Юрий Лянкэ: оценки и позиция

Я чувствую, что благодаря тому, что Молдова смогла значительно продвинуться в своих взаимоотношениях с Евросоюзом и с Россией и Украиной, она стала более интересна.

О причинах хождения во власть

В политику я пошел по одной простой причине — из-за очень большого недовольства существующим положением. Это был конец 2008-го—начало 2009 года, и мною двигала одна очень четкая задача — вместе с коллегами по партии попытаться сделать так, чтобы мы освободили страну от коммунистического правления, которое принесло ей большие проблемы, создав нефункциональную систему власти. Я же хотел попытаться сделать так, чтобы Молдова развивалась как нормальное европейское государство. Это был главный мотив. Сейчас я руководствуюсь тем же самым.

О системе правления в Молдове

Вспомните правление коммунистов с 2001-го по 2009 год. В принципе, это был режим одного человека — полное отсутствие разделения властей. Все руководство осуществлялось из администрации президента, вплоть до назначения шоферов в посольстве, я уж не говорю о назначении судей.

Правительство, несмотря на то, что мы по Конституции парламентская республика и у правительства определяющая роль во внешней и внутренней политике, было не более чем придаточным звеном к офису президента. Сейчас у нас есть разделение ветвей власти. Это позволяет создать нормальные функциональные институты, систему сдержек и противовесов. Парламент должен заниматься законотворческой работой, правительство исполнять свои полномочиями и так далее. С этой точки зрения прогресс на лицо.

Об экономике

Дефицит бюджетный в конце 2009 года должен был быть минус 16%. Это показывало, что государство на грани банкротства. Сейчас, хотя мы пришли к власти в тяжелые времена не только для государства, но в целом для региона, мы смогли сделать так, чтобы макроэкономические показатели были лучше, чем в некоторых странах ЕС. Мы показали способность принимать правильные решения, бережно относиться к публичным деньгам и так далее. Так что я бы поставил вопрос по-другому — доволен ли я теми темпами, теми реформами, тем прогрессом, который был достигнут. Безусловно, нет.

Кризис и власть

Кризис, который был спровоцирован охотой в «Пэдуря Домняскэ», наложил большой негативный отпечаток. В первую очередь это касается отношения граждан к политическим элитам, институтам власти и политикам в целом. Но давайте посмотрим, какое решение мы смогли найти для урегулирования затянувшегося политического кризиса. Это называется по-настоящему европейским, цивилизованным решением, которое позволило нам хорошо поразмыслить над ошибками и сделать соответствующие выводы. Вы говорите, что институты власти не реагировали должным образом на тот кризис, который разразился. Но я могу привести другой пример: экономический рост в первые три месяца этого года составил 3,5%. Если посмотреть на региональный контекст, то в некоторых близлежащих странах можно увидеть определенную стагнацию. Это показывает, что институты власти — не все, безусловно,— работали должным образом. Поэтому сейчас мы говорим о реформе прокуратуры, о том, что мы должны реформировать судебную власть. Но большинство институтов власти смогли работать ответственно, несмотря на то, что наверху айсберга существовал этот политический кризис. Самое важное сейчас — заострять внимание не на кризисе как таковом, а на выводах, которые мы смогли сделать. Сейчас у нас есть механизм, который позволяет цивилизованно обсуждать все разногласия.

О правительстве Филата

Несмотря на то, что с 2009 года страна постоянно преодолевала кризисы, начиная с 2009 года правительством Филата были начаты многие хорошие дела. Для нас важно завершить эти положительные тенденции и показать людям пользу в разных сферах. Уверен, вы замечаете, что мы занимаемся ремонтом дорог и это не просто ремонт — мы не латаем дыры и ямы, а пытаемся построить нормальные европейские дороги. Идут реформы в образовании, здравоохранении.

О реформах прокуратуры

Очень важный институт власти нуждается в кардинальной реформе. Не зря указом генпрокурора и министра юстиции была создана совместная группа, на которую я и мои коллеги возлагаем определенные надежды.

Важно, что эта группа работает вместе с европейскими экспертами. Мы не будем изобретать велосипед, а попытаемся сделать так, чтобы генпрокуратура, которая должна будет реформироваться на основе новой концепции, исходила из лучших европейских практик. Никто не будет посягать на независимость прокуроров, но ответственность будет намного больше. Давайте немного подождем — и увидим результаты этой работы. «Важно, чтобы бюрократ понял — он существует, чтобы помогать людям»

О лично примере представителей власти

Может, это не очень скромно, но я верю в личный пример. Верю, что каждому высокопоставленному чиновнику, политику нужно подавать личный пример. Не нарушать законы и даже правила дорожного движения. Чем больше таких примеров, тем больше люди будут верить, что вне зависимости от твоего статуса, если ты нарушил закон, ты будешь наказан. В целом у нас большая проблема. Если перефразировать Достоевского, у нас есть преступления, но нет наказания. Это большая проблема. Мы буквально недавно с коллегами говорили о судебной реформе. И я спросил представителей институтов власти, которые должны следить за соблюдением закона: что сделать, чтобы наши судьи прониклись гражданской совестью и ответственностью. Ответ был такой: судьи должны понимать, что, получив личную выгоду от заведомо неправильного решения, они могут потерять должность. На мой взгляд, этого недостаточно. Они должны понимать, что при принятии решений, идущих вразрез с существующими законами, они могут лишиться не только должности, но и свободы. Важно, чтобы люди поняли, что этим может закончиться.

О судьях и судебной системе

Список молдавских судей с сомнительной репутацией известен и у профильных журналистов отскакивает от зубов. То есть они известны. — Мы много говорим о необходимости реформирования правовой системы в целом. Мы подписали договор о получении €60 млн от Еврокомиссии в виде гранта на реформирование правовой системы. Судебная система, как и прокуратура,— ключевое звено в нашей политической системе. Несмотря, однако, на то, что у нас существует среди судей небольшой элемент коррумпированный, он в меньшинстве. Большинство же работают на благо людей. Поэтому нужно относиться с уважением к самой системе, но делать так, чтобы это меньшинство поняло — у государства есть возможности сделать так, чтобы они были наказаны. В целом нам надо сделать простую вещь. Мы не первая и не последняя страна, которая занимается реформированием правовой системы. Через это проходили страны Балтии, Румыния, Болгария. Да, у них еще остаются проблемы, но есть и большой прогресс. Нам нужно принимать существующие модели и привлекать инструменты, которые доказали жизнеспособность в этих странах. В конечном итоге смысл европейской интеграции — в реформировании внутренних институтов с целью обеспечения их независимости, функциональности, профессионализма. Они должны служить не сами себе, а людям.

Что делается для реформы правоохранительной системы

По реформе судебной системы буквально на днях начат первый проект. Команда европейских экспертов совместно с минюстом начинают работать над стратегией, которая была написана. То же самое с реформированием прокуратуры. Продолжаем реформу полиции. Реформа непростая, но очень нужная. Некоторые ее элементы уже показали, что мы на правильном пути. Времени терять мы не можем, поэтому будем двигаться быстро.

О проблемах с привлечением инвестиций

У нас существует проблема с регулированием, излишней бюрократизацией, нет хорошо отлаженной структуры, которая занималась бы только привлечением иностранного капитала. Но и там, куда капитал уже пришел, проблемы также существуют. Органы власти, особенно на местном уровне, вместо того, чтобы помогать, видят свою роль в наказании и мздоимстве. Мы провели тематическое заседание правительства и четыре часа говорили только об одной проблеме — как устранить все препоны и преграды и сделать так, чтобы бизнес — как местный, так и иностранный — почувствовал, что государство по крайней мере не создает проблем, а где может помогает. Думаю, скоро мы представим план действий на этом направлении. Если нужны какие-то законодательные изменения, мы это сделаем.

Но самое важное — менять восприятие вещей. Важно, чтобы бюрократ понял — он существует, чтобы помогать людям, будь то инвесторы или обычные граждане. Повышение инвестиционной привлекательности страны предполагает комплекс мер: верховенство закона, экономическую либерализацию, становление действенной системы публичного управления, регуляторную среду, свободную конкуренцию, защиту прав собственности, дерегулирование, лишение чиновников запретительных полномочий. И это мы тоже меняем. Вот сделали «Е-апостиль» («Минюст безгранично документален» от 13 августа). Это упрощает процедуру и уменьшает контакт бюрократа и человека, уменьшаются риски коррупции. Начат процесс оцифровки всех актов гражданского состояния. Это большая работа — два года на нее отведено. Но в результате, чтобы получить копию, скажем, свидетельства о рождении, не нужно будет стоять в очередях и переплачивать посредникам. Все можно будет сделать через интернет. Все это в совокупности, уверен, приведет к тому, что через два-три года простому человеку будет намного вольготнее жить здесь, в Молдове, и он поверит, что власти думают о его интересах. «Где воруют, там и надо наказывать, а не в зависимости от принадлежности к какой-то партии»

О проблемах бизнеса

Мы настроены гарантировать свободу предпринимательству, обществу, личности. Для этого нам необходимы понятные правила экономической политики. Для нас очень важно, чтобы и наши сограждане, и наши партнеры из-за рубежа поверили в нас, в нашу способность выполнять обещания, поверили в наши возможности сделать так, чтобы реалии в Молдове изменялись.

Что касается существования большого количество проверяющих органов — это реальность и это проблема. Но я уверен, то, что мы сейчас намечаем, поможет и упростит систему проверок.

В феврале будущего года мы должны создать электронный регистр, где все проверяющие институты должны регистрироваться. Любой предприниматель сможет увидеть на своем примере, когда его проверяли, кто его должен был проверять. Когда все это будет транспарентным, я вас уверяю, что вот этот вот пыл — проверять как можно больше, чтобы зачастую какие-то деньги выбивать, поубавится. Сейчас самое важное, чтобы был принят закон, который заставляет проверяющих концентрироваться на рисках. На рисках незаконных действий со стороны наших предприятий. А потом мы будем заниматься реформированием самих этих проверяющих органов. Контролирующие органы должны усвоить раз и навсегда, что частная инициатива — стержень развития государства и что обязанность государственных органов — создавать надлежащие условия для поддержки частной инициативы и предпринимательства, обеспечивать выполнение контрактов, а не наказывать и обирать бизнес.

О борьбе с коррупцией

Борьба с коррупцией должна быть ключевым приоритетом. Очень много конкретных случаев, когда наличие коррупционного элемента ставит под вопрос безопасность страны, будь то область банковского сектора или область энергетики. В то же время коррупция на мелком бытовом уровне создает очень много проблем для наших граждан. Когда они общаются с местной бюрократией или когда их останавливает полиция и так далее. У нас есть четкое понимание, что нам нужно бороться с системой, потому что несистемный подход не решает вопрос в целом. Если говорить о бытовом уровне, то мы сможем делать так, чтобы наши жители чувствовали себя намного лучше, намного комфортнее и знали, что государство существует для них, для решения их проблем, а не наоборот. То же самое о полиции. Дальнейшая реформа полиции, реформа других институтов власти должна принести нам осознание, что у человека есть права и он должен пользоваться этими правами в полной мере. В том, что касается коррупции на более высоком уровне, затрагивающей крупных чиновников, то здесь есть определенные институты и рычаги.

У нас создана комиссия по целостности, которая должна рассматривать заявления о доходах высокопоставленных чиновников и смотреть, соответствует ли действительности то, что там заявлено. Насколько я знаю, некоторые члены правительства уже были приглашены в эту комиссию. Национальный центр по борьбе с коррупцией, прокуратура должны более активно работать в этом плане. Важно сделать так, чтобы наши правоохранительные органы руководствовались не так называемым селективным подбором своих возможных клиентов, а исходили из того, что там, где есть проблема, там, где воруют, там и надо наказывать, а не в зависимости от принадлежности к какой-то партии или к оппозиции.

Нужно создать профессиональные институты, которые, несмотря на то, что меняются руководители или не меняются, выполняют свое дело. Прокуратура, суды — это профессиональные, специализированные органы. Мы хотим, чтобы они работали профессионально и беспристрастно, в рамках законов, вне политического контекста. Ведь, в самом деле, результаты рассмотрения дел или расследований не должны меняться в зависимости от того, кто руководит ведомством, а должны быть сугубо профессиональными и законными. Только тогда нам удастся обеспечить уважение к этим ведомствам. Мы хотим системного решения, чтобы никакая партия, назначившая своего представителя в эти ведомства, не могла использовать их в своих целях и чтобы они выполняли свои профессиональные задачи. «Наверняка, существует проблема откатов, никто этого не отрицает»

О помощи со стороны ЕС

В прошлом году около ЕС оказал помощь на сумму €130 млн. А за последние 4 года где-то около €500 млн. Если вы проедете по молдавским селам, то в каждом селе, буквально в каждом, вы увидите реализованные проекты. Социального плана, по водоснабжению, по строительству дорог. Это в основном европейские деньги. Нет такого села, где бы за последние четыре года не было реализовано какого-то большого проекта. Деньги не просто потрачены, а с пользой для села. Что, кстати, разбивает мифы о том, что иностранную помощь разворовывают — люди видят ее итоги своими глазами. Существует проблема в планировании — строим школу, а потом понимаем, что там детей нет. Но в целом прогресс налицо. И нам нужно быть еще целеустремленнее. Это зависит и от органов местной власти.

О «краже» денег ЕС

Нам не просто отдают эти деньги — делайте, мол, с ними то, что хотите. Есть еще наблюдение за ходом освоения этих денег. Не могу сказать, что у нас здесь в принципе без проблем все, проблемы существуют. Может быть, не всегда самым лучшим компаниям отдаются проекты, может быть, не всегда самые объективные критерии применяются, когда принимаются какие-то решения. Наверняка, существует проблема откатов, никто этого не отрицает. Но мы смогли сделать так, что в нас поверили. Вы спросили о помощи со стороны ЕС. Так вот, если сравнить ее объемы с той, что мы получили в 2009 году и в 2013-м, то увидим рост в геометрической прогрессии. Это доказывает, что в нас верят. Поэтому очень важно определить приоритеты, иметь очень конкретные стратегии. «И я не новичок, и наши взаимоотношения не новые»

Об отношениях с Владимиром Филатом

. Для нас важно иметь этот баланс. Я здесь не вижу никаких драматических нот. Во-первых, господин Филат — человек молодой, моложе меня, и он понимает очень хорошо, что есть приливы и отливы в карьере любого политика. А почему он был вынужден уйти с этого поста... сейчас мы не будем давать оценки решениям определенных институтов власти в Республике Молдова. Хотя они сделали так, что очень многие наши партнеры на Западе и на Востоке задались вопросом: как такое решение в принципе можно принять (имеет в виду решение Конституционного суда о запрете Владимиру Филату претендовать на пост премьера.

Господин Филат еще раз показал, что личные амбиции, которые также важны, должны уступать место общенациональным интересам. Мы члены одной команды. Но не забудьте, что мы вместе работали в одном правительстве, и я работал почти четыре года с ним в качестве вице-премьера и главы МИДЕИ. Так что наше взаимодействие было очень тесным и не только по вопросам внешней политики. Мы всегда обсуждали вопросы строительства нашего государства и проблемы. Это еще раз доказывает, что и я не новичок, и наши взаимоотношения не новые. Я уверен, что мы пройдем через это. Каждый очень хорошо понимает свою ответственность и свою задачу перед Молдовой и ее гражданами.

О «бархатной коммунистической революции»

В любом демократическом государстве очень важна конкуренция идей, а не вывод людей на улицу, тогда, когда у тебя уже не остается никаких аргументов и ты не можешь предложить обществу модель построения современного европейского государства с функционирующими институтами, которое обеспечит экономические возможности для граждан.

Этот их крик показывает, что в области формирования каких-то идей у них ничего не осталось. Очень важно, чтобы все, что они хотят делать, было в рамках закона и чтобы они еще раз показали, что понимают ответственность перед будущим этой страны и перед будущим наших граждан. Для нас существует очень четкое понимание, что мы должны отказаться от модели, которая принадлежит уже не этому столетию, а двадцатому столетию, и должны делать так, чтобы в Молдове существовала современная политическая система. Компартия никак не соотносится с политической системой, которая основывается на соревновании идей и аргументов.

Об отношениях с Западом и Востоком

У меня ощущение, что интерес к Молдове растет, и я не могу не приветствовать этот растущий интерес. Когда есть интерес, это означает, что есть возможность развивать более динамичней политический диалог, но в то же время концентрироваться на вопросах экономики, торговли. Я не чувствую, что Молдова стала яблоком раздора. Напротив, я чувствую, что благодаря тому, что Молдова смогла значительно продвинуться в своих взаимоотношениях с Евросоюзом и с Россией и Украиной, она стала более интересна.

Я очень высоко ценю тот факт, что официальная Москва на нас не давит. Безусловно, нам говорят, что Москве было бы интересно, если бы мы участвовали в проекте Евразийского союза. Но, с другой стороны, наш выбор — евроинтеграцию — они уважают. И это не потому, что нам не хочется дружить с Россией, Казахстаном или с Белоруссией. Мы высоко очень ценим существующие наработки. Но мы исходим из того, что та модель, которая существует сегодня в странах ЕС, показала свою жизнеспособность. Молдова не является геополитическим игроком или геополитической опорной точкой. Наша цель не геополитика, а современное государство, которое дает своим гражданам возможность развития. Мы видим Молдову страной с эффективными институтами, предсказуемым и стабильным партнером. Это в интересах всех.

Посмотрите на уровень жизни в Европе, на то, как там функционируют институты власти. Я считаю, что это для нас хороший пример. Тем паче, что существует финансовая и политическая поддержка из Брюсселя, направленная на то, чтобы помочь нам стать функциональным государством. Но никто не может и не хочет отказываться от того позитивного элемента, который у нас существует со странами-членами СНГ.

В первую очередь с Российской Федерацией, с Украиной — как с нашим соседом, с Белоруссией. Мы очень дорожим и будем использовать на полную катушку ту же зону свободной торговли СНГ. И, надеемся, сможем сделать так, чтобы уровень торговли, ее интенсивность росла.

Для меня очень важен наш собственный выбор. И мы его совершенно однозначно озвучили. Наш выбор — европейская интеграция.

Об отношениях с Румынией

В отношениях с той же Румынией будем исходить из того, что мы два суверенных государства, у которых много общего. Общий язык, или один язык, общая история. Еще более важно желание жить в рамках демократических государств. Желание принадлежать к Евросоюзу, где в принципе нет каких-то разделительных линий. Для нас важно сделать так, чтобы наши граждане могли беспрепятственно ездить и на Восток, и на Запад. Думаю, что мы такое общество сможем построить.

У нас есть совершенно конкретные проекты с Румынией. Так, 26 августа сюда приедет премьер-министр Румынии Виктор Понта, чтобы дать старт строительству газопровода (Унгены—Яссы). У нас есть проекты в области электроэнергетики. Нам нужно заниматься восстановлением мостов. Вот то, что очень важно. И иметь помощь Румынии в прохождении этого интеграционного этапа с ЕС.

О Вильнюсском саммите стран «Восточного партнерства»

Вильнюсский саммит — очень важное событие. Вспомните о предыдущем варшавском саммите, о важных решениях, которые обозначили новые задачи и новые возможности. Позвольте привести пример. Если до варшавского саммита возможность получения безвизового режима для стран «Восточного партнерства» была обозначена как «долгая перспектива», в решениях саммита в Варшаве фраза «долгосрочная перспектива» была устранена. Мы уже говорим о возможности получения в целом безвизового режима.

Для нас существует несколько конкретных задач, которые мы намереваемся решить до Вильнюса и непосредственно в Вильнюсе. Во-первых, парафировать соглашение об ассоциации с ЕС, которое включает в себя создание зоны углубленной и всеобъемлющей свободной торговли. Еще, безусловно, нам нужно сделать все, чтобы Еврокомиссия имела все необходимые аргументы для того, чтобы заявить, что Молдова выполнила все необходимые обязательства по плану действий для получения безвизового режима.

С другой стороны, вильнюсский саммит — это всего лишь важная, но всего лишь новая веха в наших отношениях с ЕС.

Парафирование — это еще не подписание. После подписания предстоит ратификация соглашения. Парафирование будет новым подспорьем для того, чтобы мы продолжали начатые реформы, боролись более эффективно с коррупцией, сделали нашу экономику преуспевающей. Чтобы мы показали всем — то, что мы обещаем, мы выполняем. Надеюсь, к концу следующего года мы сможем получить безвизовый режим с ЕС для граждан Республики Молдова.

По материалам Kommersant.md

Обсудить

Другие материалы рубрики