Воронин и Народ. Эти параллельные линии не пересекаются

Партия коммунистов Республики Молдова отчаянно пытается вывести народные массы на революцию. Среди всех претензий к действующей власти коммунистические товарищи предъявляют одну – весьма, на наш взгляд, существенную: а именно нежелание власти советоваться с населением страны при принятии наиболее важных решений внутренней и внешней политики.

Претензия действительно справедлива. Народ должен контролировать избранное им руководство, а правители, безусловно, должны руководствоваться его волей. Однако было бы весьма полезно проследить, каким образом сами молдавские коммунисты руководствовались волей народа, особенно в течение 8 лет их пребывания у власти.

Итак, а судьи кто?

К первому президенту Молдовы Мирче Снегуру можно предъявить множество претензий. Их мы предъявляем и не устанем предъявлять в дальнейшем. Однако в один из самых ответственных моментов истории первый президент страны обратился к мнению народа. 6 марта 1994 года, когда значительное число политиков и представителей творческой интеллигенции высказывалось за объединение с Румынией, Мирча Снегур инициировал «Опрос с народом», в ходе которого подавляющее большинство граждан высказалось за сохранение независимого Молдавского государства.

Не был безразличен к мнению собственных граждан и второй президент, Пётр Лучинский. 23 мая 1999 года по его инициативе был проведен консультативный референдум. Его участникам предстояло ответить на вопрос относительно введения президентской формы правления, при которой президент страны отвечал бы за формирование правительства, а также результаты внешней и внутренней политики страны. В референдуме приняли участие 57% избирателей, 54% граждан высказались за президентскую форму правления.

А как же вели себя молдавские коммунисты? В июле 2000 года они наплевали на волю народа и вошли в сговор с фронтистами Рошки, а также с партией Мирчи Снегура, внеся изменения в конституцию. В результате была не только проигнорирована воля народа жить при сильной президентской власти, но народ был лишён права избирать своего президента.

Идя к власти, коммунисты обещали «изучить возможность» вступления Молдовы в союз России и Белоруссии. Народ им поверил и наделил их аж 72 депутатскими мандатами! Как они изучали данный вопрос? Может, провели всенародный опрос или референдум, по примеру Снегура и Лучинского? Провели съезд партии по этому вопросу и решили, что союз России и Белоруссии больше для Молдовы неактуален? Нет, это решил лично Воронин: вступать не будем. Точка. А будь в тот момент другое решение, мы уже находились бы в Таможенном союзе, вместе с Белоруссией и Россией. Увы, шанс, по вине Воронина, был упущен.

Коммунисты перед выборами 2001 года обещали ввести два государственных языка. Вот дословная цитата из предвыборной программы: «Добиться придания русскому языку статуса второго государственного языка Республики Молдова». Потом они от этого отреклись, как и от многих других своих обещаний. Перед тем, как отречься, посоветовались они со своими избирателями в Гагаузии, Бельцах и Тараклии? Нет! Они поверили в то, что площадь, захваченная Юрием Рошкой и его сторонниками – это и есть голос народа.

После прихода к власти в 2001 году Воронин заговорил о европейской интеграции как главной стратегической цели для Молдовы. Перед тем, как избирать этот путь, он советовался с народом? Он каким-то образом опросил народ или хотя бы членов собственной партии? А может быть, в предвыборной программе ПКРМ 2001 года есть хоть слово о евроинтеграции? Нет! Воронин всё решил сам – и за собственную партию, и за весь народ Молдовы.

В 2003 году Воронин сорвал подписание уже парафированного всеми сторонами Меморандума Козака, бездарно упустив исторический шанс объединить страну. Может быть, он это сделал, потому что народ высказался на референдуме против этого меморандума? Нет, референдум проведён не был. Воронин отверг Меморандум по нескольким звонкам из американского и других посольств. Вот с кем в первую очередь решил посоветоваться нынешний лидер «бархатной революции»!

После выборов 2005 года, когда коммунисты потеряли значительную часть избирателей, их спас только союз с Юрием Рошкой и несколькими перебежчиками из блока «Демократическая Молдова». И после этого Воронин демонстративно отвернулся от России. Советовался ли он по этому вопросу с народом, с рядовыми коммунистами?

Спросил ли он мнения народа перед тем, как возрождать вместе с Ющенко и Саакашвили антироссийский блок ГУАМ, деятельность которого он нещадно критиковал в первые годы своего правления? Нет! Воронин это решил самостоятельно, в угоду политической конъюнктуре. Чтобы ещё на 4 года удержаться у власти.

В том же 2005 году усилиями всё тех же Воронина и Рошки был принят «закон об особом правовом статусе восточных районов Республики Молдова». Понятно, что с населением Приднестровья в ходе принятия данного закона никто и не собирался советоваться. Но хотя бы у граждан собственной страны коммунисты спросили, готовы ли они оттолкнуть от себя Приднестровье принятием подобного одиозного закона? И опять – нет!

В 2006 году коммунистическое правительство Молдовы совместно с оранжевым правительством Украины заблокировало приднестровский экспорт и разместило на границах Приднестровья и Украины миссию EUBAM. Этими действиями был грубо растоптан Меморандум 1997 года, под которым стояли подписи президентов России (Борис Ельцин), Украины (Леонид Кучма) и Молдовы (Пётр Лучинский). Этот Меморандум, наделяя Приднестровье правом свободной внешнеэкономической деятельности, содержал положения о строительстве общего государства по оба берега Днестра и являлся основой для последующих переговоров о политическом урегулировании конфликта. Разрывая этот Меморандум и демонстрируя всему миру, что значат для коммунистического руководства Молдовы подписанные страной международные соглашения, Воронин посоветовался с собственным народом? Нет, нет и ещё раз нет!

И наконец, 5 сентября 2010 года у молдавских коммунистов был замечательный шанс на всенародном референдуме, организованном, как ни странно, Альянсом за европейскую интеграцию, высказаться о приемлемой форме правления для Молдовы. На прямых президентских выборах у Воронина были замечательные шансы одержать победу над любым кандидатом от Альянса – хоть над Лупу, хоть над Филатом, не говоря уже о Гимпу. Как коммунисты воспользовались этим шансом? А никак! Они призвали своих сторонников бойкотировать этот референдум – иными словами, отказаться от изъявления своей воли. Даже не проголосовать против – а просто не прийти на участки для голосования!

Сегодня, спустя долгие годы своего пребывания на вершине молдавской политики, коммунисты во главе с их престарелым вождём призывают решать вопросы геополитического выбора Молдовы на референдуме. Мы не против всенародного волеизъявления. Скорее всего, такой референдум действительно был бы необходим. Просто последний человек, который имеет моральное право призывать к его проведению – это лидер ПКРМ Владимир Николаевич Воронин. Все свои шансы обратиться к народу за советом он уже упустил.

Обсудить