Хроническая грантозависимость

По данным министерства финансов, за семь месяцев этого года Республика Молдова получила $53,7 млн в виде кредитов и $48,8 млн в виде грантов.

Как подсчитали эксперты независимого аналитического центра Expert-Grup, на каждого жителя республики в среднем пришлось по 30 евро внешней помощи, полученной за последние три года. Для примера: за тот же период Россия получила в среднем один евро на душу населения, а Украина – пять евро.

Грузите валюту бочками

Ежегодно РМ получает миллионы долларов и евро от международных финансовых организаций и стран-доноров. Наиболее крупные финансовые потоки поступают в страну из трех источников: Евросоюза, Всемирного банка и США. Либо в виде кредитов (платежей, создающих долги), либо грантов (платежей, не создающих долги).

Кредиты развивающимся странам (по классификации Всемирного банка это, как правило, государства, чей валовой национальный доход на душу населения не превышает $3975, а у РМ по состоянию на 2012 год он составлял $2070) обычно предоставляются по низким процентным ставкам, а то и вовсе под нулевой процент. Так было, например, после засухи 2007 года – тогда Всемирный банк предоставил РМ $10 млн на 40 лет под нулевой процент. После засухи 2012 года ВБ опять одолжил Молдове $10 млн для срочной поддержки сельского хозяйства, но уже на 25 лет с 5-летней отсрочкой платежей под 1,25% годовых с оплатой за обслуживание в 0,75%.

По данным Государственной канцелярии (именно она регистрирует все проекты/программы технической помощи в специальном регистре учета) абсолютным лидером среди помогающих Молдове доноров является Евросоюз со всеми его финансовыми институтами, включая ЕБРР и ЕИБ. Причем, после прихода к власти лояльно настроенного к Брюсселю “Альянса за евроинтеграцию” денежные вливания в Молдову со стороны Еврокомиссии существенно возросли. Премьер-министр Юрий Лянкэ сам признал, что с 2009 года Евросоюз удвоил объем финансирования республики.

Если в 2006 году финансовая помощь, предоставленная ЕС, составила всего 25 млн евро, в 2007-2010 гг. речь шла где-то о 254 млн, то за последние три года она уже перевалила за 600 млн евро.

На сегодняшний день на средства Евросоюза в РМ осуществляется 86 проектов с общим бюджетом в 271 млн евро. Например, 60 млн евро ЕС выделил Молдове на реформу юстиции: эти деньги будут поступать в страну в течение трех лет (2013-2016 гг.) в виде основной суммы и добавочной – в случае успешного проведения реформы по принципу “больше за большее”. 30 млн евро от Евросоюза правительство рассчитывает получить в виде технической помощи на выполнение предварительных условий подписания Соглашения об ассоциации. На строительство газопровода Унгены-Яссы ЕС предоставил грант в 7 млн евро, правда, доля молдавской стороны в нем составляет только 3 млн. Еще 2 млн евро в виде гранта выделены Евросоюзом на реставрацию Сорокской крепости.

В рейтинге 10 самых дорогостоящих проектов, запущенных в Молдове в 2012 году при финансовой поддержке доноров, Евросоюз и его подразделения занимают четыре позиции. Первую строчку в этом рейтинге, к примеру, занимает проект “Реабилитация электрических сетей ГП “Молдэлектрика” общей стоимостью в 40,3 млн евро. Для восстановления электросетей и подготовки сектора к присоединению к Европейской сети системных операторов передачи электроэнергии, Евросоюз выделил Молдове грант в 8 млн евро, остальные средства в виде концессионного кредита предоставлены ЕБРР и ЕИБ.

На реабилитацию кишиневских дорог (проект рассчитан до 2016 года) Евросоюз и его банковские подразделения выделят 22 млн евро – тоже в виде гранта и концессионных кредитов. На поддержку мер по укреплению доверия (урегулирование приднестровского конфликта) в страну поступит грант в 10,6 млн евро. Это тот самый проект “Шахматы объединяют”, который вызвал множество шуток. В Приднестровье его назвали “красивым распилом”: 10 млн на шахматные доски для двадцати школ - слишком запредельно. Эту сумму можно было бы потратить и на что-то более актуальное. Еще 5 млн евро ЕС предоставит Молдове на программу поддержки профессиональной подготовки в сфере образования.

Агрессивное “грантоедство”

По логике вещей, такая массированная помощь из-за рубежа должна была привести к экономическому росту и повышению жизненного уровня населения. Тем более что конечной целью программ международных финансовых организаций является именно оздоровление экономики. Но эффект почему-то оказался прямо противоположным. На вопрос “почему?” в глобальном масштабе пару лет назад ответили сами ученые-экономисты из Всемирного банка.

Изучив полученные данные об использовании кредитов, специалисты ВБ пришли к удивившему их выводу: увеличение кредитов, оказывается, вызывает рост государственных доходов, в то время как увеличение грантов приводит к снижению доходов. Все до безобразия просто: иностранная помощь вызывает у развивающихся стран зависимость. Постоянное финансирование программ в целях развития (сокращение бедности, проекты по улучшению благосостояния и т.п.) ведут к потере стимула: зачем правительствам этих стран искать пути развития данных сфер, если заграница итак поможет? Как как-то заметил политический аналитик Игорь Боцан, “молдавские власти слишком обласканы, слишком избалованы всеобъемлющей поддержкой европейцев, поэтому у них нет мотивации”.

Кроме того, международная помощь стимулирует рост коррупции в развивающихся странах. Гранты и кредиты, как магнит притягивают чиновников. Особенно безвозмездная помощь, которую не нужно возвращать. Это развязывает бюрократии руки. В результате расхищение средств идет на всех уровнях – от верхнего до нижнего чиновничьего звена.

Как говорят эксперты, сегодня борьба за освоение зарубежной помощи в Молдове по жесткости сравнялась с тендерами на сверхприбыльные госзаказы. Этот сектор по уши погряз в коррупции и казнокрадстве. Существует мнение, что в проектах, финансируемых за счет донорских средств, откаты составляют не менее 50%, а в некоторых случаях достигают и 70%. То есть, непосредственно на осуществление проекта направляется не более 30-50% выделенных сумм, остальные оседают в карманах чиновников.

Не потому ли при создании “Коалиции проевропейского правления” партии КПП так жестко бились за “хлебное” с точки зрения зарубежных вливаний министерство транспорта и дорожной инфраструктуры, в итоге договорившись поделить минтранс на троих, сделав его “зоной общей ответственности”?

А ЛДПМ настояла на изменении состава Совета и принципа управления Дорожным фондом - чтобы процесс распределения и использования средств фонда не сосредоточился в руках Демпартии? А министерство экологии, курируемое либералами-реформаторами, активно занимается таким, больше подходящим для министерства регионального развития и строительства занятием, как проведение водопроводов, вместо того, чтобы восстанавливать природу и заботиться об окружающей среде?

Самое удивительное во всей этой кредитно-грантовой вакханалии – демонстративная “слепота” европейских структур, закрывающих глаза на нечистоплотность молдавских политиков и чиновников, и откровенное разворовывание средств еврофондов. Существует мнение, что демонстрируемое ЕС неведение – это плата за лояльность и приверженность официального Кишинева идее европейской интеграции. По другой версии, европейские чиновники сами активно участвуют в “распиле” выделяемых странам “Восточного партнерства” средств.

Взять хотя бы нашумевшее “дело Ревенко”, связанное с хищением молдавскими чиновниками сотен тысяч евро из проекта, финансируемого Евросоюзом по обеспечению безопасности на границе. Год назад официальный представитель шведской компании "Ericsson" Владимир Волков обвинил руководство погранслужбы, покрываемое чиновниками из МВД, в хищении 130 тыс. евро из европейского гранта, предназначенного для приобретения мобильных и стационарных сетей обеспечения безопасности госграницы.

Как следовало из публичного заявления предпринимателя, тогдашний директор Пограничной службы потребовал выплатить ему взятку в 220 тыс. евро за содействие благополучному и беспрепятственному исполнению данного европейского проекта. Как утверждал предприниматель и правозащитники, бывший глава делегации ЕС в Молдове Дирк Шубель и еврокомиссар по вопросам расширения и добрососедства Штефан Фюле знали о расхищении грантов, предоставленных Европейским союзам, в том числе о тех, что предназначались для укрепления безопасности на границе, но никаких мер не приняли.

Другой показательный пример: недавно, говоря о строительстве газопровода Унгены-Яссы, один из правительственных чиновников проговорился. По его словам, Брюссель заставил Кишинев и Бухарест в спешном порядке провести торжественное мероприятие по запуску строительства данного газопровода, потому что деньги на его прокладку к тому времени Евросоюзом уже были выделены и даже частично в европейских верхах “распилены”.

Пассивное “грантоедство”

Некоторые представители гражданского общества утверждают, что порядка 30% средств, поступающих в Молдову, разворовываются. Но наряду с “агрессивным грантоедством”, в РМ существует и такое понятие, как “пассивное грантоедство”. Это когда Евросоюз выделяет существенные суммы на приближение отечественного законодательства к европейскому, а молдавские и иностранные эксперты с энтузиазмом осваивают выделенные средства, совершенно не заботясь о КПД своей работы.

Суммы в таких программах технического содействия прокручиваются немалые. Пару лет назад, когда парламент обсуждал одну из разработанных правительством Стратегий, депутатов очень удивили размеры денежных средств, проставленных напротив каждой позиции в плане внедрения данной Стратегии. Например, разработка одного из законопроектов стоила 1 млн леев, а написание нормативных документов во исполнение этого закона – 2 млн леев.

Допустим, заявили депутаты, данный законопроект будет состоять из 100 страниц. Делим 1 млн леев на 100 и получаем, что одна страница закона обойдется в 10 тыс. леев! Не слишком ли запредельно? Чиновники депутатов тогда успокоили - деньги-то на это выделяются не из госбюджета, а являются технической помощью, выделяемой партнерами по развитию. К тому же значительная часть средств пойдет на оплату труда иностранных экспертов.

В таких условиях молдавским чиновникам просто не выгодно заниматься практическим воплощением написанных ими законов, программ и стратегий. Зачем, если через год-два доноры выделят очередную “скромную” денежную сумму на приобщение национального законодательства к европейским нормам и стандартам в той или иной сфере, которую в министерствах и ведомствах с глубоким чувством признательности и благодарности начнут осваивать? Как, например, в истории с Национальной стратегией регионального развития.

В марте 2010 года правительство утвердило эту самую Национальную стратегию регионального развития. Предполагалось, что она будет внедрена в два этапа: в 2010-2012 гг. и в 2012-2019 гг. Но, не дожидаясь 2019 года (кто знает, что будет тогда?), в конце августа правительство утвердило новую Национальную стратегию регионального развития, рассчитанную уже до 2015 года. В правительстве это объяснили тем, что прежний документ, оказывается, уже “не базируется на тенденциях регионального развития Евросоюза”.

Я себя не обделил?

Когда правительственные чиновники с гордостью рапортуют что “донор X предоставит Молдове кредит на сумму Y для реализации проекта Z”, это вовсе не значит, что вся указанная сумма пойдет на поддержку агросектора/ реформу образования/повышение благосостояния населения и прочие заявленные цели. И дело даже не в том, что по пути часть выделенных сумм оприходуют ответственные и не очень сотрудники министерств и ведомств.

Просто в сметах расходов всех предоставляемых кредитов и грантов обязательно имеется такая позиция, как “Консультационные услуги” или “Менеджмент проекта”. Например, в кредите Всемирного банка в $10 млн для срочной поддержки сельского хозяйства после прошлогодней засухи, на менеджмент будет направлено $650 тыс., а $350 тыс. – для распространения информации о данном проекте. То есть, уже минус миллион долларов, который молдавским налогоплательщикам придется вернуть с процентами.

Особенно это касается проектов, проходящих, как “техническая помощь”. В подавляющем большинстве случаев - это не столько технические гранты, сколько программы технического содействия. То есть помощь в приобретении знаний и навыков в определенных сферах деятельности. Это значит, что те денежные средства, которые выделяются международными экономическими организациями и странами-донорами в рамках технической помощи, не поступают непосредственно в распоряжение принимающей стороны, а идут на оплату и организацию труда соответствующих специалистов - консультантов. В основном, иностранных.

Проще говоря, техническая помощь, оказываемая развивающимся странам, - это не что иное, как отмывание огромных денег на вполне законных основаниях с одновременным решением проблемы трудоустройства огромной армии международной бюрократии среднего и мелкого звена. Поэтому когда звучит красивая фраза “Евросоюз (Всемирный банк, Международное агентство по развитию и т.д.) окажут Молдове техническое содействие в приобщении к европейским стандартам (создании рабочих мест и увеличении доходов в бедных сообществах; снижении уровня бедности; правовой реформе и прочее) размером в 5-10-20 млн долларов или евро”, это следует понимать так: в Молдову приедет группа иностранных консультантов, которым и достанется львиная доля из этих 5-10-20 млн долларов или евро.

По подсчетам эксперта стратегического управления, глобализации и стратегий социальной коммуникации Виорела Чуботару, порядка 50-80% объемов грантов, “предоставляемых” Молдове, на самом деле, возвращаются обратно в ЕС – тем европейским компаниям, которые власти РМ вынуждены нанимать для “освоения” предоставленного финансирования. По словам одного из бывших высокопоставленных чиновников, техническая помощь - это целая бизнес-индустрия. Только по линии Евросоюза ежегодно прокручиваются миллиарды евро, которые как бы и даются странам-реципиентам, но которых эти самые страны как бы и не видят. Существует определенное количество иностранных компаний, которые регулярно участвуют в тендерах, организуемых международными организациями и странами-донорами. Поработав в одной стране, сотрудники таких компаний тут же направляются “помогать” (а на самом деле осваивать выделенные средства) другой стране-реципиенту.

Кстати, обычная ставка иностранного консультанта в РМ составляет от $1 тыс. до 1 тыс. евро в день. Плюс командировочные и доплаты за работу в горячей точке (приднестровскую проблему ведь никто не отменял) и за вредные условия труда (плохая вода, плохое питание, плохое медобслуживание). Местные эксперты, которые в рамках проекта выполняют основную массу всей работы, получают в десятки раз меньше, чем иностранцы - порядка $1 тыс. в месяц.

Источник: NOI.MD

Обсудить