Приднестровский гамбит: Россия теряет непризнанную республику

Скорей всего, после саммита в Вильнюсе под патронатом ЕС будет создана межгосударственная комиссия, которая и определит будущее непризнанной республики, но Россия вряд ли будет играть в ней первую (а тем более — единственную) скрипку.

Президент Украины Виктор Янукович дал четкий сигнал украинскому истеблишменту и зарубежным партнерам: официальный Киев движется в сторону Евросоюза. Другой альтернативы у нас нет. Недавняя встреча главы государства с народными депутатами от Партии регионов в кинотеатре «Зоряный» развеяла последние сомнения касательно внешнеполитического вектора страны.

Однако «путь в Европу» предполагает скорейшее решение не только внутренних, но и внешних вопросов. И тут особое место занимает Приднестровье. После подписания ассоциации с ЕС Украиной и Молдавией европейская составляющая в урегулировании замороженного конфликта усилится, а российская, напротив, может ослабеть. Очевидно, Киеву стоит занять более активную позицию по Приднестровью. Текущий политический момент дает для этого все возможности.

Обратный отсчет

В мае 2010 года президенты России и Украины Дмитрий Медведев и Виктор Янукович выступили с совместным заявлением по вопросу приднестровского урегулирования. Они высказались за решение приднестровской проблемы «исключительно мирными политическими средствами путем равноправного диалога с целью определения особого надежно гарантированного статуса Приднестровья на основе соблюдения суверенитета и территориальной целостности Молдавии, конституционного нейтралитета и формирования единого правового, экономического и оборонного пространства».

Формулировка весьма расплывчатая, в ней даже дипломаты с трудом усматривали контуры будущего решения проблемы. Подробности встречи глав государств не были оглашены, поэтому она быстро обросла различными версиями. В «Батькивщине» заявили, что Виктор Янукович договорился с российский коллегой о том, что Украина получила «добро» на присоединение Приднестровья, а россияне в свою очередь получают возможность вернуть Молдавию в орбиту своего влияния — утверждали украинские оппозиционеры. Дальнейшие события показали, насколько они погорячились, поспешив «отдать» Молдавию Кремлю...

http://inpress.ua/uploads/assets/images/%D0%9F%D0%9C%D0%A0-%D0%92%D0%9E%D0%9E%D0%A0%D0%A3%D0%96%D0%95%D0%9D%D0%98%D0%95.jpg

Особенно в свете того, как в 2012 году на встрече с президентом Румынии Траяном Бэсеску новоизбранный молдавский лидер Николае Тимофти заявил, что молдаван на самом деле якобы «не существует», а в обеих странах живут... румыны. Тут нет ничего удивительного. Заметим, что еще в 1988 году интеллигенция Молдавской ССР требовала от Москвы перевести национальный алфавит с кириллицы на латиницу, подчеркнув тем самым близость с румынским языком и культурой.

Заявление Тимофти с тревогой восприняли как в Тирасполе, так и в Киеве. Прежний президент Украины Виктор Ющенко демонстративно поворачивался к Приднестровью спиной: его не устроило, что в 2004 году соотечественники, проживающие на территории непризнанной республики, голосовали за Виктора Януковича. Теперь ситуация изменилась. И возник вопрос: что делать с непризнанной республикой, большую часть населения которой составляют украинцы и русские, если Кишинев и дальше будет «дрейфовать» в сторону Румынии?

В таком случае у жителей республики есть два варианта: остаться с Украиной или Россией. На прямой конфликт Кишинев и Киев не пойдут, потому что обе стороны заинтересованы в подписании ассоциации с ЕС. После Вильнюса для Приднестровья начнется обратный отсчет. Республика окажется зажатой между Молдавией и Украиной. Приднестровцы и сейчас испытывают большие трудности, а после саммита Восточное партнерства их внешнеэкономическая деятельность может быть и вовсе парализована.

Чемодан без ручки?

У России не слишком много шансов закрепить Приднестровье в своей зоне влияния. Единственный козырь, которым может воспользоваться Кремль, заключается в бесплатных поставках газа. Президент МПР Евгений Шевчук в прошлом году признался, что непризнанная республика не платит за российский газ уже шесть лет.

Деньги, которые непризнанная республика должна платить Москве, идут на погашение ее бюджетного дефицита, который составляет 70%. Кремль усиленно латает бюджетные дыры Приднестровья. Формально они идут на такой шаг, потому что в ПМР проживает около 150 тыс. российских граждан.

Если россияне рассчитывают в дальнейшем закрепить за собой Приднестровье в качестве еще одного федерального округа, то им придется столкнуться с еще большими проблемами.

Во-первых, поставки в республику будут идти через Украину. Если отношения Киева и Москвы обострятся (а такое происходит постоянно), украинская сторона, действуя на российский манер, может ужесточить процедуру прохождения через границу российских товаров. Россия в таком случае потеряет не только деньги, но и может уронить лицо в глазах мирового сообщества. Государство, которое претендует на роль регионального лидера, окажется в ситуации, когда оно не в состоянии содержать «маленькую, но гордую республику».

Во-вторых, такие конфликты нанесут чувствительный удар по имиджу Владимира Путина как «собирателя земель», с таким трудом созданному стараниями российских телевизионщиков.

В-третьих, российское руководство совершило фундаментальную ошибку: ему пока не удалось «вырастить» в Приднестровье генерацию политиков, которые реально, а не на словах, ориентированы на Россию. Кроме этого сами россияне не до конца понимают, зачем им Приднестровье, которое ничего кроме проблем не приносит. Геостратегический плацдарм? Да нет — особенно в свете того, как Украина недавно заблокировала переброску в Приднестровье российских военных вертолетов.

Теоретически у Киева больше возможностей укрепить свое влияние в непризнанной республике. И дело не только в наличии сухопутной границы, но и в том, что в 1918-1923 годах регион был частью Украины, а с 1924 по 1940 годы входил в ее состав как автономная молдавская республика. Ее первой столицей был город Балта ( в настоящее время — районный центр Одесской области).

Меняем Крым на Приднестровье?

На некоторых информационных ресурсах пророссийской направленности одно время активно обсуждали вопрос присоединения ПМР к Украине, но с одним условием: Киев обязуется вернуть «исконный» Крым России.

Даже местные политические романтики, которые еще мечтают о присоединении полуострова к РФ (таковых с каждым годом все меньше), вынужденны признать: без Украины Крым останется без многих ресурсов. Особенно важна для степного Крыма вода из Днепра, необходимая для нормальной работы сельского хозяйства, не говоря уже об энергоносителях.

Сухопутной границы между Крымом и РФ нет. Печально известный транспортный переход из Керчи на территорию России «строят» уже более полутора десятков лет. Последний раз о нем громко заговорили после президентских выборов 2010 года, но тема быстро сошла на нет. Основные ресурсы автономия получает с материковой Украины — перекопский перешеек подобно пуповине соединяет полуостров с остальными областями страны.

Конечно, из Крыма Россия будет «уходить» очень долго. Этому же способствуют и подписанные Харьковские соглашения, денонсация которых даже в одностороннем порядке со стороны Украины вряд ли побудит Кремль оставить Севастополь.

Так что вполне вероятно, что Москве придется стерпеть, если Брюссель и Киев возьмут инициативу по решение приднестровской проблемы в свои руки. Руководство РФ может действовать только экономическими методами, но за время «таможенной войны» у украинской стороны выработался своего рода иммунитет к подобным выпадам Москвы.

Скорей всего, после саммита в Вильнюсе под патронатом ЕС будет создана межгосударственная комиссия, которая и определит будущее непризнанной республики, но Россия вряд ли будет играть в ней первую (а тем более — единственную) скрипку.

Inpress.ua

Обсудить