Четыре ошибки полковника Путина

Не исключено, что его «большая игра» с Украиной будет двухраундовой: создание проблем для Виктора Януковича в 2015-м на юго-востоке страны и мощный неформализованный пророссийский блок на парламентских выборах 2017 года. Но в любом случае Украина не собирается становиться подарком для Владимира Путина.

Российскому президенту — 61, и он, безусловно, получит многочисленные поздравления. Но ситуация в отношениях с Украиной вряд ли порадует хозяина Кремля. Впрочем, в сложившемся формате отношений Владимир Владимирович виноват сам.

Пиковый интерес

Почти девять лет назад Владимир Путин, стоя на трибуне в Киеве во время парада по случаю 60-й годовщины освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков, отказался от предложенной им Виктором Януковичем конфетки. Разве что искушенные конспирологи могли рассмотреть в этом жесте далекоидущий смысл, ведь Виктора Федоровича в президентской кампании 2004 года Россия поддерживала размашисто и со вкусом.

Надо сказать, что интерес к украинским событиям у выскочившего на политический Олимп России словно черт из табакерки Владимира Путина проявился не сразу. С одной стороны, после избрания президентом в рамках эффективной политической спецоперации бывший полковник КГБ должен был навести порядок в своей стране, с другой — Украиной до конца 2004-го руководил Леонид Кучма, не дававший повода заподозрить себя в антироссийских настроениях. Даже конфликт вокруг острова Коса Тузла осенью 2003 года имел преимущественно внутрироссийскую направленность, был призван позволить набрать рейтинговые очки националистической партии «Родина» во главе с Сергеем Глазьевым (нынешним советником Путина, всячески критикующего стремление Украины двигаться навстречу ЕС) и Дмитрием Рогозиным (сегодня — вице-премьером по вопросам ВПК). Лишь в 2012 году президенты Путин и Янукович договорились о демаркации Азовского моря и сняли проблему с повестки дня двусторонних отношений.

С агрессивной манерой ведения политических действий Владимиром Путиным украинские политики впервые столкнулись еще в 2002 году, когда Россия, Германия и Украина начали обсуждать перспективы создания газотранспортного консорциума с использованием украинской ГТС. Юлия Тимошенко, тогда возглавлявшая немногочисленную фракцию БЮТ, умело использовала рейтинговый потенциал Виктора Ющенко и «Нашей Украины» для торпедирования идеи создания консорциума. Предлог был железобетонным: наличие у оппозиционеров подозрений о готовности украинского руководства сдать национальные интересы. Это стоит запомнить, что и сделал Владимир Путин, для которого наращивание влияния «Газпрома» на положение дел в Европе было вопросом принципиальным, делом государственной важности.

Ошибка с выбором

Оранжевая революция изрядно напугала Владимира Владимировича. Дело не в поражении Виктора Януковича, на которого делала ставку Москва, а в опасном прецеденте: в самом близком государстве постсоветского пространства была сломана предсказуемость в деле передачи власти. Поэтому быстро были созданы «Наши» и «Идущие вместе», а концепция «суверенной демократии» оказалась востребованной в противостоянии с мнимой «оранжевой» угрозой. Поэтому многие аналитики отметили недавнее возвращение в команду Путина «суверенно-демократического» Владислава Суркова. Напрасно Виктор Ющенко свой первый визит в качестве президента совершил в Москву: Путин не собирался оценивать этот жест доброй воли.

Выстроенная в России вертикаль власти работала против Украины четко и слаженно, улавливая пожелания российского президента. Не успел Путин выказать уверенность, что нашей стране по силам покупать газ по рыночным ценам, как прошла первая российско-украинская газовая война. Вина на ней лежит и на Ющенко — Тимошенко, решивших пересмотреть условия поставок «голубого золота». В Киеве подставились, а в Москве успешно воспользовались не столько в экономическом плане, сколько для демонстрации западным государствам ненадежности Украины как партнера.

Эта тема, пожалуй, была наиболее принципиальной для Путина во время президентства Ющенко, который воспринимался в Кремле как идеологический оппонент. Большего негатива удостоился только Михаил Саакашвили. Владимира Владимировича бесило расширение НАТО и ЕС на восток, и недопущение участия Украины в этом процессе он посчитал своей первоочередной задачей. Внутри страны на нее работали демарши «регионалов», референдум, предложенный СДПУ(о) и пассивность Ющенко, усугубленная перманентными разборками внутри украинской власти. Локальная победа Владимира Путина была предопределена, и на саммите НАТО в Бухаресте весной 2008 года не только прокатили Украину и Грузию мимо перспектив членства в Альянсе — там российский президент убеждал своего американского коллегу Джорджа Буша-младшего в том, что Украина — failed state, несостоявшееся государство.

Отличительная черта Путина — его склонность без малейших сантиментов высказываться в формате «как бог на душу положит» в отношении других государств. Украина — один из любимых объектов «национального лидера», который с 2008 по 2012 годы играл в тандемократию с Дмитрием Медведевым на посту премьера. Пренебрежительная тональность заявлений и выходок Путина в отношении Украины не зависит от его должности и фактора украинского руководства. Во времена президентства Ющенко он заявил, что Украина 15 лет не замечала российских дотаций, а в прошлом году заставил Виктора Януковича ждать несколько часов — встреча с байкерами в их крымском лагере оказалась важнее переговоров двух президентов. Но апогеем путинской внешнеполитической беспардонности стало пришедшееся уже на президентство Виктора Януковича заявление о том, что Россия победила бы в Великой Отечественной войне и без помощи Украины.

Юлианский вираж

Как получилось, что политик, в апреле 2007-го на страницах Foreign Affairs предлагавший «сдержать Россию», оказался в тесных политических объятиях национального лидера РФ буквально через полтора года? Думаю, точный ответ на вопрос знает сама Юлия Тимошенко. Известно, что после избрания премьером в декабре 2007-го Юлия Владимировна начала зондировать почву относительно сближения с российским коллегой. Проводником премьера по закоулкам Кремля стал кум Путина Виктор Медведчук, влияние которого при Ющенко уменьшилось до роли юридического советника на переговорах Тимошенко и Януковича. Апофеозом геополитического романа стало подписание газовых соглашений в январе 2009 года, которые позитивно оценивают Владимир Путин и Ангела Меркель, а Печерский суд оценил в семь лет лишения свободы для лидера «Батькивщины». Подписанию документа при участии специально прилетевшей в Москву Тимошенко предшествовала трехнедельная «газовая война», едва не заморозившая пол-Европы.

Россия вынесла уроки из допущенных в ходе президентской кампании 2004 года ошибок, и в ходе следующей схватки за высший государственный пост в Украине действовала более аккуратно. Янукович не получил масштабной помощи, зато светлый образ тогдашнего премьер-министра Украины продвигался в российских СМИ весьма интенсивно. Были и приятные «мелочи», как отказ в апреле 2009 года от штрафных санкций против «Нефтегаза Украины». Не помогло. Но Россия своих не бросает, поэтому Путин даже выступил единым фронтом с нелюбимыми им западными лидерами после вынесения приговора Тимошенко. Информацией о передачах от «друга Владимира» для самой высокопоставленной украинской заключенной Государственная пенитенциарная служба не делится.

Потеря Януковича

Падение степени влияния на украинского президента, пришедшего к власти с весьма пророссийской программой, — пожалуй, крупнейший прокол в политической карьере Владимира Владимировича. Похоже, он перегнул палку в своем стремлении превратить Януковича в послушного и легко управляемого вассала Кремля. Как оказалось, ни сам Виктор Федорович, ни представители крупного бизнеса, на которых он опирается, не заинтересованы в полном подчинении интересам России. Российским пропагандистам только и остается, что обвинять недавнего союзника в «мазепинстве».

Заметная истеричность в действиях Кремля, вызванная приближающимся подписанием Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, вероятно, заставит Владимира Путина действовать более энергично. У него осталось не много времени, чтобы переломить ситуацию, да и союзники внутри Украины не блещут эффективностью. К сожалению для Владимира Владимировича, пока он не демонстрировал способности эффективно действовать в условиях цейтнота. Поэтому не исключено, что его «большая игра» с Украиной будет двухраундовой: создание проблем для Виктора Януковича в 2015-м на юго-востоке страны и мощный неформализованный пророссийский блок на парламентских выборах 2017 года. Но в любом случае Украина не собирается становиться подарком для Владимира Путина.

Inpress.ua

Обсудить