются земля, вода, рабочая сила, технологии, а также предприимчивость и мотивации. А для этого человеческие сообщества должны действительно обладать самоуправлением на местном, региональном и национальном уровне. Любая передача рычагов контроля и механизмов принятия решений в компетенцию транснациональных институтов смещает страну c позиции субъекта международного права к неблаговидному положению объекта определённых манёвров с плачевными последствиями.

Доминирующее видение, навязанное Всемирным Банком, МВФ, ЕС и другими глобальными центрами влияния, показывает, что развитие по их рецептам не пригодно для большинства стран мира, в том числе для Республики Молдова.

Хронический кризис правления в нашей стране не является исторической случайностью и не объясняется лишь простым отсутствием доброй воли властных команд. У истоков этого кризиса находится конвергенция идеологических, политических и технических сил, которые стоят за экономической глобализацией и которые сумели отобрать власть из рук ответственных за публичное благо правительств в пользу нескольких корпораций и циклопических институтов, движимых лишь целями получения краткосрочных финансовых сверхприбылей.

Новая система корпоративного, спекулятивного и ростовщического капитализма стремительно колонизирует экономики стран мира. Она отделила создание денег от создания реального богатства, девальвируя производство в пользу финансовых технологий. Данная концепция известна неолиберальная экономика. Данная теория отходит от воззрений Адама Смита, которого её адепты провозглашают своим пророком. Он считал, что, для того чтобы дать благие результаты, капитал должен иметь местные корни, а собственники должны быть напрямую задействованы в управлении предприятиями. Приверженцы данных теорий входят в концептуальное противоречие и с другим известным классиком экономической мысли, Давидом Риккардо. Он подчёркивал, что свободная торговля между двумя странами действует лишь в определённых условиях на благо обоих народов. Таковыми являются, по крайней мере, три:

1) не следует допускать экспорт капитала из развитой в неразвитую страну;

2) торговля между двумя странами-участницами должна быть сбалансирована;

3) в каждой отдельной стране число безработных не должно превышать 5% от общего числа трудоспособного населения (полная занятость) (по Дэвиду Кортену).

С этой точки зрения становится ясно, что означало бы слияние экономики Республики Молдова с экономикой Европейского Союза. Известный экономист южно-корейского происхождения Ха Джун Чанг, профессор Кембриджского Университета и адепт экономической теории Фридриха Листа, делает заслуживающее внимание сравнение. Что произойдёт, если, скажем, на ринг были бы приглашены состязаться два боксёра, один весом в 120 кг, а другой, скажем, в 60 кг. Исход схватки легко предугадать. Таким же образом обстоят дела с усилиями интегрировать экономику нашей страны в глобальную.

Концентрация финансовой мощи в руках нескольких мелких групп и лишение всех остальных всяких шансов на активное участие в экономических процессах, в том числе и в первую очередь путём обладания собственностью, рассматриваются как неотъемлемые свободному рынку явления. Но свобода рынка есть свобода денег, в то время как права, скорее всего, являются функцией собственности нежели функцией личности, и лишь те, кто обладают собственностью, имеют и права.

Согласно Дэвиду Кортену, эффективное функционирование рыночных экономик зависит от существования сильных правительств, независимых в принятии решений и способных применять необходимые механизмы для укрепления своих экономик. Среди первоочередных условий, обеспечивающих дееспособность экономики, он выделяет следующие:

· Лояльная конкуренция. Поскольку всякая конкуренция выявляет победителей и побеждённых, государству отводится регулирующая функция, которая обеспечивает равенство шансов в доходах и в собственности рыночных конкурентов. В противном случае, концентрация финансовой силы разрушает средний и мелкий бизнес, ведёт к обнищанию общества и подчиняет себе путём коррумпирования или прямого контроля всю власть в государстве.

· Моральный капитал. Рынок не может эффективно функционировать в интересах общего блага без доверия, сотрудничества, сострадания и без солидной моральной основы. И здесь примат духовности фундаментален, социальная этика определяет результат, моральное воспитание даёт благотворные экономические эффекты. В основе подобной модели должно стоять чёткое и категорическое разделение между политикой и бизнес средой, между процессом принятия решений и корпоративным интересом.

· Потребительские товары. Ряд инвестиций и услуг, необходимых для общего блага, коими являются вложения в фундаментальные научные исследования, общественный порядок, правосудие, охрана здоровья, дороги, национальная безопасность, не поставляются напрямую рынком. Данные публичные расходы должны планироваться и осуществляться преимущественно из внутренних финансовых ресурсов, а не путём внешнего кредитования, которое обременяет публичный бюджет на долгосрочный период и обрекает страну на подчинение интересам крупных транснациональных корпораций.

· Оценка общей стоимости. Рынок определяет оптимальное распределение ресурсов лишь тогда, когда торговцы и покупатели полностью покрывают общую стоимость продуктов, которые производят, покупают и потребляют. Подобного рода равновесие невозможно достичь в нерегулируемом рынке. Это предполагает разумное и обоснованное ограничение проникновения на внутренний рынок товаров извне, которые могут быть произведены при содействии местных компаний. В противном случае основную часть социальных и экологических расходов, а также расходов, связанных с искажением конкурентной среды, понесут граждане и, частично, публичный бюджет.

· Справедливое распределение ресурсов. В рыночной системе стремление обладателей капитала увеличить своё состояние и доходы является неизбежным, при этом одновременно происходит и уменьшение доходов работников, а зачастую и исключение последних из экономической деятельности. То есть рынок, в котором экономическая сила распределена несправедливо, будет распределять ресурсы столь же несправедливо.

· Экологическая жизнеспособность. В современных условиях экономическая деятельность зачастую приводит к разрушительным экологическим эффектам. Погоня за прибылью толкает многие предприятия к игнорированию экологических издержек ради получения максимальной и скорейшей выгоды.

Следовательно, вышеперечисленные ключевые элементы, которые могли бы предоставить шанс на экономическое возрождение, основываются на существовании сильного правительства. Но для того, чтобы выполнять свою основную роль по отношению к рынку, правительство должно осуществлять юрисдикцию над экономикой собственного государства, должно быть в состоянии устанавливать правила функционирования внутренней экономики, без того чтобы быть обязанным доказывать другим правительствам или институтам, что подобные правила не являются барьерами на пути торговли и международных инвестиций. Располагает ли правительство Республики Молдова подобной свободой действий? Безусловно, нет. Система международных обязательств, в которую оно было втянуто, ставит его в жалкое положение местной администрации под имперским контролем центров влияния, которые практикуют на глобальном уровне новую форму экономического колониализма, называемого также корпоративным колониализмом.

Для выхода Республики Молдова из состояния экономической отсталости необходимо соблюдение одного минимального условия: экономические границы должны соответствовать политическим. Следовательно, наша страна должна безотлагательно пересмотреть свои международные обязательства, которые ограничивают её способность самостоятельной деятельности, то есть нужно обретать шаг за шагом экономическую независимость. Иными словами, либо колония, либо независимое с экономической точки зрения государство. Третьего не дано.

Установление определенных экономических барьеров на границе может и должно обеспечивать преимущества для местных инвестиций. Этому могло бы способствовать и временное уменьшение потребления в стране зарубежных товаров путём отказа от их покупки, пусть даже если они будут качественнее, привлекательнее как бренд и дешевле. Но для того, чтобы обеспечить реальное экономическое развитие, подобного рода временные меры являются абсолютно необходимыми. Более того, проводимая при содействии правительства национальная кампания по поддержке местных товаров, имеющая слоганы типа: «Мы – патриоты, покупаем товары «СДЕЛАНО В МОЛДОВЕ!», смогла бы существенным образом повлиять на консолидацию общества.

Молдавские правители вместе с целой армией местных и зарубежных пропагандистов пытаются убедить общественное мнение в благах свободной торговли. Но они избегают говорить или не знают того, что когда от бедной экономики требуют вхождения в конкуренцию с более передовыми зарубежными компаниями, то, по сути, закладывается крах национальных компаний.

К сожалению, внешнее финансирование, даже субсидии или гранты, становится опасным фактором, когда она сопряжена с навязыванием зарубежных консультантов в роли комиссаров, которые оказывают помощь правлению в принятии решений, поощряет зависимый от импорта стиль жизни, замещение местных товаров зарубежными, коррупцию, расточительство фондов.

Сторонники войн идентичности и конфликтов на лингвистической почве, которые размахивают знаменем шумного этноцентризма и самопровозгашаются патриотами, для того, чтобы выйти за пределы модных два десятилетия тем и осовременить видение реальности, должы задаться несколькими вопросами. Если они негодуют по поводу некоторых драматических исторических событий, связанных с 1812 и 1940 годами, как же они упускают из виду процесс невоенной оккупации, которой подвергается сегодня наша страна? Если оплакивают ссылки 1940 и 1949 годов, то как же они не видят, что сегодня наш народ подвергается гораздо более массовым ссылкам с катастрофическими для нас последствиями? Разве лишь отсутствие штыков, товарных поездов и коммунистического дискурса не позволяют им осознать коварный план депопуляции страны путём «массового кочевничества»? Единственная фундаментальная разница между ссылками прошлого и настоящего состоит в том, что первые были насильственными, а сегодняшние являются «добровольными», покидание семей и родной земли происходит под знаком свободного передвижения и интеграции. От состояния несчастных рабов молдаване перешли к состоянию «счастливых рабов», как сказал бы Овидиу Хурдузеу.

В тот момент, когда наше общество оправится от навязчивой идеи борьбы за прошлое, которое в любом случае не может быть изменено, и начнёт борьбу за лучшее будущее, рассматриваемое не как индивидуальное решение, а как общую судьбу народа, наш шанс на возрождение обретет реальные черты. То есть, от романтического, наивного и возможно неизбежного национализма 20-летней давности мы должны перейти к экономическому национализму, прагматичному и объединяющему коллективную энергию.

Сегодня история предоставляет нам уникальный шанс широкой национальной солидарности вокруг фундаментальной идеи нашего выживания как государства, как народа, как местных сообществ, как семей и как достойных людей. В основе этой солидарности должна стать идея Экономической Независимости Республики Молдова. Иначе говоря, такие понятия как Экономический Суверенитет, Экономический Патриотизм и даже Экономический Национализм являются ключевыми понятиями, вокруг которых мы должны концептуализировать объединяющую и спасительную для нашего народа Национальную Идею.

В отличие от ситуации, когда была обретена политическая независимость, на сей раз разделительная линия будет проходить между народом Республики Молдова и господствующим классом, сформированным из олигархов и их прислужников.

Я думаю, что местным энтузиастам, которые превозносят идею интеграции нашей страны в широкие экономические пространства без таможенных барьеров и других инструментов защиты национальной экономики, было бы неплохо усвоить урок, к которому пришёл Фридрих Лист после того как изучил применение на практике либеральной теории. Он открыл следующую закономерность: «Повсеместное и тотальное установление принципа свободной торговли, максимальное снижение пошлин и способствование предельной рыночной либерализации на практике усиливает то общество, которое давно и успешно идёт по рыночному пути, но при этом ослабляет, экономически и политически подрывает то общество, которое имело иную хозяйственную историю и вступает в рыночные отношения с другими более развитыми странами тогда, когда внутренний рынок находится ещё в зачаточном состоянии». (А. Дугин «Конец Экономики»). Данная формула включает в себя со всей очевидностью случай Республики Молдова, которая посредством политик, применяемых в последние два десятилетия и в особенности в последние годы, резервирует себе роль вечного проигравшего по отношению к более развитым экономикам. Подобный открытый рынок, в который приглашается наша страна, является инструментом, который работает по принципу обогащения богатого и обнищания нищего, укрепления сильного и ослабления слабого.

Наши правители хвастают постоянным получением астрономических кредитов, что преподносится как свидетельство собственных заслуг и как признание «партнёрами по развитию» нашей страны. Но «история успеха» обернулась кошмаром. На самом же деле представители экономического неоколониализма практикуют испытанные ещё во времена классического колониализма методы. Только вместо стеклянных бус и «огненной воды» сегодняшние аборигены получают кредиты, уступая взамен наше золото, – экономическую независимость и будущее. Использованная новыми колониалистами формула проста – поощрять финансирование развития на основе внешних кредитов. Однажды принятую игру МВФ и ВБ применяют согласно старой поговорке: «Кто платит, тот и заказывает музыку».

За этим следуют указания правительству по реструктуризации экономики, с тем чтобы обеспечить кредиторам возврат кредитов: «Откройте ворота для свободного обмена, и мы утопим вас в наших товарах и капиталах! Уменьшите социальные расходы, жертвуя стариками, инвалидами, детьми, школами и здоровьем! Приватизируйте публичные активы и службы! Откройте рынок сельскохозяйственных земель для иностранных инвесторов! Уменьшите бюджетный дефицит любой ценой! Удерживайте инфляцию как можно ниже! А если будете послушными, мы позволим всем вам работать на наших чёрных рынках при либерализированном визовом режиме и посылать домой деньги, на которые ваши родственники смогут покупать наши товары». Эта спираль постоянно растущих внешних долгов сводит к нулю всякую надежду на экономическое возрождение страны и превращает Республику Молдова из независимой страны в инструмент манипулирования со стороны крупных капиталов. В настоящий момент стране не хватает интеллектуальных ресурсов и воли к самоуправлению для того, чтобы вести диалог с соответствующими структурами на должном уровне.

Иначе говоря, Республика Молдова оказалась в ситуации, схожей с описанной немецким экономистом Фридрихом Листом, который критиковал Великобританию из-за продвижения свободного обмена со странами, после того как она сама достигла экономического верховенства путём жёстких протекционистских методов и широких субсидий. Он обвинял британцев за то, что они «скидывают лестницу», по которой взобрались для достижения мирового первенства: «Это очень умный жест, когда кто-то, кто уже взобрался наверх, скидывает лестницу, по которой поднялся, чтобы лишить остальных средства подъёма за ним».

Для того, чтобы преодолеть экономическую отсталость, Республика Молдова должна следовать примеру других государств, но при этом адаптировать его к условиям сегодняшнего дня, – примеру Великобритании до середины XIX века, США в XIX в., России на стыке XIX-XX вв. при министре финансов Сергее Витте (1892-1903), Японии и Южной Кореи в середине XX в., Китая, начиная с Дэн Сяопина, Индии То есть, наша страна должна проводить протекционистскую таможенную политику, ограничивать внешние инвестиции, установить ограничения на иностранную собственность и обязать внешних инвесторов направлять свои инвестиции только в определенные правительством отрасли и иметь в качестве партнёров лишь поставщиков местных товаров, использовать местную рабочую силу и.т.д. В противном случае, будет игнорироваться явная истина, состоящая в том, что практически все успешные экономики добились особых достижений как в нынешнем, так и в прошлом веке посредством применения мер, которые повышали их экономическую независимость, после чего последовала медленная, селективная и поэтапная их интеграция в мировую экономику.

Аналогичные политики применялись в послевоенный период в таких странах, как Финляндия, Италия, Норвегия и Австрия, соответствующие меры были необходимы для развития собственной промышленности. Протекционистские методы использовались ими вплоть до 60-х гг., а в случае с Финляндией – на протяжении более длительного периода. Для подъема промышленности широко использовались государственные предприятия. Финляндия, экономика которой была одной из самых отсталых вначале XX в., разработала в 30-е гг. законодательство, согласно которому любая сделка с иностранным капиталом, превосходящим 20%, считалась «опасной». И только в 1987 г. данная норма была смягчена, предел присутствия иностранной собственности был поднят до 40%, при этом все иностранные инвестиции должны были утверждаться министерством промышленности и торговли. Полная либерализация внешних инвестиций произошла лишь в 1993 г., как подготовительная мера для вступления в ЕС в 1995 г.. Мы видим, что Финляндия в течение полувека практиковала протекционистские меры, а Республике Молдова предлагается принять вслепую неолиберальные правила ЕС, которые полностью совпадают с нормами США, МВФ, ВБ и ВТО, без малейшей подготовки и с находящейся в состоянии разрухи экономикой. В свете этого простого сравнения безрассудство, невежество и безответственность наших правителей, толкающих нас с глупым энтузиазмом в объятия ЕС, просто поразительны. Вследствие подобных действий происходит масштабный процесс подрыва нашей независимости, который мы с полным основанием можем назвать процессом десуверанизации страны.

Для того чтобы защитить свой суверенитет, Республика Молдова нуждается в протекционистских политиках. Безусловно, данные меры не гарантируют автоматически развития. Но их отсутствие гарантирует провал.

Все перечисленные методы предполагают в качестве неотъемлемого элемента наличие патриотического правления, обладающего серьёзной подготовкой и способного оговорить с крупными международными игроками свой специальный экономический статус, необходимый на ограниченный период времени не менее 20 лет.

Другим мифом, продвигаемым апостолами неолиберализма в посткоммунистическом пространстве, явился миф о массовой приватизации как спасительном решении для экономики. Но практически везде, где была проведена тотальная и необдуманная приватизация, чаще всего экономические и социальные последствия оказывались катастрофическими. И это потому, что, даже если формы собственности действительно имеют значение, то всё-таки существенное различие состоит не в различии между государственной и частной собственностью, а между концентрированной и рассредоточенной собственностью. Следовательно, рассредоточение и демонополизация собственности путём жёстких регулирующих мер является единственным способом предотвращения обнищания абсолютного большинства граждан в угоду местным или транснациональным олигархам.

Новая реальность, которая ускользает из общего поля зрения, касается смены парадигмы, затрагивающей саму суть традиционного капитализма, ориентированного на производство, где деньги представляли пусть неотъемлемый, но лишь вспомогательный элемент, который определял благополучие. Новый тип финансового капитализма поменял местами отношения между производством и капиталом. Притом, что этот новый тип капитализма спровоцировал в последнее время финансовые кризисы с глобальными катастрофическими последствиями, апостолы монетаризма пытаются нас убедить, что речь идет лишь о незначительных неполадках, а не о глубоком системном кризисе, определённом самой его сутью. Известно, например, что финансовый сектор стал намного эффективнее генерировать получение быстрых прибылей, которые намного значительнее, чем доходы, получаемые в реальном секторе. Финансовый капитал более ликвиден, чем производственный. Следовательно, первый является необходимым для экономического развития, но только в условиях строгого регулирования. В противном случае, из стимулирующего фактора финансовый капитал превращается в деструктивный, в разрушителя национальной экономики. Иначе говоря, как показывает Ха Джун Чанг, между финансовым сектором и реальной экономикой есть существенная разница в скорости оборота капитала. Следовательно, данная разница должна быть уменьшена посредством жёстких регулирующих рычагов.

Тот факт, что в Республике Молдова вся банковская система вместо того, чтобы быть инструментом стимулирования экономики, превратилась в паразитирующий инструмент, сдерживающий предпринимательский порыв и парализующий развитие, общеизвестен. Завышенные проценты, непомерно обременительные сроки и условия возврата кредитов стали печальной реальностью. В данных условиях Национальный Банк Молдовы как регулирующий орган не выполняет свою главную функцию по надзору и регулированию банковского сектора, а правительство и парламент, имея ограниченные полномочия из-за независимого статуса НБМ, установленного Конституцией и специальным законодательством, оказываются бессильными радикально изменить ситуацию.

В связи с недопустимой ситуацией, создавшейся в банковской системе страны, власти должны осуществить её масштабное и радикальное реформирование. Среди неотложных мер предлагаются следующие:

1) Минимизация финансового рынка и установление прямого государственного контроля над банковской системой.

2) Снижение процентных ставок частных банков до уровня, обеспечивающего прибыльность для собственников банков и доступность кредитов для местных предпринимателей.

3) Недопущение картельных сговоров в банковской системе, которые ликвидируют конкуренцию, тормозят экономическое развитие и выгодны лишь собственникам банков, получающим сверхприбыль от обслуживания узкого круга клиентов, которые способны нести бремя высоких процентных ставок.

4) Лицензии, разрешающие деятельность в банковском секторе, должны выдаваться только гражданам Республики Молдова.

5) Доля участия одного гражданина в уставном капитале должна быть строго ограничена ввиду недопущения создания монополий и картельных сговоров.

6) Не допускается наличие анонимных собственников в банковской системе, скрытых за оффшорными фирмами.

7) Государство будет поддерживать децентрализацию банковской деятельности, создание региональных кооперативных финансовых учреждений, ориентированных на развитие производственного сектора данных регионов.

8) Государство запретит экспорт прибыли, полученной в результате банковской деятельности, и будет стимулировать направление прибыли в производственную сферу, в социальные проекты и инфраструктуру.

9) Все банковские операции публичных учреждений, государственных предприятий и предприятий с превалирующим государственным капиталом, а также оплата коммунальных, местных публичных, нотариальных, адвокатских, судебных услуг, услуг судебных исполнителей и других подобных услуг будут осуществляться только в государственных банках.

10) При необходимости государство прибегнет к принудительным методам, таким, как ликвидация банков, которые угрожают финансовой безопасности страны.

Суть данной реформы будет состоять в переориентации национальной экономики от спекулятивного капитализма к капитализму производственного типа, от концентрации собственности и капиталов в узких клановых интересах к широкому распределению собственности в интересах народа.

Видно невооружённым глазом, что в Республике Молдова операции по обмену валют стали очень прибыльным бизнесом для разветвлённой сети ловких предпринимателей, связанных с Нацбанком, выдающим разрешения на данный вид деятельности. В отличие от международной практики, количество пунктов по обмену валют разрослось настолько, что может конкурировать с числом парикмахерских и аптек. Для того, чтобы навести порядок в данной области и для роста финансовых возможностей, правительство должно последовать примеру стран, совершивших настоящее экономическое чудо, взяв под контроль данный вид деятельности. За счет доходов, полученных от валютно-обменных операций, государство должно укреплять свой бюджетный потенциал, оплачивать внешний долг, приобретать высокие технологии, субсидировать производство, выполнять социальные обязательства.

Если до недавнего времени публичные дебаты сводились к конфронтации между лагерем либералов и коммунистами, сегодня основной конфликт происходит между олигархическим бизнесом, с одной стороны, и малым и средним бизнесом, с другой. Поскольку крупные деловые круги срослись с государством, конкуренция на рынке стала практически невозможной, что блокирует общее экономическое развитие. В этом конфликте между «акулами» мира бизнеса и мелкими и средними предпринимателями государство должно объединиться с последними против первых.

Процветающий и динамичный сектор малого и среднего бизнеса может быть продуктом только сильного государства, которое установит жёсткие правила. Сильная государственная власть будет выполнять миссию по формированию среднего класса. Иначе Республика Молдова останется страной с подражательной демократией, пародирующей западную модель, с доминирующим крупным капиталом теневого происхождения. Вопрос ставится радикально: либо «захваченное государство» под контролем олигархов, либо сильное государство на службе народа.

Республика Молдова Должна противостоять распространению олигополий путём создания экономической демократии, которая позволит справедливое распределение благ. Необходим широкий подход, основанный на моральных ценностях, на сотрудничестве, на местном и региональном развитии, на сохранении семьи. Рынок нуждается в беспристрастном применении правил, которые бы гарантировали честные сделки и уравновешивали бы частные и публичные интересы.

Для того, чтобы наметить некоторые базовые ориентиры, которых должна придерживаться наша страна, охарактеризуем ряд фундаментальных концептуальных элементов, содержащихся в книге знаменитого американского экономиста Дэвида Кортена «Великий поворот. От империи – к земному сообществу»:

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ. Граждане каждой нации имеют как право, так и ответственность контролировать собственные экономические ресурсы и определять собственные экономические и социальные приоритеты, торговые условия и правила для внешних инвесторов с тем, чтобы они соответствовали их потребностям и ценностям, и включать в цену полную стоимость собственных решений, без их передачи в ответственность другим „.

Последний абзац содержит по сути квинтэссенцию моей позиции. Республике Молдова необходимо экономическое самоопределение, национальное освобождение от господства корпоративного и спекулятивного капитализма.

Среди базовых элементов экономической независимости, которую предстоит достичь нашей стране, есть и Продовольственная Независимость. Хронический кризис нашего сельского хозяйства, допущение концентрации земли в руках узкой группы руководителей в ущерб крестьянам, ориентированной на быстрое получение доходов за счет экспорта, провоцирует дезинтеграцию наших сёл, распад семей и массовую миграцию сельской молодёжи за рубеж. Продовольственная безопасность подвержена риску, а наш рынок наводнён свежей и переработанной зарубежной сельхозпродукцией. Отсутствие доступных кредитов, возможностей поставки продукции на внутренний рынок, повышенное налогообложение, а также отсутствие перерабатывающих предприятий, хранилищ и дистрибьюторских сетей представляют собой ряд других причин, удерживающих данную отрасль в состоянии деградации.

Сельское хозяйство страны требует радикальной и незамедлительной реорганизации. Для реализации этой цели необходима обширная национальная программа, которая включала бы жёсткое ограничение импорта, стимулирование мелких ферм и семейного аграрного бизнеса, связанного с сообществом и регионом, соблюдающего экологические стандарты и связанного с близлежащими городами. Комплексная система, основанная на таможенных, налоговых и кредитных рычагах, включающая национальную программу создания сети мелких и средних предприятий по обработке сырья с использованием импортируемых новых технологий, смогла бы поднять наше сельское хозяйство из руин. Воспитание этики скромного потребления, местной и национальной солидарности послужат ключевыми элементами оздоровления состояния дел в сельском хозяйстве. Более того, возрождение сельского хозяйства не должно рассматриваться лишь с экономической точки зрения. Село представляет основу духовного, культурного и морального возрождения нашего общества.

Необходимой мерой по оздоровлению морального климата и бизнес-среды в обществе является запрещение азартных игр как вида предпринимательской деятельности на всей территории страны. Известно, что деятельность, связанная с казино, служит схемам по отмыванию денег и приводит к моральному упадку, к разрушению семей и развращению молодёжи. В выигрыше остаются стоящие за этими играми лица, которые обогащаются быстрым и нечестным путём.

На протяжении двух десятилетий Республика Молдова показывает себя как слабое и коррумпированное государство, в котором господствуют ловкие стяжатели и продажная бюрократия. В основе экономического краха страны лежат преимущественно данные факторы. Нескончаемые коррупционные скандалы, как правило, не заканчивались торжеством правосудия. Виной тому разветвлённая сеть, опутывающая всю систему государственных и правовых органов, тесно связанных с теневым бизнесом. Это национальное бедствие является угрозой для экономической безопасности страны, сводит к нулю всякую возможность решения социальных проблем и утверждает безнравственность как норму повседневного поведения в обществе.

Преодоление этого катастрофического состояния дел может быть осуществлено лишь новым и сильным правлением, решившимся объявить непримиримую войну тем, кто контролирует всю систему мафиозных связей. Среди необходимых мер – существенное ужесточение наказаний за экономические преступления и взятки. Таким образом, уклонение от уплаты налогов, картельные сговоры, контрабанда, рейдерские захваты, утаивание доходов, дача и получение взяток, фаворитизм, создание препятствий для функционирования рыночной экономики и другие подобного рода беззакония следует пресекать самыми суровыми уголовными наказаниями, вплоть до пожизненного лишения свободы с конфискацией имущества виновных.

В связи с этим необходимо проведение радикальной реформы органов государственной власти и правосудия, продвижение в публичную сферу добросовестных людей, готовых служить общему благу. В то же время предстоит принятие значительных поправок к Уголовному Кодексу с целью ужесточения наказаний за подобного рода преступления. Диктатура закона может быть установлена лишь сильным правлением, способным железной рукой применять необходимые наказания. Административный авторитет власти должен основываться на верховенстве закона и широкой народной поддержке. В этой непримиримой схватке побеждёнными окажутся олигархи и преступники, а победителем станет народ Республики Молдова.

Заключение

Республика Молдова находится сегодня на историческом перепутье. Это перепутье в одинаковой мере геополитическое и цивилизационное. Нашу страну призывают присоединиться в перспективе к одному из двух «больших таможенных пространств» – к Европейскому Союзу или к Евразийскому Союзу. Оба проекта претендуют, отчасти и иногда негласно, на связь своих истоков с теорией «автаркии больших пространств» Фридриха Листа. Но, как показывает история, подобное решение пригодно лишь для экономик, находящихся на сопоставимых уровнях развития и обладающих сравнимым потенциалом. С этой точки зрения отказаться в ближайшей перспективе от независимой экономической политики, уступить принятие решений центрам влияния извне для Республики Молдова означает добровольно приговорить себя к хронической экономической отсталости. Принятие подобного статуса предполагает господство иностранных капиталов и товаров, социальную нестабильность, бедность, массивную и непрерывную депопуляцию. Иными словами, мы станем колонизированной экономикой со всеми вытекающими отсюда последствиями, окажемся в жалком положении периферийной зоны. Роль нашей страны сведётся к роли поставщика неквалифицированной рабочей силы на внешние рынки труда, имеющего искажённую чужими интересами структуру национальной экономики.

Находясь перед лицом беспрецедентного экзамена на коллективную зрелость, Республика Молдова имеет шанс выбрать ТРЕТИЙ ПУТЬ. Это – ПУТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ. ТРЕТИЙ ПУТЬ является одновременно и геополитическим выбором в смысле неприсоединения, немедленным и безоговорочным образом, к одному из двух «больших таможенных пространств» – Запада или Востока, а также неприсоединения внутренней экономической политики. В противном случае, наше право на самоуправление становится фикцией, а экономическое развитие – неосуществимой мечтой. Мы нуждаемся в относительной экономической автаркии, которая требует частичного и временного неучастия в обоих экономических пространствах. Будучи самой бедной страной в Европе и представляя минимальную долю в глобальной экономике, Республика Молдова должна добиться специального экономического статуса в своём диалоге с крупными экономическими структурами. Он предполагает применение протекционистских мер, таких как защита внутреннего рынка, предоставление льготных кредитов, субсидий и налоговых преференций для ряда местных видов экономической деятельности. Правила свободного обмена, установленные Всемирной Торговой Организацией и другими международными соглашениями, следует пересмотреть и достичь соответствующих договорённостей.

Республика Молдова должна договориться о получении определённых торговых преференций на экспорт в обмен на взаимовыгодные политические соглашения. Поскольку Евросоюз и Евразийский Союз являются конкурирующими геополитическими образованиями, шансы нашей страны договориться о выгодных условиях для своей внешнеторговой деятельности - значительны. Оптимальным вариантом представляется экспорт на оба рынка. В этом смысле по совершенно объективным причинам наша протекционистская политика не может проводиться без понимания и поддержки, по меньшей мере, со стороны одного из двух региональных образований. Роль национальной дипломатии, свободной от всякого подчинения центрам влияния извне, в этом ключевом вопросе является решающей.

Республика Молдова должна незамедлительно отказаться от провальной политики получения внешних кредитов в случае, если они подвергают опасности утверждение экономической независимости страны. Политика внутреннего развития должна быть направлена на создание собственных производственных мощностей, на умеренность бюджетных расходов, на радикальную реформу банковской системы, на административную и экономическую децентрализацию, на создание широкой сети малых и средних предприятий, на регионализацию, индустриализацию и стимулирование сельского хозяйства. Принципы социальной рыночной экономики, солидарности, субсидиарности и общего блага будут положены в основу устойчивого развития.

Новый экономический национализм означает не пренебрежение международными правилами или крупными глобальными игроками, а лишь стремление к экономическому самоопределению, способному обеспечить нам лучшее будущее. Для этого жизненно важно преодолеть синдром провинции, окраины мира, аппендикса крупных государственных или корпоративных формирований. В конечном итоге, наше право на самоуправление, обретенное с принятием Декларации о Независимости, должно быть реализовано в полной мере. Решающим для этого является преодоление фазы слепого и безропотного подражания навязанным извне моделям. Необходимо отказаться и от бесплодных политических баталий, исходящих из изживших себя идеологий, и объединиться в патриотическом порыве, основанном на экономическом национализме. От патриотизма времен этнической и лингвистической эмансипации, который разъединил наше общество, сегодня необходимо перейти к утверждению экономического патриотизма, представляющего собой фактор национального единения.

В основе возрождения страны должны стоять две фундаментальные и связанные идеи – метафизическая и физическая, то есть духовная и материальная. Всякая попытка любой реформы окажется тщетной без наличия здорового морального фундамента. А моральное возрождение общества напрямую зависит от возвращения в лоно религиозной веры. В нашем случае речь идёт о Православном Христианстве. С этой точки зрения духовная революция, которая должна обрести силу, является традиционалистской и консервативной. Следовательно, восстановление и укрепление нашего народа исходит из обретения вновь нашей христианской идентичности, которая является самой важной чертой нашего национального характера.

Порочный круг наших неудач может и должен быть разорван. Народ Республики Молдова нуждается в осознании своего нового национального призвания. Самое тяжёлое бремя ложится на плечи национальной элиты, на некоррумпрированных интеллектуалов, свободных от модных догм и полных желания участвовать в беспрецедентном национальном проекте.

Обсудить