Зачем коммунистам власть?

Оппозиционная Партия коммунистов Республики Молдова продолжает готовиться к революции.

Лидер ПКРМ Владимир Воронин сам запутался, как её назвать – «бархатной», «кофейной» или как-то иначе. Но не в этом дело. Ради чего делать революцию? Разрушить старый мир до основания – это понятно. Разрушили. А затем?

Любая революция ставит, в первую очередь, вопрос о власти. Партия коммунистов рассчитывает на волне вполне объяснимого недовольства правлением нынешней коалиции вернуться во власть, которой она фактически безгранично располагала в течение 8 лет. Вопрос лишь в том, сможет ли ПКРМ воплотить в жизнь свои обещания, и если да, то какие конкретно.

Портал ava.md, объединяющий в основном русскоязычных читателей левого спектра, провёл опрос о том, какое обещание, по мнению читателей портала, коммунисты будут готовы воплотить в жизнь. Вопрос был задан следующим образом: «Какое из обещаний, данных избирателям лидером ПКРМ Владимиром Ворониным или содержащихся в её программных документах, молдавские коммунисты, по вашему мнению, выполнят в случае возвращения во власть по итогам новых парламентских выборов или в результате устроенной ими «бархатной революции»?».

Больше всего – 17,9% - считают, что молдавские коммунисты «будут активно поддерживать и продвигать политику Евразийской интеграции Республики Молдова». Действительно, ПКРМ в последние месяцы активно выступала за евразийскую интеграцию. Правда, в последние месяцы ПКРМ как-то охладела к этой теме. Лидер ПКРМ Владимир Воронин говорит об этом всё меньше. На всевозможных конференциях эту идею продвигают такие лидеры ПКРМ, как Юрий Мунтян, Виолетта Иванова и Олег Рейдман. Больше на эту тему никто из членов ПКРМ не говорит.

Обращает на себя внимание и тот факт, что сами коммунисты не инициировали ни одного мероприятия («круглый стол», конференция, форум и т.д.) посвященного теме Таможенного Союза и Евразийской интеграции. Задумывались ли вы, почему ПКРМ не проявляет инициативы?

Только 8% уверены, что ПКРМ пересмотрит результаты грабительской «прихватизации» и вернёт государству похищенную у него собственность. Столь низкая цифра связана с тем, что у коммунистов за 8 лет был такой шанс. Но в собственность государства не было возвращено ничего. Наоборот – коммунисты продолжили процесс той самой грабительской «прихватизации», которую они активно критиковали с 1994 по 2001 год.

В 2007 году президент Молдовы Владимир Воронин объявил о полной либерализации экономики. Парламентской коалицией во главе с ПКРМ были приняты соответствующие поправки в Закон «О разгосударствлении», правительством – Постановление № 945 от 20.08.2007 («Мониторул Офичиал» № 131-135/981 от 24.08.2007), согласно которому на продажу выставлялись 267 (!) предприятий.

19 февраля 2008 года руководством Молдова в адрес Международного валютного фонда направлен Меморандум об экономической и финансовой политике на 2008 год, в котором объявлено о подготовке приватизации «Молдтелекома» и «Банка де Економий»:

«Ключевой частью нашей стратегии будет ускорение приватизации основных государственных предприятий для привлечения ноу-хау и стимулирования развития частного сектора. Четким выражением нашей приверженности развитию частного сектора будет отбор в рамках открытого тендера до конца сентября 2008 года советника для оценки способов возможной приватизации «Молдтелекома». Нашей целью является продолжение приватизации государственных активов в рамках конкурсного и прозрачного процесса».

Именно при Воронине расцвела пышным цветом прихватизация госсобственности за бесценок своим людям. Именно при ПКРМ на «приватизированной» земле в Кишинёве был построен партийный офис ПКРМ стоимостью в 10 миллионов евро.

И сегодня у подавляющего большинства граждан заверения лидеров ПКРМ о возврате «прихватизированной» госсобственности вызывает лишь нервный смех. Удивительно, что находятся 8%, верящие, что коммунисты ещё способны что-либо возвратить в государственную собственность.

Ещё меньше – только 4,9% - верят, что коммунисты решат вопрос о придании русскому языку статуса второго государственного языка Республики Молдова. Действительно, коммунисты обещали это сделать в 2001 году. Но, имея конституционное большинство в парламенте, коммунисты не удосужились изменить одну-единственную статью в конституции страны. В результате даже половинчатые законы об использовании русского языка в записях гражданского состояния и названиях улиц были отвергнуты конституционным судом как противоречащие конституции.

Да, была принята Концепция национальной политики Молдовы – но лишь в качестве концепции, не имеющей законодательной силы. Зато законодательную силу получил Кодекс телевидения и радиовещания, действующий с 1 января 2007 года, согласно которым не менее 70% эфирного времени должно быть заполнено передачами на государственном языке.

При коммунистах продолжилось закрытие русских школ. По данным документа «О положении русского языка в Республике Молдова», размещённого в 2008 году на сайте Министерства иностранных дел Российской Федерации, в 2006 – 2007 годах в школах Молдовы на русском языке обучалось на 30 тысяч (!) школьников меньше, чем в 2002 году. Не было предусмотрено русского языка на уровне лицейского образования (10 – 12 классы).

В 2004 году в министерстве образования и молодёжи было ликвидировано управление, занимавшееся вопросами образования национальных меньшинств. При власти ПКРМ продолжились увольнения специалистов на основании незнания ими государственного языка.

В документе МИД РФ констатируется: «Прежние обещания молдавского руководства о закреплении за русским языком статуса официального сменились линией на обеспечение главенства государственного языка во всех сферах общественной жизни».

Таким образом, столь низкому числу верящих, что ПКРМ будет способна выполнить своё обещание о государственном статусе русского языка, удивляться не приходится.

Только 4% верят, что ПКРМ «активно продолжит политику интеграции Республики Молдова в Европейский союз». Не правда ли, странно, что у кого-то из жителей Молдовы ПКРМ продолжает ассоциироваться с брендом «евроинтиегриация»? На самом деле ничего странного нет. Совсем недавно «евроинтегратором номер один» называли не кого-нибудь, а лидера ПКРМ Владимира Воронина. Вот лишь несколько цитат, автор которых не нуждается в представлении:

«Республика Молдова нуждается в Европе, а Европа нуждается в Республике Молдова».

«Внедрение на внутреннем рынке принципов и норм Совета Европы призвано способствовать интеграции Республики Молдова в Европейский Союз. Эта задача и в дальнейшем будет находиться в ряду основных приоритетов моей страны».

(Из выступления президента РМ Владимира Воронина на сессии ПАСЕ в Страсбурге, 27 июня 2001 года).

13 ноября 2002 года президент РМ Владимир Воронин подписывает декрет об учреждении Национальной комиссии по европейской интеграции.

«Вектор европейской интеграции для Молдовы является приоритетом, нет более конкурентоспособной идеи модернизации экономических систем на европейском континенте».

(Из выступления в Центре стратегических и международных исследований, США, 18 декабря 2002 года).

«Для властей Молдовы европейский выбор – это не конъюнктурный и сиюминутный вектор внешнеполитической ориентации, а новый и долгосрочный процесс внутреннего развития».

(Из выступления на встрече с дипломатическим корпусом, аккредитованным в Республике Молдова, 31 января 2003 года).

«Мы твёрдо избрали курс на европейскую интеграцию, и для нас это в первую очередь курс на интеграцию в предсказуемое пространство закона и социальной справедливости, курс на модернизацию страны, на позитивные внутренние изменения».

(Из выступления на открытии постоянно действующего круглого стола политических партий, 21 марта 2003 года).

«Путь европейской интеграции должен быть представлен в качестве единой новой согласованной новой программы исполнительной власти и нашего законодательного органа».

(Из выступления на заключительной сессии парламента Республики Молдова, 31 июля 2003 года).

«Самый оптимальный вариант – это путь к европейской интеграции».

(Из выступления по случаю Дня независимости, 27 августа 2003 года).

Перед нами цитаты из лидера ПКРМ ещё до ноября 2003 года, когда политика Молдовы под руководством Воронина была полностью развёрнута в сторону Запада. Понятно, что по прошествии 5 лет внешнеполитические ориентиры ПКРМ и её лидера опять изменились на 180 градусов. Но и сегодня лидер и члены ПКРМ не отказываются от идеи евроинтеграции, деля интеграторов на «хороших» (себя) и «плохих» (нынешнее руководство Молдовы) – достаточно обратить внимание на выступление депутата от ПКРМ Юрия Мунтяна на недавнем круглом столе «Европейская интеграция: Международный опыт и перспективы для Молдовы». Таким образом, наличие 4% по-прежнему верящих, что ПКРМ способна в очередной раз возглавить евроинтеграционное движение Молдовы, не должно никого из нас ставить в тупик.

Ещё меньше – 3,6% - верят в то, что молдавские коммунисты «будут бороться за мирное, справедливое и взаимоприемлемое окончательное решение проблемы Приднестровья», вернутся к «плану Козака». Приднестровское урегулирование стало главным фиаско Владимира Воронина и его команды. Провал подписания Меморандума под давлением западных послов и уличной оппозиции похоронил исторический шанс на урегулирование приднестровского конфликта и объединение обоих берегов Молдовы в единое государство.

Воронин не просто сорвал подписание парафированного всеми сторонами Меморандума Козака (случай, по словам самого Дмитрия Козака, «за гранью добра и зла»), но ещё и вероломно нарушил подписанный Молдовой Меморандум Примакова от 1997 года, гарантирующий Приднестровью свободу внешнеэкономической деятельности, введя совместно с Ющенко режим двусторонней блокады Приднестровья. Именно после этого Верховный Совет ПМР сначала денонсировал постановление №267 от 1993 года о создании конфедерации с Молдовой, а затем в Приднестровье был проведён референдум, на котором 97% высказались на полную независимость региона от Молдовы.

И наконец, наименьший процент опрошенных – всего 1,6% - верят, что Воронин и ПКРМ «назовут поименно и привлекут к ответственности виновников развязывания вооруженного конфликта на Днестре весной-летом 1992 года». Как можно в это верить, если сам Воронин ежегодно 2 марта – в день начала вооружённой агрессии молдавской армии против Приднестровья – возлагал венки к могиле участников братоубийственной войны на Мемориале «Вечность», говоря при этом, что «славные дела» тех кто штурмовал Бендеры «останутся в памяти поколений…»

А более всего процентов – 60,4% - полагают, что «ничего из обещанного Владимир Воронин и его ПКРМ выполнять не будут, придумав различные «отмазки» на этот счёт, а взамен дадут народу новые популистские обещания». Столь высокий процент недоверия вполне логично вытекает из всех приведённых выше фактов. Партии коммунистов был дан прекрасный шанс реализовать каждый из пунктов своей программы образца 2000 года – и они этим шансом не воспользовались, находя своим провалам всё новые и новые отговорки.

Однако почему же граждане страны с таким упорством готовы вновь вручить воронинской партии свою судьбу? По той простой причине, что другой организованной партии на левом флаге на сегодняшний день нет. И это действительно трагедия для Молдовы и для её народа. Страна будет обречена вновь и вновь следовать по заколдованному кругу, наступая на одни и те же грабли. И пока на политическом небосклоне Молдовы не возникнет новой партии, способной не только брать на себя обязательства, но и отвечать за них, молдавские граждане будут вновь и вновь обжигаться об очередную красивую сказку.

Обсудить