Николай Черный: «Мы не должны ныть, мы должны делать дело!»

Надо любить людей той земли, на которой ты живешь. Надо любить эту землю. Надо научиться сопереживать. Надо всегда ставить себя на место человека, которого ты видишь перед собой, хотя бы иногда задаваясь вопросом, а смог бы ты прожить на те деньги, на которые живет он? Ну и, конечно, надо стремиться делать добро. Делать здесь и сейчас, не перенося эту миссию на завтра.

С известным молдавским бизнесменом Николаем Чёрным беседует журналист Людмила Бельченкова.

- Можно привести множество примеров того, как много людей уезжают из Молдовы. В том числе и бизнесмены. Вы же, после завершения контракта с крупнейшей мировой кампанией «Лукойл», где работали вице-президентом, имея значительное финансовое состояние и бизнес во многих странах мира, возвращаетесь в Молдову и активно начинаете заниматься бизнесом в нашей стране. Это что, зов крови, трезвый бизнес расчет или что-то другое?

- Где бы я ни находился, куда бы меня судьба ни бросала, почему-то сердцем и душой я был всегда здесь, в Молдове. Хотя я, кстати, родился на Украине, в Одесской области, но в молдавском селе. Наверное, это все-таки корни, с молоком матери я впитал любовь к своей стране, к своему народу.

Последние годы, начиная с 1985-го, я работал в Европе и в России. Получается, 28 лет я не жил в Молдове. Но все мои мысли были здесь.

Да, я мог остаться в России. У меня есть квартира в Москве, дом в Подмосковье, но меня потянуло сюда. Все эти годы, когда меня здесь не было, я сюда вкладывал деньги, у меня был бизнес в сельском хозяйстве. Да и что еще развивать в Молдове, если не сельское хозяйство? Я это делал вполне сознательно. Но, конечно, в итоге, сельским хозяйством дело не ограничилось.

Вы, наверное, знаете, что я инвестировал и в молдавский футбол, патронировал клуб «Зимбру» с 1991 года. Да, у меня был бизнес и в Румынии, и на Украине, но Молдова – это моя Родина. Пусть это прозвучит несколько сентиментально, но я не мог забыть запах родного дома, тех моментов, когда мать всегда ждала меня у калитки, когда отец дал мне 18 рублей на новые туфли, а себе взял мои старые, чтобы починить их у сапожника цыгана…Разве такое забывается?

- И еще один вопрос из серии «удивительное рядом». Многие бизнесмены выводят из нашей страны капиталы. Вы же, напротив, инвестируете в молдавскую экономику значительные суммы, в том числе в такую проблемную отрасль, как сельское хозяйство. Есть информация, что Вы посадили самый крупный в Европе ореховый сад, специализируетесь на производстве семян подсолнечника, кукурузы, с нуля построили современный винный завод… Интересный бизнес. Расскажите, если можно, о нем поподробнее. И главное: не боитесь ли потерять свои многомиллионные вложения?

- Да, ореховый сад – это моя гордость. Мы не только выращиваем орехи, но и создали промышленную цепочку по их переработке. Одновременно мы создали питомник, в котором выращиваем саженцы для продажи. Там работают ученые из 4-х стран, один наш - знаменитый ученый ореховод Цуркан, остальные - ученые из Франции, Венгрии, и Турции.

Эти наши саженцы продают в 7 странах, на каждый саженец мы даем гарантию на 10 лет! Так вот, спрос такой, что уже на 2 года вперед все саженцы проданы, а это ни много, ни мало, а 250 тысяч.

Не боюсь ли я этого лишиться? Знаете, любой бизнес – это риск, тем более в Молдове. Но я вкладываю деньги с открытым сердцем и душой. В последнее время появились первые ростки доходов. Для меня главное – что мои люди получают достойную зарплату.

- Кстати, я узнала некоторые цифры, которые произвели на меня сильное впечатление. За это время Вы создали 2000 рабочих мест, труд ваших сотрудников достойно оплачивается. Говорят, механизаторы получают у вас больше, чем Президент страны. Как вам удалось создать такой «островок успеха» в стране, где множество проблем, в которой все жалуются на тяжелую жизнь?

- Когда идет уборка урожая, механизатор получает до 70.000 леев. Я не говорю, что нам просто и легко. Но какой смысл жаловаться? Идет дождь – мы, молдоване, плачем, пришла засуха – мы плачем и бесконечно жалуемся.

А мы не должны ныть, мы должны делать дело! Нельзя по-другому жить, если хочешь чего-то добиться. Если засуха – у нас должна быть система орошения. Мы это делаем, хотя, по большому счету, орошением должно заниматься государство.

Ну, а если дожди, град, то у нас должна быть система защиты. Вот, к примеру, в этом году пострадало 600 гектаров посевов, на 90 процентов градом здесь уничтожен урожай. Можете себе представить…

У нас 10 тысяч гектаров земли, естественно, мы смогли урон компенсировать. Что-то обещает возместить государство, и я надеюсь, что оно выполнит свое обещание. Но, представьте, если у человека 40 гектаров земли, или 20? Я что хочу сказать - всем непросто, но тот, кто опускает руки и только жалуется, никогда ничего не добьется.

- У Вас есть бизнес в других странах, Вы активно развиваете свой бизнес в Молдове… Всё, на этом остановитесь? Или у Вас есть новые бизнес проекты, в том числе и в Молдове?

- Мой бизнес состоит из проектов в Румынии, Украине, и Молдове. Я хочу довести их до логического завершения. Предпочитаю работать по принципу цикличности.

Знаете, почему наш винзавод мы назвали Шато? Вартели – ясно, это название одного из старейших молдавских городов – Оргеева, оно произошло от венгерского «Var». «Vartely» - «город», «замок», корень слова которого был привнесен в Молдову волохами, пришедшими сюда с Западных Карпат.

Но вот почему Шато? Потому, что у нас цикл полный. А в лексиконе современных французских виноделов «Chateau» – это территория, на которой один хозяин осуществляет весь цикл создания вина - от выращивания винограда до укупорки бутылок.

Французы считают, что только таким образом можно гарантировать качество продукции. Вот и мы взяли землю специально для посадки виноградников, купили и привезли лозу из Франции и Северной Италии.

В то же самое время мы направили молодых людей учиться, как выращивать виноград и делать вино, во Францию и Германию. Мы подготовились основательно. В конечном итоге, занимаемся процессом от посадки до розлива в бутылки. Сегодня мы продаем своё вино в 26-ти странах мира.

Так я отношусь ко всем своим бизнес - проектам. Довожу их до логического завершения, не бросаю на половине пути. Сегодня, поверьте, мне есть чем заниматься, о новых планах и идеях пока только размышляю. Речь идет, прежде всего, о переработке сельскохозяйственной продукции, налаживании её экспорта в страны ЕС, в Россию, Китай…

- Вы удачливый бизнесмен, умеете считать каждую бануцу. И вдруг такие громадные, по меркам нашей страны, затраты на футбол. Построили стадион, соответствующий европейским стандартам, открыли детскую футбольную школу, содержите футбольную команду. Сплошные затраты и никаких дивидендов. Зачем это вам?

- Вот это интересный вопрос. И я отвечу на него так: знаете, меня журналисты часто спрашивают – вы счастливый человек? Или, что такое счастье?

Я отвечаю на него, что для меня счастье – это счастливые люди вокруг - моя семья, мои друзья, коллеги по работе, соседи, город, в котором я живу, страна, которую я люблю.

Нельзя быть счастливым, если тебя окружают несчастливые люди. Поэтому я это преднамеренно сделал, хорошо зная, что никогда не получу никаких дивидендов, никакой прибыли. Я просто люблю футбол, люблю эту страну и этих людей, хочу, чтобы кто-то был счастлив оттого, что он нашел себе какое-то применение, любимое занятие. Особенно молодежь.

У нас в школе занимается 500 детей, они не бродят по улицам, там есть директор, завуч, тренеры, они относятся к обучению серьезно, не просто собирают детей побегать. Там разработана программа, всё по науке. Есть футбольная команда, которая должна радовать людей.

Мы же должны на чем-то строить свою идеологию, должен же прививаться какой-то патриотизм. Вся беда в том, что у нас нет идеологии, у нашей страны нет идеологии.. Что мы делаем для детей, для молодежи? Мы создали такие условия, что они уезжают из страны. А уезжая - не возвращаются. Они там заводят семьи, и не приезжают обратно. А это ведь генофонд. И мы его уничтожаем. Кто-то же ведь должен подумать об этом, так почему не я?

- Говорят, что Вы решили построить новую, сверхсовременную школу, где преподавание будет вестись на трех языках – молдавском, русском и английском. Какова цель этих ваших новых миллионных вложений?

- Да, есть у меня такой проект. Осенью мы начинаем строить эту школу. Она рассчитана на обучение 300 детей. Очень многие наши соотечественники посылают своих детей учиться за границу. А мы решили, что это неправильно!

Через посольство Великобритании договорились с Оксфордским центром, чтобы они предоставили нам свою программу, отправили своих преподавателей.

Честно говоря, мы обращались и к ведущим ВУЗам России через Посольство РФ в Кишиневе, но ответа оттуда пока нет. Надеемся, однако, что Россия все же откликнется.

Словом, это будет уникальная школа, в том числе и по своей оснащенности. Там будет все. Это позволит нашим детям после окончания учиться дальше в Оксфорде, где для них будут зарезервированы места.

- Как гражданин, довольны ли Вы своим решением, которое приняли на последних парламентских выборах? Определились ли Вы с тем, за кого будете голосовать на следующих?

- Вы меня немного провоцируете. На выборах в 2010 году я поверил либерал-демократам, их партии, их программе, их лидеру. Но, откровенно говоря, они многое не успели или не смогли реализовать.

За кого я буду голосовать на следующих парламентских выборах, еще не решил. Я много думаю над этим, размышляю, но пока у меня решения нет.

Вы знаете, хочется сегодня призвать всех к согласию, к объединению. Причем на почве созидания. Страну надо обустраивать. Гастарбайтерам надо возвращаться домой и вкладываться в производство. Вы посмотрите, в каком ужасном состоянии сегодня наша столица! Она напоминает цыганский квартал. На всех газонах, тротуарах - рынки, ларьки, киоски какие-то непонятные…Зачем всё это, почему? Где хозяин в нашем городе?

- Известно, что Вы сами подумывали заняться политикой. Созвали пресс-конференцию, сделали ряд интригующих заявлений и…. передумали!? Мало кто поверил, конечно, что Вас так уж смутило «открытие», что в Молдове политика существует как форма бизнеса. В чем же тогда истинная причина?

- Истинная причина в том, что политика стала грязным бизнесом. Это вкладывание денег с прицелом вернуть в десятки раз больше. Пришли к власти - кто-то начал опекать контрабанду, кто-то металлолом, кто-то мясо, рыбу, крупы, сахар, спирт… Неужели непонятно и невидно, что у нас уничтожается даже производство фруктов, виноделие? Все это исчезает… Все, что ещё производится –только на энтузиазме.

А у нас же есть свои традиции. Мы же умеем работать. Я был в Австрии, на Европейском форуме в Альпбахе. Мне показали там один консервный завод, совершенно уникальная компания. Не выращивая никаких фруктов и ягод, они производят детское питание, соки, варенья, джемы, компоты. 150 лет на рынке, семейная компания, результаты феноменальные!

И я подумал, а почему у нас так нельзя? Почему, приходя к власти, получая много грантов на протяжении 20 лет, наши правители ничего не сделали для народа?

Вот, есть три представителя высшей власти в Молдове. Пусть Президент что-то построит или создаст, хотя бы 1-2 предприятия, и премьер-министр, и председатель Парламента.

Может быть, это экзотический вариант. Но раньше же были кураторы строек, которые призывали народ работать, а сейчас не надо призывать, а надо только посмотреть, куда идут деньги, которые предоставили стране для того, чтобы создать предприятия с новыми технологиями, новые рабочие места, достойные зарплаты..

- Вы занимаетесь и виноделием, выращиваете орехи, и кукурузу, подсолнечник, строите дороги, основали медицинскую лабораторию… Этот список можно очень долго продолжать. Так освойте ещё и эту новую «бизнес-среду» под названием «молдавская политика». А дивиденды поделите с народом. Никто не обидится.

- Нет, я считаю, что политика – это вообще не бизнес. Мое кредо - я политикой заниматься не хочу, это не мое. Мое – это конкретное дело. Да, политика с экономикой взаимосвязаны. Но кто-то ведь должен и реально работать, а не только красиво говорить.

- Ни для кого не секрет, что у нас в политику идут именно для того, чтобы защитить свой бизнес. Или, точнее говоря, чтобы превратить политику в бизнес. Известно, что у Вас были проблемы с Криковской примэрией в связи с одним из ваших бизнес-проектов. Вероятно, вопрос решился бы гораздо проще и быстрее, если бы Вы были у власти. Или даже не у власти, а просто в Парламенте.

- Наверняка. Особенно хорошо я это понял, когда увидел, по каким принципам работает наша судебная система. Она ужасна! И, тем не менее, своего мнения я не изменил, разве только если сами люди призовут меня на конкретный участок работы, где надо делать дело, а не уговаривать голосовать за себя, ходить и только обещать, как это умеют наши доморощенные политики.

- Ходят слухи, что Вы создаете некую новую общественно-политическую структуру. Это действительно слухи, или же разговоры об этом не совсем беспочвенны?

- На протяжении последних лет, и особенно в последний год, ко мне приходит множество людей с предложением – давайте, дескать, объединимся, давайте что-то создадим.

Я никому не обещал, что буду создавать какую-то партию. Единственное, о чем я думаю сейчас - это общественная организация, которая займется сплочением наших граждан и созиданием. Я очень много об этом думаю.

У меня сейчас стадия размышлений и консультаций. Я вдруг обнаружил, что сама идея создания такой организации не очень приветствуется некоторыми политиками. Они думают, что если Черный способен на это, значит, он способен идти и дальше.

Но пусть никто не боится. Я буду создавать только общественную организацию. Формировать её для того, чтобы созидать - создавать рабочие места, открывать предприятия, делать все для того, чтобы люди возвращались домой и работали.

Над этим я и размышляю. Смогу ли я это сделать? Объединятся ли люди в такую организацию? Время покажет. Я не хочу быть ни президентом, ни премьером, это не мое. Я хочу созидать и работать, чтобы люди достойно жили.

- Вам, конечно, известно знаменитое выражение: «Если вы не занимаетесь политикой, то она займется вами». Вот она сегодня Вами и занимается. Например, запрет российскими властями молдавской алкогольной продукции. А у Вас «Шато Вартели»…И если не вино, то яблоки, или другая сельхозпродукция. Это я к вопросу о Вашем отношении к сегодняшней дилемме – Евросоюз или Таможенный Союз?

- Выбирать Восток или Запад, сегодня ни в коем случае нельзя. Нам надо быть гибкими, надо умнее действовать, дипломатичнее. Надо использовать все возможности, которые дала нам сама жизнь.

Мы в центре Европы географически, у нас очень трудолюбивые и хорошие люди, у нас хорошая земля, хорошие природные условия, мы можем сделать наш край прекрасной площадкой для выращивания экологически чистой продукции, причем безо всякой политики.

Я сильно разочарован заявлениями российского вице-премьера Дмитрия Рогозина по поводу европейских устремлений Молдовы. Россия ведь тоже плотно работает с Европой. Поэтому такие заявления в корне неправильны.

Гражданин Молдовы – значит, и гражданин мира. Я уверен, что мы должны дружить и с Россией, и с Румынией, и с Украиной, и с другими странами.

Но, с другой стороны, надо правильно понимать, зачем нам нужна евроинтеграция. Недавно один из руководителей нашей страны гордо сказал, что вся молдавская молодежь сможет выехать в Европу и найти там работу. Почему он не подумал о том, что нам Европа нужна для того, чтобы к нам оттуда пришел бизнес, пришли инвестиции, чтобы у нас создавались рабочие места, чтобы наши люди возвращались домой.

У нас сегодня полтора-два миллиона человек покинули страну, самые образованные, самые трудолюбивые. Здесь остались дети и старики, а вы говорите - Восток или Запад…

- Как человека, прекрасно разбирающегося в вопросах энергобезопасности, не могу не спросить Вас о том, как Вы видите пути обеспечения её в Молдове? Может быть, надо подумать о новых источниках энергии?

- Об этом должны думать в государственном масштабе. Нужно уметь использовать те возможности, которые у нас есть. Биоэнергия, ее нужно научиться вырабатывать. Можно научиться использовать энергию ветра, в мире есть много разработок на сегодняшний день.

Но это должны быть государственные программы. Государство должно обратиться к Европе с призывом помочь их профинансировать. Потому что это экологически выгодно. Если все сделать правильно, то часть потребляемой энергии можно, таким образом, обеспечить, но, конечно, только часть.

- Сейчас все говорят о проекте газопровода Яссы-Унгены. По замыслу, он будет в состоянии обеспечить до трети потребления природного газа Молдовы уже в конце 2014 года. Вы верите в этот проект?

- Это не утопия. Да, я верю в этот проект, не нужно только превращать его в политику. К сожалению, некоторые наши политики используют его в политических целях. А это реальная вещь.

Румыния сегодня вторая, после России, страна в Европе по количеству добываемого газа. Она добывает 15 миллиардов кубов, а использует около 20-ти. Ей пока ещё немного не хватает, и она покупает газ у России. В Румынии себестоимость газа ниже, в России газ дороже. В итоге он миксуется и получается более облегченная цена.

К тому же, не надо забывать, что Румыния открыла запасы газа в Черноморском шельфе, и там сейчас работают компании с мировым именем, в том числе и «Лукойл». У Румынии будет статус страны – экспортера газа, и тогда она сможет сформировать газовую корзину для Молдовы, чтобы в итоге, получилась более облегченная цена.

- Хорошо, но каков Ваш личный рецепт оздоровления молдавской экономики?

- Нам надо было давно уже создать благоприятную финансово-экономическую площадку по подобию того, что сделали Люксембург, Швейцария, Прибалтийские страны. Это один из моментов.

Второй - поскольку Молдова сельскохозяйственная страна, то государству нужно очень обдуманно вкладывать средства в сельхозпроизводство, предложить орошение, притом тотально, а не выборочно.

Чтобы власть предержащие не размышляли о том, как потратить деньги, все «откаты» надо снять. В сельском хозяйстве нужно поддержать производителя беспроцентными кредитами, создать ему все условия, чтобы он мог создать законченный производственный цикл.

Государство должно брать на себя часть затрат по обслуживанию кредитов. Вы можете спросить: откуда деньги? Так вот, денег в Молдове не так уж мало, их даже много. Банки просто не знают, куда их размещать.

Я был в Мордовии, там построили животноводческие комплексы, создали сельхозпредприятия на частной основе, государство решило помочь частникам с кредитами. Оно создало фонд в миллиард долларов, вложило в него все свои активы, в том числе и здания правительства, администрации, дома культуры и т.д., дало гарантии банкам. Восемь процентов взяло на себя, а четыре процента пришлось на производителя.

Почему бы и нам не сделать нечто подобное? Просто у наших банков нет уверенности в возврате денег. А наше государство помогать им не хочет.

Ну и, конечно, возвращаясь к Вашему вопросу, нам нужно строить заводы, фабрики, поднимать промышленность. Еще один важный момент - не забывать про инфраструктуру, поддержать сельский туризм. Люди приезжают, начинается приток денег. Словом, есть чем заниматься.

- Вы согласны с утверждением, которое стало у нас в стране расхожим, что добиться успеха гораздо проще за рубежом, чем в Молдове?

- Везде несладко. Везде есть свои нюансы. Но в европейских странах, если ты соблюдаешь законы и ничего не нарушаешь, намного проще работается. А у нас все «прихвачено», и даже известно кем. К сожалению, все те, кто должны защищать закон, у нас ангажированы.

- Когда читаешь Ваши интервью, везде красной нитью проходит утверждение, что Вы - настоящий патриот. Живете и работаете в Молдове. Но сегодня это слово у нас трактуют по-разному. Какой смысл в него вкладываете лично Вы?

- Надо любить людей той земли, на которой ты живешь. Надо любить эту землю. Надо научиться сопереживать. Надо всегда ставить себя на место человека, которого ты видишь перед собой, хотя бы иногда задаваясь вопросом, а смог бы ты прожить на те деньги, на которые живет он? Ну и, конечно, надо стремиться делать добро. Делать здесь и сейчас, не перенося эту миссию на завтра.

- Кто Ваши друзья, и кто враги? Ведь человек, добившийся в жизни таких успехов, как Вы, не может их не иметь…

- Я знаю своих врагов и понимаю, что никогда не сделаю из них друзей. Но и им тоже я стараюсь отвечать только добром. Человек знает о том, что он мой враг. Он знает, что для меня это не секрет, но, я все равно ему помогу, если он меня об этом попросит. Так учили меня отец и мать, и я считаю, что, несмотря ни на что, это правильно.

- Скажите, у Вас часто просят деньги? Мне почему-то кажется, что да. Вы преимущественно отказываете в этих просьбах, или же всё-таки соглашаетесь?

- Да, просят, и очень часто. В день по нескольку раз. Люди вынуждены просить, и я всегда стараюсь им чем-то помочь. Спасибо Богу за то, что он дает мне такую возможность.

- Что могли бы Вы сказать людям, которые будут читать это интервью и, возможно, захотят, по Вашему примеру, стать бизнесменами и повторить Ваш успех? Что Вы им пожелаете?

- Как-то ко мне обратились с вопросом, что самое главное при принятии решения об открытии собственной автозаправки? Я сказал всего три слова: место, место, и еще раз место.

В ответе на ваш вопрос я тоже использую только три слова - труд, труд, и еще раз труд. И дай вам всем Бог счастья и удачи!

Людмила Бельченкова