О Молдове Дориана Фуртунэ и Идее Объединенной Молдовы – ересь, утопия или фундамент?

Нет пророка в своем отечестве – молдавская поговорка.

(Перевод оригинала с молдавского)
Нет пророка в своем отечестве – молдавская поговорка.

Идея Великой Молдовы на первый взгляд кажется просто анахронизмом, чем-то пройденным, экстремизмом или империализмом, нерациональной идеей. Так что же это – гениальная идея или странная мысль?
С другой стороны, если мы внимательно посмотрим на исторические циклы – есть вещи, которые повторяются, возвращаясь на круги своя. Возможно, любое социальное, политическое или культурное явление схоже с человеческим организмом. У него есть начало и конец, период расцвета и упадка.
Учитывая современный контекст – европейскую интеграцию, присоединение к большой экономической и политической структуре, или разговоры о Великой Румынии и т.д., не вижу причин не присмотреться внимательнее к некоторым процессам, которые могут радикально изменить курс развития Республики Молдова.
Не стоит забывать о том, что мы живем в период, когда европейские чиновники начали «войну» против национальных государств. Официальный Брюссель использует термины вроде регионализации, интеграции, Федерального Европейского государства. И уже не важно австриец ты, немец или португалец – идет стандартизация экономических и финансовых программ, условий для экспорта и импорта, продаж и так далее.
Как бы выглядела карта Молдовы в составе Европейского союза?

Великая Румыния против ВЕЛИКОЙ МОЛДОВЫ!!!

Может, попытаемся восстановить историческую справедливость?
Идей много. У людей, которые поддерживают это движение, есть серьезные аргументы и идеи, которые вовсе не кажутся радикальными.
Важно, что люди, которые верят в идею одного молдавского народа, восстановленного территориально или при помощи экономических и административных программ, мыслят рационально.
И одним из них является Дориан Фуртунэ, который представляет свои аргументы.
Об авторе Дориане Фуртунэ
Кому интересно, может ознакомиться с некоторыми его идеями, изложенными ниже. Откровенно говоря, этот молодой пророк гроза румынских идеологов со своими работами, оставил далеко позади добрую часть старейшин Академии наук Республики Молдова, которые уже не понимают процессов, происходящих в стране.

Идея Великой Молдовы – ересь, утопия или фундамент?

Автор: Дориан Фуртунэ

(приблизительный перевод оригинала с молдавского)

Судьба страны создается не одним поколением населяющих ее людей, и не ради одного поколения, как бы сильно этого не желали. На все нужно смотреть с перспективы, достаточно отдаленной от рассматриваемого предмета, как прыжок во времени воображения. И только осознав, какой и где мы хотим видеть нашу страну через десятилетия, через века, только тогда мы сможем понять откуда и как ей необходимо начать двигаться сегодня, сейчас. Четкое понимание своей роли в будущем позволит определить свои действия в настоящем.

В подобном ключе, рассуждая на грани воображаемого, можно сформулировать видение и спроектировать стратегию, которые позволят подняться над «нормой» настоящего и даже отбросить рамки «политкорректности», навязанные теми, кто и сам не прочь использовать некоторые идеи Макиавелли в собственных интересах.
Перейдем сразу к сути, к идее, которая может оказаться единственным вариантом стратегии Республики Молдова на многие годы вплоть до ее реализации. Это единственная возможность, которая, будучи принятой к реализации, может превратить в реальность такие перспективы как независимость, суверенитет и территориальное расширение. Повторюсь – территориальное расширение. Другими словами, я говорю об идее Объединенной Молдовы.

Я вынес в заголовок этой статьи три возможных оценки данной концептуальной ориентации: ересь, утопия или фундамент. И сейчас попытаюсь изложить концепцию исходя из каждой оценки и отвечая на вызовы их сторонников.

Ересь

Сегодня, выступая за территориальное восстановление средневековой Молдовы, человек сильно рискует быть осмеянным и маргинализированным. А клеймо «еретика» еще может показаться самым мягким. В современном молдавском обществе доминируют три-четыре концепции, которые представляются как догмы. Они, эти «концептуальные догмы» уже укоренились в обществе и постоянно подпитываются различными течениями, в основном, извне. И любые идеи или взгляды, которые не вписываются в эти догмы, автоматически записываются в «ереси».
Согласно одной из «догм», Республика Молдова является искусственным государством, маленьким и неспособным выжить, если не присоединится, де-юре или де-факто, к государственной единице покрупнее. Приверженцы этой «догмы», как правило, поддерживаются извне, из вооружают «идеологически» и воспитывают в духе «возвращения в былой рай».
Однако, эта «догма» может быть опровергнута одним простым и очевидным наблюдением – несмотря на все прогнозируемые «апокалипсисы», Республика Молдова, все же, существует. Медленно, опасливо, набивая шишки, обходя ловушки, расставленные «старыми друзьями», вот уже более полутора десятилетия Республика Молдова пишет свою историю, проходя муки собственного становления. И чем ужаснее эти муки, тем больше желание выжить. Что же касается «искусственности» этого государственного проекта, тут мы вынуждены признать часть аргументов, но с той оговоркой, что эта несправедливость может быть исправлена лишь одним способом, и не при помощи объединений или вступлений, а при помощи воссоединения и присоединения других родных частей. Но об этом позже.


Вторая догма касается самоопределения народа Республики Молдова, который, якобы, не обладает четким видением собственной идентичности.

g

Но, иначе и быть не могло, учитывая, что с разных сторон ему внушали идеи, которые, каждая по отдельности все вместе разрушали народный «скелет идентичности» страны. С одной стороны, нам настоятельно навязывается крайне соблазнительная идея, что население междуречья Прута и Днестра является составляющей «румынской нации», то есть «румынами». А с другой стороны, нам все время твердят, что население Республики Молдова «полиэтнично», мозаично, без четкой идентичности. При таких столкновениях и разнице искусно навязываемых мнений, неудивительно появление подобного дисбаланса и неразберихи в вопросах идентичности. Эта ситуация с успехом используется в политике.

Частично все прояснилось после переписи населения 2004 года, согласно которому коренное население составляет 80% опрошенных. Этот факт, а также скромный процент остальных этносов, четко свидетельствует о том, что идея «полиэтничного государства» не находит фактической поддержки и не отражает реальной ситуации в стране. Еще один вывод – это то, что, несмотря на возможные манипуляции с цифрами, подавляющее большинство коренного населения, все же, определяет себя в качестве «молдаван». Таким образом, Республика Молдова практически является молдавским государством или государством молдаван. Естественное замечание, которое еще пригодится нам в наших рассуждениях.

Будучи в составе Советского союза мы считали, что у нас есть какая-то идентичность, но нет свободы. И мы не могли планировать свое развитие. При этом, в настоящее время мы считаем, что у нас есть какая-то свобода, но нам твердят, что у нас нет идентичности. И опять мы не в состоянии планировать свое развитие.

Сейчас, приняв, что существует мажоритарное население, представители которого определяют себя как «молдаване», мы приближаемся к сути вопроса, «твердому ядру» и главному реперу, к которому нас следует обращаться каждый раз, когда мы обсуждаем наше прошлое, настоящее или будущее. Отталкиваясь от того, «кто мы есть» мы понимаем, что «мы должны делать».
Этничность народа – это естественный репер, бесспорный и фундаментальный для его самоопределения. В большинстве своем государства создавались по этническому принципу, то есть на основе «общей крови», а также «общей территории»и этот способ является единственно возможным и законным с точки зрения истории, естественного права и судьбы.

Отталкиваясь от этой точки зрения, большая часть населения Республики Молдова является прямой наследницей молдавского народа, который создал родное государство Молдова и этническую конституцию, соответствующую геополитическим условиям, в которых существовал. Но пав жертвой исторических пертурбаций и различных «соглашений», молдавский народ был разделен на три части, распределенные на три государства: Республика Молдова, Румыния и Украина.

Возвращаясь к «догме» (или «догмам»), опровергающей существование молдавской этнической идентичности – подобная реакция со стороны «догматиков» может вызвать лишь недоумение и подозрения. Неужели, говорить, что ты молдаванин, значит ошибаться? Откуда такое сопротивление и отрицание по отношению к тем, кто осмеливается, вне зависимости от места жительства, объявлять о своей молдавской этнической идентичности?

В этом смысле симптоматична и категоричная реакция румынских институтов на желание группы румынских граждан из Ясс зарегистрировать Ассоциацию «Общество молдаван в Румынии». Основателей ассоциации обвинили в антиконституционной деятельности, пригвоздили к позорному столбу и объявили практически предателями народа. Это крайне эмоциональная реакция, практически паника. Почему же? Отчего Румыния боится основания «общества молдаван», если все твердят, что молдавского этноса не существует, а значит, некому и поддержать эту идею? Или сторонники все-таки есть?
Вспомним, что в 2000 году в Румынии была создана Партия молдаван, председателем которой стал Константин Симирад, бывший примар Ясс. Однако, партия была в скором времени поглощена СДП. Не так давно, в своей речи от 24 января в Яссах президент Румынии Траян Бэсеску три раза использовал этноним «молдаване» обращаясь к толпе. То есть, какое-то разграничение все же существует?

Третья «догма» гласит, что в Республике Молдова не могут существовать политические интересы, отделенные от определенных внешних обязательств. Тут либо ты сторонник европейской интеграции, либо объединения с Румынией, либо за Россию. Другого не дано. Черное и белое, запад и восток, контроль Кремля или опека Бухареста, либо под НАТО, либо под Москву, либо ты с «нами», либо против нас и т.д. Все эти разделения весьма манипуляторские, в том числе из-за собственной примитивности.

Я считаю, что подобное ограничение двойственностью ошибочно и, по сути, искусственно. Мы привыкли смотреть на мир сквозь эту призму и эта наша привычка помогает некоторым силам изнутри и снаружи управлять нами и отравлять нас. Например, если кто-то пытается объявить о своей молдавской идентичности и восстановить былое единство «крови и земли» агенты примитивной двойственности сразу же приписывают ему членство в какой-нибудь тайной структуре. Их логика проста до наивности: молдаванин = молдовенизм = концепция коммунистической власти = интересы русских. Так, из приверженцев собственных корней все быстро превращаются в «агентов Кремля». Глупость. Но таковы последствия искаженного восприятия, которое заботливо привили нам разнообразные «друзья». Восприятие и рассуждения, на основе которых многие фальшивые «патриоты» нас классифицируют. Есть и третий путь, третья опция – срединная, не левая и не правая, не западная и не восточная, не божья и не чертова. Средний путь предполагает, что центр тяжести и основа народа обретается не у соседей справа или слева, а четко в центре собственных территорий. Средний путь означает, что существует лишь один интерес – национальный, что нельзя позволять условиям диктовать, что нужно следовать лишь собственным целям, даже если на одном этапе они совпадают с целями одного «союзника», а на другом этапе – другого. Третий путь означает существование четкой национальной доктрины, доктрины государственности.

Четвертая «догма», которая дополняет предыдущую и по-своему усмиряет устремления Республики Молдова, заключается в том, что это государство, этот народ являются «вечными заложниками чужих интересов». В нас взрастили комплекс неполноценности, мы сами воспитали его в себе с болезненной настойчивостью. Мы сами себя бичевали, унижали, валяясь в «ногах колоссов», периодически напоминая сами себе старую поговорку о «мудрости склоненной головы». Каждый раз, когда нас подчиняла себе та или иная сила, первое, что она делала – уничтожала, подкупала или депортировала нашу элиту.

Обострению всех этих комплексов, потерь и разочарований в наше время способствовали и экономические проблемы, социальные различия, вынужденные конфликты, власть некомпетентных временщиков.

ногда я спрашиваю себя: обстоятельства определяют состояние духа или же, наоборот, дух создает обстоятельства? В нас укоренился, практически став архетипом, миф о «ласковом теленке», который двух маток сосет, миф о стране – «ребенке». Насколько выгодно подобное поведение? Мне кажется, мы попали в положение того «нерешительного» солдата, который, решив поладить с обоими враждующими лагерями, смешал на себе обе формы – надел красную рубашку и синие штаны и вышел на поле боя. И что он получил? Пули с обеих сторон! История учит нас, что получает не тот, кто попрошайничает, а тот который требует и отбирает.

И у других стран были периоды «великих депрессий». Но со временем все изменилось, и когда пришел подходящий момент, они смогли им воспользоваться и восстановиться. Все проходит. Сдуваются, со временем, и некоторые колоссы, рушатся власти, раны затягиваются, элиты реформируются, конфликты разрешаются, укрепляются стремления. Звучит утопично? Конечно. Но покажите мне хоть один серьезный проект, который бы не казался поначалу утопией?

Утопия или фундамент?

Для Республики Молдова есть лишь одна возможность остаться в истории и творить историю. Это путь возвращения в свои исконные территориальные границы посредством восстановления этнической общности. Земля и Кровь – вот естественный и реальный фундамент, который обеспечит рождение и выживание государства. Остальное – фикция, символы и политические инструменты.

Мы не провинция, не губерния или потерянная часть какой-либо нации. До тех пор, пока нас будут воспринимать как беспризорную часть чего-то большего, мы будем не в состоянии переступить узкие границы, которые мы сами же себе и установили.

Территориальное и этническое единство как цель, разумно взращенная и спроектированная, способна стать катализатором процессов внутри Республики Молдова. Только так можно достичь сплоченности народа, - дать ему идею, которая будет его представлять, которая вернет ему уважение к себе. Это может звучать цинично, а для кого-то даже возмутительно, но молдаванам, для того, чтобы полностью реализовать свой потенциал, необходимо восстановить свое «жизненное пространство». Не в оскверненном смысле, который еще несет в себе этот термин, не отбирая территории, которые нам не принадлежат, а посредством присоединения земель, которые нам принадлежали.

Я прекрасно понимаю, что подобные идеи, возможно, не находят отклика в соверменном агрессивном мире. Но уже сегодня можно придать ходу истории правильно направленный импульс. Перспектива и прогресс не связаны со скоростью, они связаны с направлением. Будущее создается нами, но не для нас.

Первые условия, которым должна соответствовать Республика Молдова – это четкое обозначение своих устремлений, хорошо проработанных имидж, постоянное и поступательное развитие в области экономики, культуры, науки, политики и общества. Республика Молдова должна превратиться в очень привлекательную страну, в первую очередь, для молдаван за границей. Для того, чтобы приступить к реализации этих условий, необходимо существование ряда ясных ценностей, принимаемых мажоритарным населением и компетентным, современным правительством, которое преследует интересы только собственного государства.

Акценты необходимо поставить на то, что объединяет нас, на традиции и культуру. Обязательным для всех должно стать использование и знание государственного языка, как единственного официального языка на территории республики. Название языка – румынский, и это реальность, которую мы должны принять. Чем шире ареал использования языка – тем лучше.

Коммунистическая власть была для Молдовы «необходимым злом» потому, что они, коммунисты, стали первыми, кто в категорической форме вернул в политическую повестку дня вопрос молдавской идентичности. Их проблема заключается в том, что они чаще всего действовали грубо, ассоциируя эту идею с собственными интересами и политическими действиями, в конце концов, дискредитировав ее. Но, как известно, бриллиант остается бриллиантом, даже в грязи. И если его очистить, он снова засверкает. Также и с этой идеей. В руках другой власти она может использоваться с большим тактом и умом.

Коммунистическая власть, однако, чтобы не остаться в истории Республики Молдова как власть, которая была «наполовину беременна», должна довести до конца определенный ею стандарт. Аллюзии восстановления, озвученные коммунистами по ту сторону Прута неточны, даже с той точки зрения, что, в конце концов, молдаване живут и по другую сторону Днестра. И я имею в виду не только Приднестровский регион. Я говорю о территориях, которые сейчас принадлежат Украине, но которые в историческом прошлом были молдавскими, и на которых все еще проживают молдавские общины. Молдаване в Республике Молдова должны серьезно рассмотреть возможность вернуть свои территории на Украине, в районе Черновцов, Буковины и Буджака. Это нельзя оставлять на совести других, потому что никто не отдаст территории по собственной инициативе.

Нынешняя власть еще может и должна поставить этот вопрос во главу угла.

В то же время необходимо интенсифицировать культурный обмен между Республикой Молдова и данными этническими общинами, для того, чтобы пробудить в людях их молдавскую идентичность. Необходимо быть последовательными и в своих намерениях воспользоваться выходом к Черному морю. А терминал в Джурджулештах пока является единственной возможностью это намерение реализовать.

Будущая судьба Украины, на самом деле, не слишком радужна. Этот политический мегапроект, называющийся Украина, будучи скроенным из кусочков других государств, может в любой момент рассыпаться, даже спустя десятилетия. И если это произойдет, то наши связи с теми землями необходимо укреплять уже сейчас.

Когда мы как государство займем решительную, твердую позицию по отношению к другим государствам, наш имидж на международной арене может измениться в лучшую сторону.
Приднестровье чувствует себя важным потому, что мы оказываем ему слишком много внимания. Жители левобережья Днестра должны понять, что цель Республики Молдова – укрепить государственность и восстановить территориальную целостность. Более того, в долгосрочной перспективе – это восстановление в исторических границах. Когда они поймут, что все власти в Кишиневе тверды в своем намерении не менять политический адрес и создать влиятельное государство в регионе, их отношение к нам может измениться. Изменение отношения – это первый важный шаг.

Сохранение нейтралитета и исключение какого-либо военного элемента другого государства на нашей территории должно стать другой целью, которой необходимо добиться. Даже с Российской федерацией можно вести более прагматичные и уверенные переговоры. Может, у новых властей получится лучше.
Те, кто проводит «травоядную политику» в отношениях с соседними государствами и воспринимаются как «травоядные». Нам практически нечего терять. А когда некуда отступать, не остается ничего другого как сделать шаг вперед.
В своем развитии, в завоеваниях или расширении, у народа есть только одно ограничение – границы собственной смелости.

Дориан Фуртунэ

Обсудить