Промышленность Молдовы: декларируемый и фактический векторы развития

К сожалению, практика разработок всевозможных концепций и стратегий в Молдове, как правило, реализуется в форме очередной информационной компании, имеющей цель «лишь бы прокукарекать – а там хоть трава не расти». Именно поэтому о них забывали сразу же после бравурного утверждения.

Если начать просматривать официальные документы органов власти, определяющие, как значимость промышленности, прежде всего, для экономического потенциала, так и перспективы её развития, то в соответствующих стратегиях и концепциях низменно заявляется о безусловной приоритетности для нашего государства фактора индустриализации. Вот и последняя Концепция кластерного развития промышленного сектора Республики Молдова, утвержденная Постановлением Правительства № 614 от 20 августа 2013 г., в очередной раз провозглашает, что «необходимо изменение парадигмы развития экономики Республики Молдова, как главного направления обеспечения экономического роста и сокращения уровня бедности в стране…, замены инерционной модели роста, основанной на потреблении денежных средств, поступающих из-за границы в виде переводов от физических лиц, на динамичную модель, основанную на привлечении инвестиций, а также на развитии видов промышленности, производящих товары и услуги экспортного назначения». А далее ещё более категорично: «Правительство в целях осуществления радикальных изменений экономической ситуации определило новую парадигму развития экономики – индустриализацию в качестве основного направления экономического роста страны».

В этой же концепции формулируется: «Кластерэто объединение взаимосвязанных, расположенных в географической близости предприятий, как правило, принадлежащих одному или нескольким смежным секторам, а также научно–исследовательских институтов, университетов и других организаций, деятельность которых сконцентрирована на инновациях, а их кооперация позволяет повысить конкурентные преимущества предприятий».

Одна незадача, финансирование науки в процентном отношении к ВВП в последние четыре года у нас стремительно сокращается: с 0,62% в 2008 году до почти половины от этого уровня в 2013. В тоже время, в ведущих странах мира, где названные кластеры в последние годы активно развиваются, доля ВВП на финансирование науки и инноваций приближается к 3%, половину из которых ассигнует предпринимательский класс. А если учесть, что ВВП на одного жителя в Молдове, как минимум на порядок ниже, то наше финансирование уже свыше, чем в сто и более раз скромнее тех государств, практическим опытом которых нам, по сути, голословно предлагается воспользоваться.

Как шагреневая кожа ужимается и количество работников занятых в сфере науки: в 2008 году числилось 5315 человек, из которых непосредственно занимающихся научными исследованиями – 3471, остальные – это технический и вспомогательный персонал, а в 2012 уже только 5121 и 3338 сотрудников соответственно. При этом в областях: техника и сельское хозяйство, всего-то 968 исследователей.

Показателен и возрастной состав молдавских учёных: 65 лет и старше – 18,6% или почти каждый пятый, а 55-64 года – 21,8%.

Таким образом, национальные научные организации и ВУЗы, с трудом выживая, если что-то сегодня и выдают на гора, то это такой мизер, который ни в коей мере уже не способен реально «повысить конкурентные преимущества предприятий».

Таким образом, обществу в качестве нормотворческого чтива вбрасываются очередные, этакие фантазии Фарятьева, значимость которых в своей познавательности где-то приближается к ценности учебных пособий, которых множество в библиотеках наших ВУЗов.

В целом, за все годы независимости для Республики Молдова характерной особенностью стало не только сокращение на одну треть ВВП. Ещё более стремительно и спонтанно, несмотря на все помпезно принятые стратегии и концепции, падали объёмы производства промышленной продукции: 46,1% к уровню 1990 года. В двухтысячных годах начался некоторый подъём, но это оживление, как мы видим, всё же носило фрагментарный и неустойчивый характер.

Диаграмма

Индексы объёмов промышленного производства к 1990 году

(в процентах)

Но даже не этот обвал столь удручающ. В производственных процессах вдвое опережающими темпами стремительно теряется не только наукоёмкая продукция, а даже собственные заурядные конструкторские и технологические разработки; предприятия, практически, повсеместно и в массовых масштабах переходят на изготовление изделий по документации иностранных заказчиков, включая и по, так называемым, отвёрточным технологиям. Как следствие, вновь создаваемая стоимость, именуемая валовой добавленной стоимостью, в этом секторе упала в 3,7раза!

К сожалению, прошедший 2012 год был не типичным для национальной экономики: мировой кризис и сильнейшая засуха. Именно поэтому далее рассмотрим ряд показателей деятельности промышленных предприятий страны и за 2011 год. Кроме этого из приводимого анализа исключим энергетическую отрасль и водоснабжение ввиду того, что здесь ситуация в каждом отдельном предприятии кардинально различна: от неимоверных убытков до высокодоходной деятельности, например: теплоснабжение и дистрибуция электроэнергии. «Средняя температура по больнице» это как раз наш случай, и поэтому проблемы энергетики требуют отдельного и особого рассмотрения. Но, в тоже время, выделим производство пищевых продуктов, напитков и изделий из табака, в которых в значительной мере пока сохранились, как интеллектуальная составляющая, так и основное сырьё, выращиваемое отечественными сельхозпроизводителями.

Таблица 1

Основные показатели промышленности за 2011 и 2012 годы

(млн. леев)

Обрабатывающая и горнодобывающая промышленность

Производство пищевых продуктов, напитков и изделий из табака

Производство вин (142 предприятия)

2011 г.

2012 г.

2011 г.

2012 г.

2011 г.

2012 г.

А

1

2

3

4

5

6

Чистые продажи

32510,3

33863,9

15343,9

16626,7

2335,6

2676,6

Чистая прибыль

2209,9

395,6

872,8

75,2

262,0

-0,6

Прибыль прошлых лет

5958,0

5106,9

2524,4

2351,1

574,0

534,8

Собственный капитал

30271,1

30249,9

9461,2

9751,9

2784,3

2761,5

Рентабель. чист. продаж, %%

6,8

1,2

5,7

0,5

11,2

0,0

Рентаб. собств. капитала, %%

7,3

1,3

9,2

0,8

9,4

0,0

Долгосрочные обязательства

8773,9

10268,4

4445,3

5219,8

1978,6

2283,5

Краткосрочные обязательства

2128,8

2170,7

7382,5

8529,6

2145,2

2190,1

Всего обязательств

10902,7

12439,1

11827,8

13749,4

4123,8

4473,6

Товарно-материальные запасы

10803,3

11478,3

3010,7

6528,2

2034,7

2205,2

Долгосрочн. материал. активы

43835,7

45414,5

18529,4

18963,2

9365,9

9127,9

Износ этих активов

15854,8

16248,2

9984,0

9876,2

6559,8

6251,7

% износа долгоср. мат. активов

36,2

35,8

53,9

52,1

70,0

68,5

Нелицеприятно признавать, но абсолютное большинство приведенных здесь данных не внушают оптимизма. В частности, основным показателем, отражающим уровень эффективности ведения бизнеса, всё же является рентабельность собственного капитала, минимально допустимый уровень которой с учётом потенциальных молдавских рисков, как правило, в бизнес-планах закладывается на уровне не ниже 20-22%. В промышленности же даже в относительно благоприятный 2011 год она составила всего-то 7,3% или ниже ставок нынешних банковских депозитов.

Зачем же тогда промышленники по-прежнему ломают себе голову – риторический вопрос?

То ли дело в торговле, где рентабельность собственного капитала в 2011 составляла 25,5%, а в прошедшем году – 5,9%? При этом следует учитывать, что при продаже товаров работать с использованием всевозможных серых схем здесь в разы проще!

Вот молдавский ритейл и процветает. За счёт мощного притока денег от гастарбайтеров его подпитывает быстро растущий потребительский спрос, а также безудержный разгул контрабанды, тогда как, в то же время, промышленность перебивается «с хлеба на воду». Поэтому, если в данном секторе экономики всё ещё и вкладываются инвестиции и пока массово не закрываются производства, то это скорее не благодаря, а вопреки…

А теперь рассмотрим производство пищевых продуктов, напитков и изделий из табака. Здесь износ основных фондов превысил 50%, а суммарные долги достигли 83% от годового объёма чистых продаж.

Но не все подотрасли в столь угрожающем состоянии. Особенно сложная ситуация в винодельческом комплексе, которая во многом является наследием винного эмбарго 2006 года, неожиданно объявленного ещё тогда Россией. Здесь долгосрочные и краткосрочные обязательства в прошедшем году превысили объёмы чистых продаж уже в 1,7 раза. То есть, чтобы рассчитаться за эти долги, необходимо почти на два года заморозить заработную плату, не выплачивать проценты по взятым кредитам, не рассчитываться за виноград и другие ресурсы, забыть о техническом перевооружении при изношенности основных фондов, достигшей угрожающего уровня в 68,5%,. Как следствие, на протяжении уже целого ряда лет над многими винодельческими предприятиями завис дамоклов меч банкротства.

Помимо перечисленных напастей, во многом проблемы предприятий, перерабатывающих сельскохозяйственное сырьё, обостряются и из-за опережающих темпов роста цен реализации на продукцию растениеводства.

Таблица 2

Индексы цен реализации сельскохозяйственной продукции, произведенной

сельскохозяйственными предприятиями и крестьянскими хозяйствами с площадью угодий более 50 га

(в процентах к 2008 году)

2009 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

Продукция сельского хозяйства

81,5

116,5

128,1

150,8

Продукция растениеводства

80,6

127,2

143,1

170,4

Зерновые и зернобобовые

69,6

117,8

141,1

171,3

из них: пшеница

65,8

112,9

134,3

166,1

кукуруза

91,5

128,4

147,5

178,2

Подсолнечник

94,2

178,4

179,1

248,3

Сахарная свекла

109,9

135,5

163,3

177,8

Табак

122,1

129,2

131,8

136,8

Картофель

95,1

113,2

121,8

64,3

Овощи

88,8

113

117,6

123,1

из них: томаты

77,6

127,1

112

139,8

Фрукты и ягоды

86,3

135,7

160,9

139,5

Виноград

71,6

131

131,1

173,2

Продукция животноводства

84,4

88,4

88,4

99,9

Животные и птица (в живом весе)

87,7

91,1

88

99,7

из них:

говядина

102,8

87,9

114,7

123,4

свинина

93,1

92,1

80,8

97,1

птица

84,6

91,7

92,9

101,4

Молоко

86

96,8

112,2

117,6

Яйца

72,7

77,3

88,3

101

Шерсть (в физическом весе)

128,2

145,3

119,5

153,1

Конечно, мировая экономика живёт по другим правилам, и поэтому динамика цен импорта совсем иная. Увеличивающийся разрыв в ценах на местную и зарубежную продукцию, в конечном итоге, является следствием не только сложившегося технологического отставания, а, прежде всего, доминирующего в Молдове целого ряда негативных факторов. То, что цены национальных производителей по абсолютно большинству видов продукции растут недопустимо высокими темпами, во многом предопределено, с одной стороны, действительно, примитивными технологиями организации производства, а с другой:

незначительным субсидированием в 12-17 раз меньшим, чем в странах ЕС, и не только в них;

запредельной монополизацией рынков товаров и услуг, диктующей сверхвысокие цены на потребляемые ресурсы;

недопустимо высокой коррупцией;

спонтанной и во многом алогичной налоговой и таможенной политикой, каждый год принимаемой поспешно, без детального обсуждения, и поэтому с большим количеством деструктивных элементов;

разрушенной до предела транспортной инфраструктурой;

монопольно дорогими и неэффективно используемыми энергетическими ресурсами;

примитивизмом и даже, скорее, повсеместным отсутствием современной инфраструктуры по заготовке, хранению и реализации сельскохозяйственной продукции т.д.

В то же время, относительная стабильность цен на продукцию животноводства пока сдерживается, с одной стороны, существенно более низкими ценами импорта, а с другой – безысходностью сельских жителей, производящих молоко и мясо на личных подворьях и жаждущих получить для собственного выживания хоть какие-то деньги за свой патриархальный труд.

Разумеется, перерабатывающая промышленность не в состоянии такими же темпами, как сельхозпроизводители, наращивать и свои цены реализации. Более умеренные темпы роста цен промышленной продукции диктуются, с одной стороны, всё нарастающей конкурентной борьбой с импортом, а с другой – тем, что национальные производители всё чаще и в больших объёмах стали использовать импортируемое сырье. А это, в свою очередь, делает отечественную продукцию не конкурентоспособной не только на внешних, но и на внутреннем рынке.

Таблица 3

Индексы стоимости импортируемого товаров

(в процентах к 2008 году)

2009

2010

2011

2012

Всего

89,0

91,7

100,8

99,8

Живые животные; продукты животного происхождения

92,0

104

114,4

112,1

Продукты растительного происхождения

94,0

97,8

106,6

104,4

Жиры и масла животного или растительного происхождения и продукты их расщепления; готовые пищевые жиры; воски животного или растительного происхождения

77,0

83,2

101,5

92,3

Готовые пищевые продукты; алкогольные и безалкогольные напитки и уксус; табак и его заменители

96,0

95,0

99,8

100,8

Но есть ещё одна угроза для национальных производителей, так как особое место в экспансии и переделе рынков сбыта начинают занимать быстро нарастающие процессы формирования, практически, во всех секторах мировой экономики транснациональных корпораций. И они уже подминают всё и вся под себя.

В этой связи в качестве примера приведём общеизвестных и безусловных гигантов, доминирующих на рынке алкогольных напитков. И они сформировались всего-то за последние одно-два десятилетия. Сегодня они стали не только ведущими игроками, но и, по сути, законодателями формирования мировой политики, как в сферах производства, реализации, так и потребления не только алкоголя, но и целого ряда других, прежде всего, элитарных видов продукции.

Diageo plc британская компания, крупнейший мировой производитель алкогольных напитков класса премиум. Штаб-квартира – в Лондоне. Основные торговые марки компании: виски Johnnie Walker, J&B, White Horse и Crown Royal, водка Smirnoff, ликёр Baileys, ром Captain Morgan, джин Gordon's, пиво Guinness.

8 из 20 самых продаваемых алкогольных брендов в мире принадлежат Diageo. Общая численность персонала – более 25 тыс. человек. Чистая выручка – 9,94 млрд. фунтов за 2011 финансовый год.

Pernod Ricard – французская компания. Штаб-квартира – в Париже, занимает второе место в списке крупнейших алкогольных компаний мира. Основные марки – виски Chivas Regal, Jameson, Ballantine's, ром Havana Club, джин Beefeater, текила Olmeca, водка Absolut, коньяк Martell, ликёр Malibu, шампанские Mumm и Perrier Jouet, пачаран Зоко и др. Помимо этого, компания известна как производитель пастиса.

Pernod Ricard также владеет Ереванским коньячным заводом (армянский коньяк «АрАрАт») и Грузинской компанией вин и алкогольных напитков – GWS (марки «Тамада» и «Старый Тбилиси»). Численность персонала – 19,3 тыс. человек. В 2009/10 финансовом году чистая прибыль компании – €951 млн. евро, выручка – €7,1 млрд.

Но приведенные факты монополизации производства и реализации алкоголя это лишь первый этап глобализации. Его уверенно перешагнула LVMH – (полное наименование LVMH Moët Hennessy – Louis Vuitton) – французская компания, известный производитель уже и предметов роскоши. Штаб-квартира – в Париже.

В неё входят более полусотни всемирно известных производителей и марки, в частности, такие как:

Champagne Moët & Chandon, Dom Pérignon, Krug, Champagne Mercier, Винодельческий дом Ruinart, S.A. du Château d’Yquem, Jas Hennessy & Co, Glenmorangie PLC, Ardbeg, Belvedere Vodka, Parfums Christian Dior, Guerlain SA, Parfums Givenchy, Kenzo Parfums, Laflachère, Benefit Cosmetics LLC,

Помимо этого эта транснациональная корпорация владеет международными торговыми розничными и сетевыми марками, включающими 2 тыс. магазинов, ей принадлежит и медиагруппа Les Echos.

Общая численность персонала – 77,3 тыс. человек, продажи €20,3 млрд. и чистая прибыль €3,0 млрд. (2010 год).

Пока Молдова во многом не интересна подобным транснациональным гигантам, но всё еще впереди и к подобным поглощениям необходимо готовиться уже сегодня.

А резюме из всего описанного выше будет следующее.

Если мы действительно желаем изменить парадигму развития нашего государства, как до сих пор переписывалось из одного концептуального документа в другой, то национальной промышленности требуются не иллюзорные, а конкретные механизмы поддержки, которые необходимо не только оформить в форме нормативных документов на перспективу, но и дальнейшая практическая реализация намеченных мер. К сожалению, практика разработок всевозможных концепций и стратегий в Молдове, как правило, реализуется в форме очередной информационной компании, имеющей цель «лишь бы прокукарекать – а там хоть трава не расти». Именно поэтому о них забывали сразу же после бравурного утверждения.

Кардинального изменения требуют и нынешние подходы к формированию научного потенциала страны. «Остаточный принцип», благодаря которому уже сегодня можно утверждать, «что пациент хоть и скорее жив, чем мёртв», но практической пользы от него с каждым годом становится всё меньше и меньше с явно выраженным трендом, стремящимся к абсолютному нулю.

Обсудить