Молдова и Румыния на пути в Европу: «…Европейский Боливар выдохся и двоих ему не вынести…?».

И хотя сегодня внутриполитические дела самой Молдовы далеки от совершенства, страна в выборе союзников должна полагаться на более достойных и могущественных партнеров.

«…нашего Дракона может победить только он сам…

теперь подумаем, нужно ли это ему…»

Г.Горин «Убить Дракона».

Первое десятилетие нового века стало для Румынии и Молдовы определяющим временем транзита в европейское политическое и социально-экономическое пространство. Процесс идет медленно. Затяжная осада неприступных доселе евроинтеграционных бастионов ведется с завидным упорством, но Брюссель не сдается. Осаждающим не хватает мастерства. Их планы и намерения часто расходятся с реальными делами, а некоторые неожиданные эквилибристические пируэты в политике просто пугают европейцев.

А начиналось все как волшебная сказка, как былинный, героический эпос. В новогоднюю ночь 2007 г. Румыния вступила в ЕС. Спустя два года, Молдова породила апрельскую «кирпичную революцию», которая положила конец девятилетней политической гегемонии коммунистов. Лаур-Балаур был низвержен. К власти пришла демократическая коалиция с красноречивым названием: «Альянс за европейскую интеграцию». И теперь, казалось, ничто уже не помешает открыть новые содержательные страницы великой «истории успеха» на европейском направлении.

Но отгремели помпезные новогодние салюты, остыли угли сожженной в Кишиневе администрации президента. Праздник завершился, и наступили суровые будни европейской интеграции. Ожидания были велики, планы громадны и величественны. Румыния обещала Молдове протекцию, адвокатские и посреднические услуги на пути в ЕС. В бой были брошены лучшие идеологические ресурсы.

«Румыния и румыны – единственная страна, единственный народ, оставшийся в Европе разделенным после воссоединения Германии... Румыния все еще остается разделенной на две страны, и их объединение произойдет внутри Европейского Союза и никак иначе». Экспансионистские планы воссоздания Великой Румынии под крылом ЕС становятся основным лейтмотивом восточной политики Бухареста. Песенные мотивы о том, что очень скоро «румынские батальоны весело перейдут Прут» под знаменами евроинтеграции, постепенно обретают черты реальности.

Есть у евроинтеграции начало, но не всегда, и не для всех у нее может быть конец. Потребительские настроения, ожидания манны небесной, которая снизойдет в результате вхождения в ЕС, настораживали. Путь к сердцу Европы не лежит в единственном стремлении, как можно скорее подсоединиться к ее желудку. А стремление Бухареста к экспансии под маской сомнительного заступничества едва ли могло прибавить РМ дивиденды на европейском направлении.

Адвокатом Молдовы в Европейском Союзе не может быть государство, неполноправный (пока еще) член ЕС, страна, которую там не очень любят, относятся к ней с подозрением, а в отдельных случаях и с откровенным пренебрежением (что не очень-то хорошо характеризует и самих европейцев).

ЕС постоянно блокирует вступление Румынии в Шенгенскую зону. Европейцы страшатся увеличения реципиентов на получение социальных пособий. Бюджет трещит по швам от непомерных социальных расходов. «…Европейский Боливар выдохся и двоих ему не вынести…». Перспективы появления многих неофитов с ложкой, на немногих работающих с сошкой, не устраивают, прежде всего, Германию, Австрию, Нидерланды и Финляндию. В 2013 году эти страны воспрепятствовали вхождению Румынии в Шенген (ранее решение этого вопроса блокировали только Нидерланды).

Последние годы бурных и порой весьма болезненных социально-экономических колебаний в Европе, внутриполитические проблемы в самой Румынии значительно расширили скептический антирумынский фронт в ЕС. Премьер-министр Виктор Понта назвал эту ситуацию унизительной. Департамент, курировавший интеграцию страны в Шенгенское пространство, расформирован. На евроинтеграцию потрачены значительные средства (около 996 миллионов евро), а очередной отказ выглядел как издевательство. Но у стран ЕС на этот счет было другое мнение.

Европе не нравилось то, как затягиваются в Румынии расследования коррупционных дел, касающихся представителей румынской элиты. И сегодня Бухарест пытается стремительно исправить ситуацию. Так, в мае 2013 г. за мошенничество при осуществлении земельных сделок с Министерством обороны к 3 годам лишения свободы приговорен румынский олигарх, владелец футбольного клуба «Стяуа» Джиджи Бекали. Его сообщники: экс-министр обороны Виктор Бабюк и экс-начальник генерального штаба генерал Думитру Чофлинэ получили 2 и 3 года соответственно. Другой генерал - бывший руководитель управления военной разведки Румынии, Франчиск Радич сейчас находится под следствием. Он проходит по делу преступной группировки, которая занималась угоном автомобилей класса «люкс». Сегодня Румыния активно борется с коррупцией и организованной преступностью, только масштабы этой борьбы пока не впечатляют Европу. Возможно, наказания не вполне адекватны совершенным преступлениям.

Европейский Союз недоволен действиями Румынии по раздаче румынских паспортов в Молдове. Идея о судьбе двух разделенных народов в сознании европейских чиновников не стыкуется с практикой выдачи документов, что называется, из подполы ЕС. Этот партизанский путь ползучей евроинтеграции несколько противоречит установкам Брюсселя, что в конце концов не способствует и имиджу Молдовы.

Настораживают Европу (особенно юго-восточную ее часть) также и последние панрумынские законодательные инициативы. В частности это касается недавнего решения парламента страны об объявлении всех романских народов Балкан, а также Турции, Молдавии и Украины «румынами». Так, в результате нескольких парламентских упражнений появилась «новая историческая общность – румынский народ» - идеологическая калька не самых лучших образцов советской пропаганды. В 1961 г., выступая на XXII съезде КПСС, Н. С. Хрущёв провозгласил, что: «…в СССР сложилась новая историческая общность людей различных национальностей — советский народ». В румынском же случае речь идет, в какой-то мере, о родственных народах. Однако, национальные, интернациональные мотивы – суть вариации на заданную имперскую тему.

В Румынии также продолжается притеснение венгероязычного населения Трансильвании. Секеи постоянно жалуются на давление со стороны официального Бухареста, в том числе, и по языковому вопросу. Этот факт вопиюще противоречит европейским ценностям.

С другой стороны совсем недавно французский депутат, представитель «Союза за народное движение», Пьер Лелуш в ходе парламентских дискуссий выступил с заявлением о необходимости пресечь распространение Румынией нищеты по европейскому континенту. Французский парламентарий отметил, что "….Румыния - это бессовестное государство, которое транжирит европейские деньги на политику по вовлечению цыган в общество, продолжая экспортировать этих несчастных во Францию…".

Не лучшим образом обстоят дела и в экономике. Румынские банки лидируют в Европе по уровню невозвратных кредитов. По оценке экономического издания Ziarul Financiar, ситуация в банковской сфере Румынии напоминает кризисную Грецию и Ирландию. А в марте текущего года представители МВФ в ходе рабочего визита в Бухарест заявили, «… что правительству Румынии нельзя верить…, …Румыния постоянно обманывала, что проведет необходимую реструктуризацию, повысит эффективность, но не сделала ничего …».

Нерешенность многих социально-политических и экономических проблем не позволяет Румынии быть эффективным проводником интересов Молдовы на пути европейской интеграции. А в некоторых аспектах такое заступничество (по форме, а по сути экспансия) может ухудшить и без того сложную ситуацию. «…Худшие враги - именно твои друзья», устилающие благими намерениями дорогу в очень далеком от Европы направлении. И 40 лет хождений под патронатом Бухареста по пустыням псевдоевропейской интеграции могут оказаться не пределом для молдавского общества.

И хотя сегодня внутриполитические дела самой Молдовы далеки от совершенства, страна в выборе союзников должна полагаться на более достойных и могущественных партнеров.

Кто они и что делать? Подождать, оставить все как есть? Бежать тайком в Брюссель, в Евразию, мигрировать, забыться? Продолжать смотреть европейские сны, сквозь треснувшие, блеклые, но все еще розовые очки, выхолощенной бюрократами европропаганды или попробовать измениться. А для начала может стоит попросту осмотреться. Судя по всему, Лаур-Балаур продолжает благополучно здравствовать. Он одет совсем в другие одежды и находится совсем не в том месте, где его настойчиво искали «апрельские герои» в 2009 году.

Обсудить