СМИ Румынии: Филат и Лянкэ считают, что в Молдове «слишком много Румынии»

Другая коварная формула по продвижению идентичностной повестки дня, относящаяся к синдрому "слишком много Румынии", обнаружилась во время визита в Москву в сентябре 2012 года тогдашнего премьер-министра РМ Владимира Филата....

В последние годы президент Траян Бэсеску не раз пользовался случаем в ходе различных летних школ, посвящённых румынам из-за рубежа, чтобы делать заявления относительно Республики Молдова, пишет Revista 22. Этот год не стал исключением. Тем не менее, президент не сказал ничего нового. Он повторил предыдущие свои заявления. Тем не менее, последние заявления г-на Бэсеску происходят сразу после визита в Кишинев, после определённых тамошних высказываний, весьма широко комментируемых.

Лавина этих заявлений дала повод многим комментаторам в Бухаресте и Кишиневе заговорить о контурах масштабного унионистского проекта, главным символом которого станет будущее молдавское гражданство г-на Бэсеску и выдвижение на первые позиции в новой пропрезидентской партии молодого политика Еуджена Томака, рождённого в советской Украине, на юге исторической Бессарабии, продолжает Revista 22. Даже некоторые иностранные дипломаты, аккредитованные в обеих столицах, начали всерьез задаваться вопросом о существовании такого плана.

Их интерес должен заставить задуматься, как Румынию, так и Республику Молдова, пишет Revista 22. Со столь загруженной международной повесткой дня, заполненной драматическими событиями, которые происходят в различных частях мира, в условиях продолжительного экономического кризиса, который порождает социальную напряженность, некоторым канцеляриям может просто не хватить времени и энергии, чтобы различать оттенки, и они могут буквально воспринять заявления, сделанные в Бухаресте и Кишиневе. Это может быть использовано некоторыми европейскими столицами как предлог для отсрочки на неопределенный срок подписания с Молдавией документов, которые будут парафированы в Вильнюсе на саммите "Восточного партнерства". Из институциональной памяти многих европейских канцелярий ещё не совсем исчез тезис: "Румыния - аннексионистское государство".

Практически здесь сталкиваются две повестки: внутренней политики Румынии и европейской политики Республики Молдова, продолжает Revista 22. Еще до обретения Республикой Молдова независимости, политические события в Кишиневе были использованы в электоральных целях в Румынии. Ставки выросли в последние годы, когда в жёстких условиях президентских выборов каждый голос был очень важным. Среди обладателей румынского гражданства в Республике Молдова, больше всех голосов собирает президент Бэсеску. Это результат постоянного внимания, уделяемого президентом Республике Молдова.

В ходе ближайших двух электоральных событий, президентских и выборов в Европарламент, заинтересованность Бухареста в электорате с левого берега Прута будет по-прежнему сохраняться, пишет Revista 22. Это означает, что риск дипломатических инцидентов в 2013-2014 годах, порожденных различного рода предвыборными заявлениями, останется высоким.

Некоторые скажут, что игра стоит свеч, что любой голос очень важен, продолжает Revista 22. В рамках отечественной предвыборной логики, возможно, они правы. Однако, национальные интересы сегодня должны диктовать более рациональный подход. Каковы же тогда национальные интересы? Если для одних национальным интересом является интеграция Республики Молдова в западное пространство как можно быстрее, то для других национальным интересом является объединение Республики Молдова с Румынией. Правда, благоприятный контекст для объединения может случиться только в случае серьезного кризиса в Кишиневе, который не сможет быть разрешен иначе, чем путем отказа молдавской политической элиты от государственности, как это произошло весной 1918 года. Что крайне маловероятно в обозримом будущем.

Любой реалистичный анализ начинается с аксиомы, что национальный интерес Румынии состоит в том, чтобы иметь процветающего, стабильного, предсказуемого соседа на своей восточной границе, пишет Revista 22. И этот проект находится на пути к реализации. Кишиневу предоставлена историческая возможность окончательно сблизиться с Западом путем парафирования и подписания в ближайшем будущем определённых соглашений с ЕС. Политическая элита Кишинева, которая долго маневрировала между Востоком и Западом, получая дивиденды с обеих сторон, похоже, решила повернуться к Брюсселю. Это исторический шанс, который, однако, Республика Молдова может упустить.

Благоприятный контекст сложился еще и в связи с тем, Украина, медленно, но верно приближается к ЕС, продолжает Revista 22. Прозападная тенденция Республики Молдова, прежде чем стать актом политической воли в Кишиневе, станет фактом политической географии, как это было в 1918 году, когда временная независимость Украины, в сочетании с угрозой большевистского хаоса подтолкнула Бессарабию к Западу. В этой напряженной ситуации, "размахивание" унионистским проектом в угоду местным избирательным соображениям ставит под сомнение серьёзность обязательств Румынии в помощи Республике Молдова в её сближении с ЕС. Представители политического класса в Бухаресте должны прекратить эту двусмысленность, которой они пользуются: на внутреннем плане унионистские сообщения, на внешнем, для партнеров в ЕС и НАТО - поддержка европейской интеграции, для ушей молдаван - сообщения в зависимости от собеседника.

Продолжение этих параллельных дискурсов будет способствовать поддержанию конфуза, и приносить в дальнейшем только вред, пишет Revista 22. Бухарест использует финансовые ресурсы для подпитки дебатов на тему идентичности, которые разделяют общество Республики Молдова. Румыния рискует враждебно настроить против себя большую часть политической элиты Кишинева, которые могут воспринять Румынию, как самую большую угрозу государственности Республики Молдова. Было бы наивным для Бухареста полагать, что вся молдавская элита откажется от государственности, ведомая чувствами и эмоциями. Или считать, что молдавская гражданская нация не может функционировать без одобрения румынских официальных лиц.

Более того, Бухарест подорвет всю свою региональную политику, если продолжит глупыми заявлениями порождать подозрения в существовании какой-либо скрытой повестки дня, подозрения, что Румыния является нечестным, непредсказуемым партнером, продолжает Revista 22. Румыния, стоящая на краю геополитической трещины, должна будет отчитаться за свою неспособность понять международный контекст, а также ситуацию на постсоветском пространстве, как в Брюсселе, на уровне ЕС и НАТО, ослабив свою способность влиять на решения, принимаемые там, так и на уровне двусторонних отношений с Вашингтоном, Лондоном и Берлином. Фактически, Румыния станет самым важным союзником тех, кто хочет блокировать сближение Республики Молдова с Западом, своего рода "полезным идиотом" для тех, кто мечтает о Евразийском союзе, подводит итог издание.

В Румынии появилось унионистское течение, которое является все более сильным, пишет Romania Libera. Единственным вариантом практического объединения стал бы добровольный отказ Бессарабии от Приднестровья. Однако если это сегодня произойдёт, молдавская государственность утратит жизнеспособность, и весь процесс европейской интеграции РМ окажется под угрозой. Несмотря на 22 года независимости, Республика Молдова по-прежнему остаётся хрупким государством и находится на лезвии ножа. Таким образом, именно румынские политики-унионисты, если они продолжат вести себя так, как сейчас, могут поставить под угрозу историческое достижение, связанное с интеграцией двух стран.

На предыдущей встрече с премьером Румынии Виктором Понтой премьер-министр Молдавии Юрий Лянкэ заявил о слишком большом количестве стипендий, предлагаемых румынским государством бессарабским студентам, пишет Evenimentul Zilei. Это заявление вновь привлекло внимание к устойчивому и всеобъемлющему явлению в двусторонних отношениях между Румынией и Республикой Молдова. Мы назовем его синдромом "слишком много Румынии" и постараемся ниже, проиллюстрировать некоторые из его убедительных симптомов. Мы не будем обсуждать здесь первичные формы синдрома, который берёт своё начало во времена советской оккупации ("советский молдовенизм"), поговорим о современных, причина коих не только собственно коммунистическое наследие, но новый проект идентичности, описывающий политический горизонт многих сегодняшних политических лидеров, и который можно назвать "европейский молдовенизм".

Симптомы этого синдрома проявились на удивление скоро после политических перемен, порожденных антикоммунистическими протестами в Кишиневе 7 апреля 2009 года, продолжает Evenimentul Zilei. В декабре 2009 года МИД РМ, возглавляемый тогда нынешним премьер-министром Юрием Лянкэ, подписал документ с украинской стороной о взаимной защите меньшинств. Текст предусматривает, что Республика Молдова будет защищать права "украинского меньшинства", а Украина - права "молдавского". Одним росчерком пера румынская община на Украине исчезает из картины бытия и становится "молдавской".

Жест Кишинева ошеломил Бухарест, пишет Evenimentul Zilei. Негласно, Кишинев взял свои слова обратно и сообщил, что документ не будет ратифицирован в парламенте... Вопрос, однако, на этом не закрылся. Из той же оперы - последующее решение Кишинева о введении термина "румыноязычное сообщество из Украины", то есть только говорящее на румынском языке, без упоминания об этнической идентичности. Эта новая инициатива Кишинева, касающаяся меньшинств на Украине, по сути, является красноречивым воплощением оферты идентичности "европейского молдовенизма", то есть "мы молдаване, но говорим на румынском языке". И точка!

Проблема не в том, что некоторые так думают и продвигают эти идеи, продолжает Evenimentul Zilei. Главным противоречием остаётся, в конечном счете, лукавство. Как можно предлагать такую формулу в отношениях с Румынией без приложения малейших усилий, чтобы изменить в конституции самое длинное из когда-либо известных названий языка: "молдавский язык на основе латинской графики"?

Другая коварная формула по продвижению идентичностной повестки дня, относящаяся к синдрому "слишком много Румынии", обнаружилась во время визита в Москву в сентябре 2012 года тогдашнего премьер-министра РМ Владимира Филата, пишет Evenimentul Zilei. Помимо встречи с премьер-министром России Дмитрием Медведевым, по случаю этого визита был подписан протокол о создании совместной комиссии по согласованию общей концепции истории двух стран, Российской Федерации и соответственно Республики Молдова. Ни больше, ни меньше! Взрывной потенциал такого соглашения огромен. "Общая история двух стран" - это практически всегда общая история Румынии и России! Этим жестом Москве предоставили отличный инструмент для напряжения не только отношений между Москвой и Кишиневом, но и двусторонних отношений между Бухарестом и Кишиневом, давая ей возможность жонглировать отдельно с каждым государством, в зависимости от исторического вопроса, стоящего на повестке дня. Даже если вышеупомянутая комиссия не встречалась до сих пор, никто не может сказать, что этого не случится. И если это произойдет, то станет сигналом возрождения напряженности на востоке Румынии.

Тот факт, что румынское телевидение TVR-1, вытесненное из страны в период правления коммунистов, до сих пор не вернулось в Кишинев, также является следствием этого синдрома, продолжает Evenimentul Zilei. Кроме принесённых извинений, ничего, по сути, не изменилось в отношении трансляции TVR-1 в Молдавии. Таких примеров бесчисленное количество, в том числе попытки изменить название учебников по истории или отсутствие представительства Румынского культурного института им. Михая Эминеску в Кишиневе.

Так что недавние заявления премьер-министра Лянкэ ничем не удивили, а лишь напомнили об этом синдроме, пишет Evenimentul Zilei. Не будем осуждать, лишь констатируем его наличие. Только отметим, что в краткосрочной и среднесрочной перспективе стать жертвами этого синдрома может не только проект трубопровода Яссы-Унгены, но и процесс европейской интеграции как таковой. Поскольку неспособность парламента РМ принять на последнем заседании законопроект, предусматривающий миграционный контроль на восточной границе страны, может быть расценена как высшее и самое острое выражение обсужденного здесь синдрома, подводит итог издание.

В ожидании положительного для Молдавии решения на ноябрьском саммите "Восточного партнерства" в Вильнюсе мы с радостью наблюдаем, как из исторического запрутского тумана, вырисовывается профиль маленького "полуевропейского" соседа, пишет Contributors. Соседа, совсем недавно выхваченного прямо из нашего дома, и подвергшегося затем пропаганде "собственной идентичности" и систематической зависимости от России. Родственника, который говорит на том же языке что и мы, но, как ни парадоксально, столь мало нам знакомого. Меньше, чем "далекие" немцы, французы, британцы или даже североамериканцы, которым мы адресуем все свои устремления.

Республика Молдова всё это время была так близко к нам, и все же так далеко от наших "специфических" интересов, продолжает Contributors. Трудно говорить от лица молдаван, однако, похоже, что их интересы, связанные с Румынией, также точечные и малочисленные. Политический кризис этой весны в Молдавии - сильнейшая провокация, развязанная с риском раз и навсегда выбить Кишинев с европейской орбиты, в последний момент была преодолена, с большим трудом и чужой помощью. Вполне вероятно, что ЕС, наконец, предоставит Республике Молдова на саммите в ноябре возможность парафировать Соглашение об ассоциации, с которого практически все и начинается. Будем говорить "начинается", поскольку настоящее присоединение еще очень далеко и не однозначно. Однако, "ассоциация" важна сама по себе, это сложный процесс, который катализирует модернизацию и развитие мониторинговых процессов (институциональных, политико-административных, лучших практик, инфраструктуры и т.д.), имеющих существенное значение для преобразования бывшей советской республики на европейский манер. Многие ещё помнят, например, что Румыния прогрессировала более эффектно и быстро в период предшествующий присоединению (2000-2006), чем позднее, когда не получала помощь по статусу ассистируемой страны.

После визита Кэтрин Эштон в Кишинев, похоже, всё стало на свои места, пишет Contributors. Конечно, у Брюсселя имеются сомнения и сильное недоверие касаемо европейского потенциала Молдавии, но создалась критическая масса для благоприятного решения в пользу парафирования Соглашения об ассоциации (с подписанием в 2014 г.), что даст глоток воздуха, в том числе, "Восточному партнерству", выбившемуся из сил и до сих пор незавершённому. Вероятно, повторно избранная канцлером после выборов 22 сентября Ангела Меркель пустит Республику Молдове в приёмную ЕС, просто чтобы создать небольшой фактор давления в столь разнообразных и сложных переговорах с Россией. Это звучит парадоксально, но в любых отношениях нужны аргументы и преимущества, а кооптация бывшей советской республики в область политических, стратегических и экономических интересов ЕС дает Берлину больше возможностей в его восточной политике и диалоге с Москвой.
Для Молдавии это может означать "выход" из серой зоны континента, в плену которой ей, как до недавнего времени казалось, суждено было остаться, продолжает Contributors. Для Румынии, если брать во внимание возрождение европейской перспективы Сербии, это означает постепенное избавление от статуса геополитической периферии ЕС и форпоста развитых стран мира у врат Востока. Остается только наше соседство с Украиной, политический режим которой является для Запада, на данный момент, "законсервированным" вопросом.

Из всех стран "Восточного партнерства" именно Республика Молдова имеет большие шансы на относительно быструю европейскую перспективу (8-10 лет), если ЕС останется в текущем формате, с сегодняшними инструментами и механизмами расширения и если не возникнут новые структурные кризисы, пишет Contributors. Молдавия является небольшим государством без общей границы с Россией, это, безусловно, играет в её пользу в анализах Брюсселя, касающихся стоимости и рисков в сложном международном экономическом контексте посткризисного этапа.

С другой стороны, любому понятно, что Республика Молдова не сможет присоединиться ни к одной евроатлантической структуре, с застрявшими на её территории российскими войсками, продолжает Contributors. В случае, если Кишинев желает вступить в Европейский союз, вопрос Приднестровья должен быть полностью разрешён в ближайшие годы, вероятно еще до попыток РМ получить статус кандидата в члены ЕС. Никто не будет начинать переговоры о вступлении в настоящих условиях. Кипр был исключительным случаем и, в любом случае, многие и сейчас сожалеют о неопределённости территориальных аспектов острова до присоединения. Да и Турция это всё-таки не Россия, она является надежным членом НАТО, с которым можно вести переговоры на других условиях.

В случае Молдавии, допущение таких запутанных ситуаций просто исключено, пишет Contributors. Таким образом, Приднестровье - ключик ко вступлению РМ в Европейский союз - как бы это ни показалось циничным, находится у Москвы. Без согласия России не удастся разрешить приднестровский конфликт, а без обсужденного и согласованного решения ворота Европейского союза будут оставаться закрытыми, и неважно, сколько промежуточных стадий в этом процессе оказались Кишиневом успешно пройденными.

Кто добьётся исторической заслуги с успехом поехать в Москву за ключом освобождения и возвращения Молдавии в европейское пространство? - продолжает Contributors. Давайте посмотрим на Сербию, в настоящее время кандидата на вступление... Какой будет цена для Кишинева? Будет ли она той, о которой все давно думают, но не хотят признаваться, потому что еще надеются на победу без жертв и компромиссов? - подводит итог издание.

Источник: REGNUM

Обсудить