Сергей Назария: "Сердцем с Россией, желудком с ЕС"

О том, с какой целью в Бухаресте вновь поднята тема объединения с Кишиневом и как это воспринимают простые молдаване, газете ВЗГЛЯД рассказал доктор политических наук, руководитель молдавского центра стратегического анализа и прогноза EST-VEST Сергей Назария.

ВЗГЛЯД: Сергей Михайлович, то, что МИД одернул своего президента, означает, что далеко не все румынские государственные деятели желают заполучить молдавские территории?

Сергей Назария: Нет, скорее всего, они все желали бы этого, но не все из них такие, скажем, недальновидные, как Траян Бэсеску. Политики типа премьера и министра иностранных дел понимают, что большинство населения Молдавии – более 90% – против объединения, поэтому ставить эти вопросы несвоевременно. Они считают, что в Молдавии еще не создана критическая масса в пользу объединения с Румынией. А когда эта масса появится, тогда они дадут зеленый свет.

ВЗГЛЯД: Много ли сторонников такой идеи в парламенте Румынии? И судя по соцопросам, сколько их среди рядовых ее жителей?

С. Н.: Среди партий нет ни одной, которая выступала бы против объединения с Молдавией. И при этом ни одна из парламентских партий не требует включать в повестку дня тему объединения.

Среди рядовых жителей Румынии большинство также выступают за объединение. Дело в том, что почти все они, как правило, считают, что Бессарабия – это румынская земля.

Но есть и те, кто понимает, что объединения в обозримом будущем не будет, так как подавляющее число молдаван этого не хотят. А если это и случится, скажем, в будущем, то в результате ужасной катастрофы, какого-то катаклизма, полной деградации, какого-то потрясения, кровопролития.

ВЗГЛЯД: Если Бэсеску сам признает, что большинство молдаван против, то почему он вновь выступил с такими призывами?

С. Н.: В Румынии это делается для внутреннего потребления, чтобы показать свой «патриотизм». И румыны, и их ставленники в Молдавии постоянно пытаются доказать, что молдавский проект нежизнеспособный, провальный, единственное спасение для этой территории – объединение с Румынией. Поэтому они постоянно муссируют эту тему, поднимают ее. Постоянно из их уст звучит, что Молдавия не может самостоятельно развиваться, не может быть эффективной.

Тут еще наслаивается демагогия об евроинтеграции, как бы ставится знак равенства между такой интеграцией и объединением с Румынией, хотя это абсолютно разные вещи.

ВЗГЛЯД: Как воспринимают сегодня жители Молдавии подобные утверждения из Бухареста о том, что молдаване – не нация, а Молдавия – не государство? Как себя идентифицирует большинство?

С. Н.: На бытовом уровне люди возмущены, оскорблены этим. Среди интеллигенции другие настроения... По данным последней переписи, лишь 2,2% жителей назвали себя румынами. В советское время было, конечно, намного меньше. В основном этот процент повышен среди творческой интеллигенции, он приближается к 100%.

Все-таки в общей массе населения это немного. В большинстве своем люди далеки от всего этого. Они заняты обыкновенным выживанием. Большинство считают себя молдаванами.

ВЗГЛЯД: Недавно вице-премьер Дмитрий Рогозин главным препятствием на пути воссоединения Приднестровья и Молдавии назвал большое количество сторонников воссоединения Молдавии и Румынии в правящих кругах в Кишиневе. Он прав?

С. Н.: Сторонников объединения среди политических элит значительно больше. Но нет ни одной парламентской партии, которая открыто ставила бы вопрос о воссоединении с Бухарестом. Есть лишь одно исключение – непарламентская партия – Национал-либеральная – во главе с известной Виталией Павлюченко.

Но даже скрытые сторонники этой идеи из Либеральной партии во главе с Михаем Гимпу – и те, кто откололся от этой партии, – даже они не ставят открыто этот вопрос. Такой вопрос в программе партии отпугнул бы большинство избирателей.

ВЗГЛЯД: В ноябре 2011 года были обнародованы итоги соцопроса, из которых следовало, что среди молдаван резко выросли симпатии к России. Изменились ли с тех пор пророссийские настроения? Какова доля тех, кто за вступление в Таможенный союз?

С. Н.: По последним опросам, около 58% – за вступление в Таможенный союз. И сократилось число сторонников вступления в Евросоюз. Сейчас их около 24%. Но я считаю, что вопрос надо ставить иначе. Здесь молдаване в чем-то похожи на белорусов. Большинство молдаван – за многовекторность. Большинство выступают за стратегические отношения с Россией как с главным партнером, но примерно такое же количество людей выступают за такие же отношения с Евросоюзом. Хотя Россию по значимости ставят впереди.

В этом плане большинство молдаван сердцем, так сказать, с Россией, а желудком больше с Европой. Хотя кризис на Западе очень сильно ослабил проевропейские устремления. С трудоустройством стало хуже, поэтому в данном случае люди уже и «желудком поворачиваются» к России, я имею в виду гастарбайтеров. Отмечу, к примеру, что 80% молдаван, без учета Приднестровья, согласно соцопросам, поддержали Россию в войне с Грузией в 2008 году. Это много о чем говорит, о многовековых и традиционных симпатиях России.

Источник: vz.ru

Обсудить