Владимир Солонарь: Националистические фантазии, этнические чистки и Холокост: как они связаны?»

Конференц-зал кишинёвского отеля «Jolly Alon», в котором проходило выступление Владимира Солонаря, автора книги «Очищая нацию: обмен населением и этнические чистки в Румынии, союзной с нацисткой Германией, 1941–1944 годы», вышедшей в издательстве Университета Джонса Хопкинса ещё в 2010 году в Балтиморе, США, хорошо известного политически активной части молдавской общественности по его прошлой деятельности, связанной с Молдовой, оказался заполнен до отказа задолго до её начала.

На первый взгляд, широко и заблаговременно анонсированная во многих «дружественных СМИ» тема выступления ученого-историка Владимира Анатольевича Солонаря 31 июля 2013 года в Кишинёве перед представителями молдавской общественности – «Националистические фантазии, этнические чистки и Холокост: как они связаны?» - не имеет ничего общего с теми, как считается, наиболее острыми и актуальными проблемами, которые в настоящее время в наибольшей степени занимают и предельно беспокоят большую часть молдавского общества, а потому были некоторые опасения, что она не слишком его заинтересует.

Действительно, ни для кого давно уже не секрет, что люди в Республике Молдова, в большинстве своём, озабочены, в основном, вопросами элементарного физического выживания в ситуации перманентного управленческого хаоса, тотальной разрухи и продолжающегося роста цен и тарифов при практически неизменных зарплатах и пенсиях, развале сферы социального обеспечения на фоне усиливающегося экономического и финансового кризиса, а потому, по мнению многих социологов и политтехнологов, не слишком-то склонны вдаваться в глубокие исторические экскурсы или предаваться философским размышлениям, не связанным непосредственно с более важными для них проблемами сугубо материального, прикладного характера.

Тем приятнее констатировать, что, вопреки всем этим расхожим мнениям, реальная ситуация в сфере общественных настроений и интересов в Республике Молдова выглядит всё-таки не столь убого, монохромно и однозначно. Во всяком случае, об этом можно судить хотя бы по тому, что конференц-зал кишинёвского отеля «Jolly Alon», в котором проходило выступление Владимира Солонаря, автора книги «Очищая нацию: обмен населением и этнические чистки в Румынии, союзной с нацисткой Германией, 1941–1944 годы», вышедшей в издательстве Университета Джонса Хопкинса ещё в 2010 году в Балтиморе, США, хорошо известного политически активной части молдавской общественности по его прошлой деятельности, связанной с Молдовой, оказался заполнен до отказа задолго до её начала.

Среди пришедших на эту встречу были, в частности, известные политики (Марк Ткачук, Алексей Тулбуре, Валентин Крылов, Александр Ломакин), ученые-историки (Петр Бойко, Евгений Брик, Владимир Поливцев), публицисты (Виктор Боршевич, Эрнест Варданян, Владимир Букарский), представители неправительственных организаций (Игорь Пугачёв, Валентин Гориздра, Нина Димогло, Олег Краснов, Алексей Гэинэ), представители Еврейской общины, а также журналисты и телерепортеры местных СМИ и студенты исторических факультетов молдавских вузов.

Нелишне заметить, однако, что столь большой интерес молдавской общественности к этой, достаточно специфической и всё ещё весьма болезненной и для Республики Молдова, и особенно для соседней Румынии, исторической теме в определённой степени был вызван ещё и тем, весьма примечательным, обстоятельством, что Владимиру Солонарю, несмотря на все его желания и усилия, до сих пор не удалось издать эту книгу ни в Румынии, ни в Республике Молдова, поскольку научная и гражданская позиция по отношению к вопросу об участии Румынии в геноциде евреев откровенно не устраивает и, более того, сильно раздражает известные политические силы не только в Бухаресте, но, увы, также и в Кишиневе, а потому пришедшие на эту встречу люди хотели услышать от самого автора рассказ о тех вопросах, связанных с темой Холокоста, которые он освещает и анализирует в своей работе.

Правда, организовавший эту интересную и полезную встречу Сергей Эрлих, молдавский и российский историк и издатель, директор издательства «Нестор-История» (Санкт-Петербургского Института истории РАН) и совместной молдавско-российской программы книгоиздания «Кантемир» (Благодарная Молдавия — братскому народу России), заверил собравшихся в том, что необходимые для перевода и издания работы Владимира Солонаря на русский и молдавский языки финансы будут непременно собраны, книга будет напечатана и все желающие в Российской Федерации, в Республике Молдова, а также в Румынии, смогут с ней ознакомиться. Он же представил участникам встречи Юлию Тимотину, которая согласилась осуществить этот перевод.

В ходе нынешнего выступления в Кишинёве Владимир Солонарь, как всегда обстоятельно и аргументированно, высказал свою точку зрения по вопросу о том, что такое этнический национализм, когда и в связи с чем он появился, каковы основные постулаты этого мировоззрения; каковы его основные черты и виды, как и почему националистические фантазии иногда приводят к этническим чисткам; каково происхождение идеи чистого национального государства; можно ли считать гитлеризм формой национализма; в каких отношениях находятся нацизм и гитлеризм; возможен ли умеренный этнический национализм; совместим ли он с демократией.

Признавая, что умеренный национализм может, хотя и с определёнными оговорками, сосуществовать с демократией, Владимир Солонарь особо отметил, что по мере перерастания его в национализм радикальный (например, так называемый «интегрированный национализм», который господствовал в Румынии накануне и в годы Второй Мировой войны), демократия отвергается и заменяется диктатурой, тоталитаризмом, все национальные меньшинства провозглашаются врагами господствующей нации и подвергаются этническим чисткам, вытеснению из всех сфер государственной и общественно-политической деятельности, депортациям или физическому уничтожению.

Выступление Владимира Солонаря было построено, в основном, на материалах его книги «Очищая нацию: обмен населением и этнические чистки в Румынии, союзной с нацисткой Германией, 1941–1944 годы», в которой он проанализировал нацистскую политику истребления бессарабских и буковинских евреев. Данный исторический труд представляет большой интерес, прежде всего, потому, что в его основу легли многочисленные конкретные факты и проведенные учёным в Румынии и США исследования. Он объяснил своим слушателям, как сделанные им в этой книге выводы могут и должны помочь им прояснить все эти сложные вопросы.

Следует сказать, что наш земляк – бывший молдавский политик, а ныне учёный-историк Владимир Анатольевич Солонарь – человек нелегкой, но очень интересной и богатой яркими событиями судьбы. Учитывая его активную и многогранную общественно-политическую и научную деятельность вначале в Молдове, а затем и в США, Владимира Солонаря с полным правом на то можно назвать как известным в недавнем прошлом молдавским политиком, так и видным американским учёным-историком.

Владимир Солонарь родился 20 октября 1959 года в Кишиневе, (19591020)окончил исторический факультет Кишинёвского госуниверситета в 1981 году, затем аспирантуру на кафедре новой и новейшей истории Московского государственного университета (МГУ) им М. В. Ломоносова, с 1986 года является кандидатом исторических наук, защитив диссертацию о деятельности Лейбористской партии Великобритании в 1960-е г.г., затем (в 1986—1990 гг.) преподавал в Кишинёвском госуниверситете, а после развязанного в Республике Молдова определёнными политическими силами националистического шабаша перебрался в Тираспольский госуниверситет, где также преподавал до 1993 года.

В 1989 году Владимир Солонарь принял активное участие в Учредительном съезде Интердвижения «Единство», которое выступало в поддержку единства всех народов и республик Советского Союза. Был его сопредседателем. Он трижды избирался в молдавский парламент, был членом Конституционной комиссии и Комиссии по изменению Конституции, членом Венецианской комиссии, председателем парламентской Комиссии по правам человека и национальным меньшинствам, представлял молдавский парламент в Парламентской Ассамблее Совета Европы. Является одним из создателей и лидеров Движения «Гражданское единство», а затем и лидером Гражданской партии.

С 2003 года Владимир Солонарь проживает в США и преподает в качестве ассоциированного профессора Российскую и Советскую историю в Университете Центральной Флориды (Central Florida), город Орландо. В настоящее время он работает над своей второй монографией, которая будет посвящена социальной истории Транснистрии в период румынской оккупации 1941–1944 годов. Он начал работу над этим новым проектом ещё в 2008-м году и с тех пор собирает и изучает архивные материалы по этой теме в Вашингтоне, Иерусалиме, Киеве, Одессе и Кишиневе.

17 сентября 2010 года одно из самых престижных книжных обозрений планеты, солидное специализированное издание «Times Literary Supplement» опубликовало очерк Марка Мазовера о книге Владимира Солонаря «Очищая нацию: обмен населением и этнические чистки в Румынии, союзной с нацисткой Германией, 1941–1944 годы», в котором было сказано, что в ней «Владимир Солонарь показал, как на границе с Болгарией, в Бессарабии и на Буковине, а более всего в оккупированной южной Украине, румынские власти выселяли и истребляли население, да с такой энергией, которая удивляла даже немцев.

Летом 1942 года, как раз в то время, когда Берлин стал рассчитывать на эскалацию антисемитизма, правительство Румынии не потому неожиданно остановило эту убийственную политику, что вдруг раскаялось в своем жесточайшем антисемитизме. Скорее, такая политика уже не могла принести Румынии никакой пользы, и даже наоборот, могла обернуться тяжелыми последствиями, если Берлин проиграет войну и победят союзники, что казалось уже вполне возможным. Румынский национальный интерес возобладал над антисемитской солидарностью, и немцам ничего не оставалось сделать, как смириться».

В июне 2013 года «Телекомпания ГРАД – Новости Одессы» в телеочерке «Архивная Одиссея» американского гостя» рассказала о том, что «…в хранилище раритетных документов обратился за ценной информацией профессор кафедры истории университета штата Флорида из города Орландо Владимир Солонарь, который готовит новую книгу, посвященную истории Южной Украины в военный оккупационный период. Его будущая книга будет называться «Южная Украина под румынской оккупацией 1941-44 годов».

Исследователь уже в течение пяти лет ездит по Америке, Израилю, Украине, Молдавии и собирает исторические документальные хроники. Он сам родом из Кишинева, но прадеды его из Транснистрии, образованной румынскими властями на территории оккупированных Одесской, Николаевской областей Украинской ССР и левобережной части Молдавской ССР. Историка интересуют редакции газет «Молва», «Прибугские вести», которые раньше выпускались в Первомайском районе. Владимир Солонарь знает, что в архиве сохранились дела, где зафиксированы прошения людей о принятии на работу в румынскую полицию и администрацию. Почему люди выбирали путь не патриотов, и каким идеалам были верны, в этом пытается разобраться ученый».

Во время прошлогоднего визита в Кишинев, 17 августа 2012 года, Владимир Солонарь дал интервью Еврейскому новостному порталу Молдовы dorledor.info. Отвечая на вопросы корреспондента этого портала Натальи Рискиной, Владимир Солонарь, в частности, отметил, что его книга посвящена не только проблемам истории Холокоста, «её фокус шире, она рассказывает также и о том, как и почему в те годы Румынское правительство проводило политику создания этнически чистой Румынии, в которой не было бы места никому, кроме этнических румын, то есть ни евреям, ни русским, ни украинцам, ни венграм, ни сербам, ни болгарам, ни грекам, ни армянам, ни цыганам».

«От всех этих меньшинств, - сказал Владимир Солонарь, - предстояло избавиться путем либо массовой депортации, либо обмена населением с соседними странами. Например, румынских болгар предстояло насильно выселить в Болгарию и расселить там в домах и хозяйствах болгарских румын, которых, в свою очередь, планировали выселить в Румынию и поселить в домах и хозяйствах высланных этнических болгар. К концу войны или сразу после ее окончания эта операция должна была полностью завершиться. В течение подготовительного этапа «инородцев» предстояло вытеснить из всех прибыльных отраслей румынской экономики и заменить на подготовленных румынских специалистов, чтобы последующее изгнание не нанесло слишком большого ущерба экономике страны».

«Румынские зверства по отношению к евреям – массовые депортации и казни, заключения в лагеря и гетто, - сказал тогда Владимир Солонарь, – были лишь частью истории, которую я рассказываю, но центральной и самой трагической. Упрощая довольно запутанную картину румынской политики, я бы сказал так: в первый период войны, когда румынское руководство было абсолютно убеждено в победе Германии, оно исходило из того, что евреям не будет места в «новой Европе» и что чем более жестоко оно будет обращаться с ними, тем большего уважения заслужит со стороны нацистов. Не случайно в сентябре 1941 года Гитлер даже поставил румын в пример немцам (в разговоре с Геббельсом) как поступающих более «решительно» по отношению к евреям.

Впоследствии, когда румынские руководители начали испытывать всё большие сомнения относительно исхода войны, их политика стала более умеренной, хотя от планов избавиться от евреев тем или иным путем они не отказались до самого переворота 23 августа 1944 года и отстранения от власти Иона Антонеску и его клики».

Как известно, премьер-министр Румынии Ион Антонеску хотел видеть Румынию без национальных меньшинств, в первую очередь цыган и евреев. Он говорил: «Я ничего не достигну, если я не очищу румынскую нацию. Не границы, а однородность и чистота расы дают силу нации: такова моя высшая цель».

В 1940 году началось ограничение прав румынских евреев. Были запрещены браки между румынами и евреями, а во время мятежа легионеров в Бухаресте и других городах страны произошли первые крупномасштабные погромы. С началом войны, 27 июня 1941 года, в Яссах состоялся ещё один масштабный погром, в результате которого, по данным Румынской комиссии, погибло 8000 и было арестовано и вывезено из Ясс 5000 евреев (по другим подсчётам, погибло 13 266 человек, включая умерших во время депортации из города). Этот погром стал первым из организованных впоследствии румынскими властями.

Владимир Солонарь особо подчеркнул, что его книга не является осуждением румынской нации. Наоборот, он останавливается в ней и на примерах сопротивления политике антисемитизма отдельных румынских администраторов и политиков и, как тогда говорили его адепты, «интегральному национализму», и внимательно прослеживает колебания и сомнения в румынских политических кругах относительно выбранного курса.

Самой большой трагедией, которую описывает Владимир Солонарь в своей книге, являются, по его словам, массовые расстрелы бессарабских евреев во время наступления румынских войск в июле 1941 года.

Казни производились румынскими солдатами (для этого были созданы специальные расстрельные бригады) и жандармами, которым был отдан приказ полностью «очистить» сельскую местность от евреев. В сборе евреев в деревнях, как правило, участвовали местные энтузиасты, а население часто приходило поглазеть на казнь. Очень редко очевидцы вспоминают о протестах против расправ. Но в одном селе чудом выжила еврейская девочка, которая была ранена во время расстрела, но не убита. Ее подобрал местный житель и хотел удочерить, но на него донесли. Пришел румынский жандарм, забрал у него несчастного ребенка и хладнокровно расстрелял.

«В одном бессарабском городке румыны для начала организовали еврейский погром, - рассказал Владимир Солонарь. - Въехавший в город на танкетке офицер собрал население на митинг и объявил, что им разрешается грабить и убивать евреев в течение трех дней. Население сразу же бросилось грабить, но тут возникла проблема: городские жители считали евреев «своими» и, соответственно, полагали, что именно потому обладают исключительным правом безнаказанно их грабить. Но прибывшие им на подмогу селяне требовали свою часть в добыче.

Конфликт разгорелся нешуточный, поэтому румынам пришлось выступить посредниками в переговорах и разделить город на зоны для грабителей. И тогда погром прошел как по маслу. Мне известно единственное бессарабское село, в котором население выпросило пощаду для одной женщины-еврейки. Она бедная, сказали крестьяне, никому зла не причиняла, всю жизнь зарабатывала своей дочери на хлеб, обстирывая соседей. Солдаты ее и ребенка пощадили, остальные евреи были расстреляны».

Говоря о том, чем отличается «Холокост по-румынски» от геноцида евреев, имевшего место во время войны в других странах Европы, Владимир Солонарь отметил, что «ныне покойный американcкий историк Рауль Хильберг в начале 1960-х годов ХХ века опубликовал книгу о нацисткой политике истребления евреев.

Исследуя «окончательное решение еврейского вопроса», он определил румынскую политику как оппортунистическую. Насколько я его понимаю, он имел в виду тот факт, что румыны следовали в фарватере немецкой политики так долго, как долго они cчитали, что немцы войну выиграют. А потом их политика изменилась».

«Полагаю, - сказал Владимир Солонарь, - румынские лидеры исходили из того, что евреи каким-то образом будут удалены из Европы – путем ли их физического уничтожения или депортации «за Урал», как однажды сказал Ион Антонеску, или массовой эмиграции под давлением правительств. В этом контексте Румыния также стремилась избавиться от своих евреев.

Полагаю, что румыны колебались, пытаясь оценить шансы Германии на победу, и эти их оценки оказывали самое непосредственное влияние на их политику. Это объясняет тот странный, на первый взгляд, феномен, который иногда называют, и довольно неуклюже, румынской непоследовательностью: это уничтожение евреев в Бессарабии и Одессе в 1941-м и отказ от их депортации в 1942-м из Регата и южной Трансильвании.

Такой «разнобой» объясняется тем, что, в отличие от германского фюрера Адольфа Гитлера, румынский диктатор Ион Антонеску так и не принял окончательного решения о том, как и когда надо будет избавиться от евреев в самой Румынии и на оккупированных территориях, поэтому в Траснистрии жизнь и смерть депортированных в значительной степени зависели от местных властей, армейских и жандармских руководителей».

Признав, что праворадикальные молдавские и румынские политики всё чаще говорят о том, что никакого Холокоста вообще не было, а если с евреями и случались какие-то неприятности, то они сами в том виноваты, Владимир Солонарь подчеркнул, что, по мнению этих политиков, сегодня надо говорить о Холокосте румынской нации. Конечно же, при этом имеются в виду и молдаване.

«Это большая и сложная проблема, - считает Владимир Солонарь. - Подобные процессы происходят во всей Восточной Европе, где многие правительства требуют уравнять страдания своих народов под гнетом коммунизма с Холокостом. И в Америке некоторые историки тоже разделяют мнение о том, что принципиальной разницы между коммунизмом и нацизмом не было и что, например, смерть украинских детей от голода в 1932–1933 годах заслуживает не меньшего сочувствия и увековечения, чем смерть еврейских детей в Освенциме. На мой взгляд, эти аргументы нельзя просто отбросить, они нуждаются в серьезном обсуждении. Но также очевидно, что часто допускаются передержки и преувеличения».

«Например, - говорит Владимир Солонарь, - хотя страдания депортированных сталинским режимом бессарабцев заслуживают увековечения, они всё же несравнимы со страданиями евреев, целыми семьями убитых на глазах безучастных соседей. Депортированные не были заключены в лагеря, они были ссыльнопоселенцами, и огромное большинство из них вернулись после смерти Сталина в родные места. Ни в малейшей мере не преуменьшая ценности их жизней и страданий, нельзя всё же такие явления ставить на одну доску».

К тому же, считает Владимир Солонарь, используя в качестве источника статистических данных книгу молдавского политика и ученого-историка Валерия Пасата «Трудные страницы истории Молдовы», изданную в Москве в 1994 году, «в депортациях, по совести говоря, участвовало больше молдаван, чем пришлых людей, которых сегодня во всем обвиняют…5-6 июля 1949 года из МССР были высланы «антисоветские элементы».

Для «подъема» 500 семей по Кишиневу, согласно расчетам министра госбезопасности МССР Мордовца, в составе 250 опергрупп понадобилось 250 оперработников, 500 солдат, 1000 человек совпартактива. Последние - местные жители. Для «подъема» 10781 семьи по республике в составе 2695 опергрупп понадобилось уже 21 560 человексовпартактива».

В одной из своих публикаций - «О дискуссиях и инсинуациях», ответ Михаилу Рашковецкому» (рецензию на вышедшую под его редакцией книгу о Холокосте в Одесском регионе) - Владимир Солонарь решительно отстаивает свою принципиальную позицию по вопросу о том, что «нельзя просто приравнивать политику режима Антонеску по отношению к евреям к политике нацистской Германии», имея в виду, что «в такую концепцию не вписываются некоторые хорошо известные факты, как, например, то, что по отношению к евреям собственно Румынии, то есть за исключением Бессарабии, Буковины и уезда Дорохой (который относится к исторической румынской провинции Молдова, но в 1941–1944 г.г. входил в состав укрупненной провинции Буковина), такие меры, как депортация и массовые истребления, не применялись, хотя в самой Транснистрии румыны проявили чудовищную жестокость к евреям, в особенности во время репрессалий в Одессе в октябре 1941 года, во время депортации из этого города в январе 1942 года, а также во время массовых казней в конце 1941 года – весной 1942 года в уездах Голта и Доманевка в восточной части Транснистрии.

Однако, несмотря на эти зверства, гораздо больше, в процентном выражении, евреев, оказавшихся под румынской оккупацией в Транснистрии, осталось в живых, чем тех, которые оказались под немцами в других районах Украины».

По утверждениям самой румынской стороны, румынская администрация Буковины, Бессарабии и Транснистрии за всё время оккупации уничтожила в лагерях 270 000 человек (по другим данным – 400 тысяч). Когда Красная Армия пересекла реку Южный Буг и вступили на её правый берег, Ион Антонеску отдал приказ срочно выкапывать тела казнённых евреев и сжигать их.

В то же время, по неточным данным, только зимой 1941—1942 годов в отдельно взятой Транснистрии было казнено 250 000 евреев. В 1944 году на оккупированных Румынией советских территориях выжили 50 000 евреев и 15 000 цыган. Понятно, что несколько меньшая жестокость румынских оккупантов по сравнению с немецкими карателями в определенной степени способствовала тому, что в Транснистрии уцелело около 70 % всех выживших во время оккупации территории СССР евреев.

Не соглашаясь с теми историками (в том числе, кстати, и с известным молдавским историком Сергеем Назария), которые, по его мнению, придерживаются мнения об идентичности румынской и немецкой политики геноцида евреев, Владимир Солонарь заявил, что «это неприемлемо с профессиональной точки зрения, поскольку долг историка состоит не в том, чтобы игнорировать «неудобные» факты или пропагандировать определенную, заранее выбранную позицию, а объяснять прошлое».

«Это включает в себя, - подчёркивает Владимир Солонарь, - необходимость находить слова и давать определения, которые объясняют реальность наиболее точно, схватывают, по возможности, всю ее сложность и многогранность, а не просто громить «идеологических противников. Когда речь заходит о проблематике Холокоста, точность формулировок особенно важна, поскольку в противном случае недоброжелательные критики и упорные отрицатели Холокоста как такового получают возможность, указывая на непоследовательности и умолчания в работах историков, подорвать доверие к их работе вообще, и, тем самым, придать большую убедительность своей бессовестной пропаганде».

Цитируя белорусского исследователя Евгения Розенблата, Владимир Солонарь выражает полное согласие с его утверждением о том, что «уровень и масштабы исследований в области проблематики Холокоста могут служить своеобразным показателем интегрированности любой новейшей национальной историографии в общемировые тенденции исторических исследований».

Оправданность и правильность принципиальной позиции Владимира Солонаря в этом, особенно важном для установления исторической правды, вопросе становится понятной в свете участившихся в последнее время попыток отрицания Холокоста.

Например, как сообщил в августе 2012 года портал «Гренада», ряд молдавских историков, подготавливающих учебники по «Истории румын», отрицают причастность румынского диктатора Иона Антонеску к преступлениям против человечности на территории Молдовы в период Второй Мировой войны. В частности, историк Вячеслав Ставилэ заявляет, что Ион Антонеску невиновен в смертях сотен тысяч мирных жителей Молдовы в период немецко-румынской оккупации 1941-1944 годов: «На Ионе Антонеску нет ни одной капли еврейской крови. Румыны не убивали евреев».

По словам самого Вячеслава Ставилэ, он в начале 90-х годов ХХ века получил степень доктора исторических наук за то, что «открыл невиновность румынского диктатора - маршала Иона Антонеску, который не причастен к массовым убийствам евреев и другого мирного населения» на территории Молдовы и Транснистрии (территория между реками Днестр и Буг, включая Одессу) в 1941-1944 годах. Он признает лишь факт убийства 20 000 евреев немецкими солдатами, называя цифру в 400 000 убитых евреев «придуманной коммунистической пропагандой».

Эта, вполне определенная, позиция Вячеслава Ставилэ, имеющего полную свободу пропагандировать свою точку зрения на Холокост, используя общественное телевидение «Молдова 1», где он выступал в еженедельной передаче «Prin Istorie - Spre Victorie», представляет собой публичное отрицание Холокоста в Молдове, оправдание нацистского преступника маршала Иона Антонеску и его преступлений.

Другой молдавский историк, директор Центра изучения тоталитаризма факультета истории и философии Госуниверситета Республики Молдова, доктор истории Игорь Кашу вообще считает, что тема Холокоста якобы надумана и злонамеренно используется для дискредитации демократических процессов, происходящих в молдавском обществе, и в целях антирумынской пропаганды.

Комментируя эту, более чем странную, позицию человека, называющего себя ученым – историком, кишинёвский журналист Ильи Марьяш с горькой иронией написал: «В условиях демократии любое мнение, даже самое лукавое и дурацкое, имеет право быть высказанным. Жаль, когда с сентенциями политических напёрсточников выступают учёные, обличённые формальным авторитетом. Они успешно защищаются, при должностях, заведуют кафедрами, плодят таких же умных учеников и преподают».

Хотя сама Румыния, которая долгое время упорно пыталась отрицать факт Холокоста на её территории, оказавшись под мощным давлением мировой общественности, в 2009 году всё-таки официально признала его и даже извинилась за причастность к преступлениям против человечности, в результате которых погибло около 400 тысяч мирных жителей, абсолютное большинство которых составляли евреи, жест этот, по многим признакам, носил чисто формальный характер, так как и со стороны румынских политиков, и со стороны румынских ученых-историков вновь и вновь имеют место заявления, суть которых сводится к отрицанию участия их страны в годы минувшей войны в Холокосте.

18 октября 2012 года, например, известный румынский политик Вадим Тудор, лидер националистической партии Великая Румыния, депутат Румынского и Европарламента, где он является членом Комитета по культуре и образованию, участвуя в ток-шоу «Raport» на ТВ «Realitatea» заявил, что «в Румынии никогда не было холокоста. Я буду отрицать это, пока не умру, потому что я люблю свой народ».

Как рассказал в Кишинёве во время выступления с лекцией «Транснистрия (1941–1944 гг.): что мы знаем и чего не знаем?» известный румынский исследователь, живущий в США, доктор истории Раду Иоанид, он вместе с директором Центра современных исследований Холокоста доктором Полом Шапиро собирал материалы для формировавшегося вашингтонского Мемориального музея Холокоста об уничтожении европейских евреев и прибыл в Бухарест, чтобы поработать в Национальном архиве.

Но там он неожиданно встретил отпор в лице генерального директора Национального архива, который уверял его, что Румыния во время войны была убежищем для евреев, а уничтожение евреев и ромов – это отдельные, исключительные случаи на периферии. Разрешение на работу в архиве им получить всё же удалось, и на основе тщательного анализа архивных материалов, мемуаров спасшихся жертв Холокоста была они издали свою книгу – сборник материалов «Холокост в Румынии».

Большинство отрицателей Холокоста чаще всего отвергают сам факт уничтожения евреев нацистами и их пособниками в результате планомерной политики геноцида, хотя этот факт признан международным сообществом и подтвержден огромным количеством доказательств на Нюрнбергском процессe и других судебных процессах над нацистами и местными коллаборационистами. Казалось бы, совершенно бессмысленно, абсурдно и нелогично отрицать то, что действительно происходило во всех государствах Европы, оккупированных нацистами.

Но у отрицателей свои собственные «представления о Холокосте», которые основаны отнюдь не на анализе источников и исследований специалистов. Основные тезисы отрицания Холокоста варьируются ими вокруг нескольких общих положений. Можно выделить три основных положения, которые они упорно оспаривают: существование плана физического истребления евреев; существование газовых камер и лагерей смерти; якобы сильно завышенное количество уничтоженных евреев.

Некоторые из них вообще отрицают нацистскую политику геноцида по отношению к евреям. Показания оставшихся в живых бывших узников нацистских концлагерей отрицаются ими даже самим фактом их выживания. Логика отрицателей до примитивности проста и предельно цинична: если некоторым евреям удалось выжить, значит, и не было никакой политики их массового истребления, не было никакого Холокоста.

На протяжении многих лет в арсенале отрицателей присутствует также насквозь лживый тезис о том, что Холокост - это якобы просто выдумка сионистов с целью выкачивания репараций с Германии для Государства Израиль. Повышенный интерес отрицателей к этому сомнительному тезису объясняется идеологической актуальностью его среди экстремистов и возможностью широко популяризировать его среди политически зашоренных, недалеких обывателей.

Не признают так называемые «отрицатели Холокоста» и достоверность воспоминаний и свидетельств уцелевших узников лагерей смерти и гетто о нацистских преступлениях. Концептуально важным они считают отрицание существования «специального плана истребления европейского еврейства» в годы Второй Мировой войны. Любое основательное доказательство становится неприемлемым для такого рода отрицателей. Не имея никакого научного объяснения, они вообще без всяких обоснований объявляют все невыгодные для них архивные документы подделкой. Этот прием является наиболее излюбленным в их методике. Всё это еще раз подчеркивает абсолютно ненаучные цели работ так называемых отрицателей Холокоста.

Многие отрицатели вообще не признают итоги Нюрнбергского процесса. Для них весьма важно вызвать сомнения в объективности этого процесса, дискредитировать его результаты, так как именно этот суд вынес окончательный приговор нацизму. Там были приведены многочисленные неопровержимые доказательства массового истребления еврейского гражданского населения. Данный первый опыт международного судебного разбирательства, действительно, был организован по инициативе стран - победительниц, но это вовсе не умаляет уровень доказательности его материалов. Обширные протоколы и вещественные доказательства Нюрнбергского и других процессов продемонстрировали их полную объективность и беспристрастность. Подсудимые могли пользоваться услугами 206 адвокатов, 136 из которых были ранее членами нацистской партии.

В то же время, во всём цивилизованном мире отрицание Холокоста, как правило, вызывает соответствующую негативную реакцию государства и возмущение гражданского общества, а также определённые законами санкции - от уголовного преследования до увольнения со всех постов.

1-го ноября 2005 года Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла резолюцию, в которой постановила, что 27 января будет ежегодно отмечаться Международный день памяти жертв Холокоста. Именно в этот день Советская Армия освободила крупнейший нацистский лагерь смерти в Польше – Освенцим.

Недавно мировой общественности стал известен очередной пример жесткой реакции на отрицание Холокоста: когда в Техническом университете города Аахен (Германия) руководство этого ВУЗа расторгло контракт с румынским историком Владимиром Илиеску после того, как он публично заявил, что «в Румынии никогда не было Холокоста». Выступая в Академии наук Румынии, этот профессор истории заявил, что в Румынии, действительно, были гонения на евреев, в результате которых погибли 20 тысяч человек, однако «Холокост является огромной ложью. Холокост имел место лишь в Германии и Венгрии».

Скрытой, но от этого ещё более опасной, формой отрицания Холокоста является и намеренное умолчание о чудовищных преступлениях нацистов, а также восхваление «подвигов» якобы никоим образом не причастных к массовым репрессалиям против мирного населения, в том числе против евреев, военнослужащих германской, румынской и венгерской армий в годы Второй мировой войны.

На днях, например, как сообщила газета «The New York Times», американский Центр Симона Визенталя потребовал от немецких властей закрыть популярный на Западе среди экстремистов журнал «Der Landser» за пропаганду нацизма и восхваление солдат СС. Этот журнал, основанный в 1957 году бывшим офицером Люфтваффе Бертольдом Йохимом (Bertold K. Jochim) обвинили в том, что он постоянно пишет о Второй Мировой войне, искажая или умалчивая при этом о многих трагических для народов Европы событиях, в частности, о массовом уничтожении евреев. Немецкий журнал «Der Spiegel» назвал его в этой связи «экспертным изданием по отбеливанию Вермахта». Как заявил основатель и глава Центра Визенталя раввин Марвин Хир, «они забывают самое важное — что люди в этой армии были убийцами, которые едва не уничтожили западную цивилизацию».

Что можно сказать, слыша такие удивительные «откровения» от 83-летнего человека, считающего себя к тому же учёным – историком, или читая в журнале, издающемся в прошедшей через денацификацию Германии, адресованные молодёжи пропагандистские статьи о «героическом и неповинном в преступлениях против человечности вермахте» !? Приходится лишний раз убедиться лишь в том, как прав был всё-таки известный английский писатель Джордж Оруэлл, сказавший, что «всякого националиста преследует мысль о том, что прошлое можно - и должно – изменить»!

Увы, к счастью для всех нас, это совершенно невозможно. Трагический опыт пережившей Холокост Европы всё еще актуален, так как он убедительно демонстрирует смертельную опасность любых доктрин и политических движений, которые концентрируют общественное сознание на отличиях одной этнической нации от людей других языков и культур и настраивают на противостояние с ними.

Такие доктрины и движения становятся особенно опасными, если они утверждают, что эти различия якобы вытекают из самой природы этих «других», которая делает их «генетически неспособными стать частью этой нации», тем самым, превращая в её заведомых врагов, подлежащих уничтожению. Такие явления требуют решительного противодействия.

Хотелось бы надеяться, что нынешнее общение представителей широкой молдавской общественности с Владимиром Солонарём, вылившееся в свободный и откровенный разговор о давно наболевшем, обнажившее острейшие политические проблемы и межнациональные противоречия современной Молдовы и Румынии, пойдёт на пользу всем участникам этой встречи.

Неприятный осадок, однако, у многих её участников остался в связи с некоторыми, весьма и весьма странными, обстоятельствами её организации, о которых в Еврейском новостном портале Молдовы dorledor.info написал кишинёвский журналист Илья Марьяш, по словам которого, Владимир Солонарь вначале намеревался выступить перед земляками - кишинёвцами в концертном зале КЕДЕМ, однако у него запросили плату за аренду этого зала.

В этой связи напрашивается вполне закономерный в данной ситуации вопрос: неужели столь острая и, к сожалению, вновь актуальная сегодня тема выступления ученого-историка Владимира Солонаря не имеет никакого отношения к современной Молдове и совершенно неинтересна руководству Еврейской общины.

Обсудить