Слабеющий лей, добиваемый Нацбанком

То, как беспардонно раскачивает лодку Национальный банк, что уже приводит к повсеместному пересмотру прейскурантов, ничего общего не имеет с обещанным снижением уровня бедности и ростом благосостояния основной массы населения.

В последние дни одной из наиболее обсуждаемых проблем стал вопрос: «Что будет с национальной валютой?» И здесь есть над чем призадуматься, как тем, у кого её с избытком, так и тем, кто с трудом сводит концы с концами.

Вот и последний приказ минздрава о предстоящем повышении цен на лекарства многих повёрг в очередной шок. Ибо большинство граждан понимают, что это лишь первый официальный звоночек о предстоящей цепи последующих удорожаний, в последнее время которые мы уже имели возможность лицезреть, каждый раз приходя за очередными покупками в супермаркеты и на рынки.

Но прежде чем приступить к анализу нынешней ситуации, обратимся к событиям четырёхлетней давности. Тогда, где-то в ноябре 2009 года, нашим Национальным банком был обнародован прогноз годовой инфляции в 5%, да еще и на 3 года вперёд. Однако уже в декабре наличная денежная масса вдруг взлетела от 7381,9 млн. леев до 8849,0 млн. То есть, на потребительский рынок всего-то за один месяц было вброшено купюр почти на 1,5 млрд. леев с суммарным ростом в 20%. И если ещё на 30 ноября 1 евро по официальному курсу оценивался в 16,5518 леев, то уже 15 декабря он подскочил до 17,9845!

Через некоторое время, как само собой разумеющееся, последовало и «корректирующее» заявление Национального банка о повышении ожидаемого уровня инфляции в 2010 году с 5 до 10,8%...

Естественно, те, кто имел превентивный доступ к данной инсайдерской информации, хорошо подзаработали на валютных спекуляциях.
Нечто подобное происходит и в последний год. Как известно, Международный валютный фонд (МВФ) под занавес действия ещё прошлого соглашения с Республикой Молдовой всё откровеннее начал выражать своё недовольство ходом проводимых в стране реформ. А в ноябре вообще отказался заключать новый меморандум, указав на бутафорность (нереальность) принятых бюджетов 2013 года с жёстким нравоучением о необходимости наведения порядка в Banca de Economii. С чем его миссия и отбыла восвояси, пообещав вернуться в феврале

С таким же, фактически, нулевым результатом закончились и все последующие десанты МВФ. Ибо, как разобрались с Banca de Economii, известно. А вот к обсуждению налоговой и таможенной политики на 2014-2016 год, как и к статьям бюджетов 2014 года, пока только приступили. Хотя проект данной политики следовало бы внести на рассмотрение ещё в мае месяце, и до ухода Парламента на каникулы её нужно было бы уже и утвердить. Понятно, что лишь на её основе можно приступить к качественной разработке проектов государственного и других бюджетов страны.

Тем не менее, сотни страниц текстов и пояснительных таблиц, как и в предыдущем году, властные структуры в спешке и поэтому с очередными ляпами подводят к уже накатанной процедуре «одобрямс».

А пока в отсутствии нового соглашения с МВФ многие наши доноры приостановили своё финансирование. В итоге из намеченных зарубежных грантов на 8 месяцев текущего года в сумме 1664,9 млн. леев государственным бюджетом получено лишь 639,5 млн. или 38,4%. А в целом запланированные расходы исполнены на 85,2% с отставанием в 2472,1 млн. леев. При этом уже и так урезанное до предела сельское хозяйство под сладкоречивые заявления о всемерной заботе о нём профинансировано на 64,7%.

И, надо полагать, для того, чтобы сократить нарастающий финансовый дефицит, власть ещё с начала прошлого лета пошла на всемерное понижение курса молдавского лея. Если в мае наличная денежная масса составляла 10858,8 млн. леев, то на конец августа она достигла 15626,0 млн. с ростом на 44%. Только за июль и август прибавилось более 1,6 млрд. леев!

По итогам первых восьми месяцев этого года НДС от импорта в налоговых поступлениях в государственный бюджет составил 58%, а это, примерно, на 10% больше, если бы курс лея оставался прежним. Как тут удержаться от соблазна создать видимость иллюзорного благополучия? Да и гранты и кредиты в леях также существенно прибавили.

Обычно динамика денежной массы в значительной мере привязывается к темпам ВВП. А то, как она скакнула в декабре 2009 года и за последний год опережала этот главный макроэкономический показатель в Молдове, можно увидеть на ниже приводимой диаграмме.

Диаграмма 1
ВВП и наличная денежная масса (М0)

Естественно, что подобные интервенции Национального банка на денежный рынок страны отражались и на курсовых позициях молдавского лея.

Диаграмма 2
Курсы лея к евро и доллару и доллара к евро



Однозначно, запустить национальную экономику не просто, здесь одного словоблудия недостаточно. Значительно проще опускать лей. Вот только почему Нацбанк использует лишь описанный выше примитивный способ?

К 2009 году в результате высоких темпов поступления денежных средств от наших гастарбайтеров из-за рубежа лей начал сильно укрепляться. Чтобы частично связать эти деньги прежняя власть, начала постепенно увеличивать коммерческим банкам нормы резервирования от сумм привлечённых средств с 10% до 22%. Естественно, что это привело к значительному удорожанию кредитов и замедлению темпов роста экономики. Ведь за привлечённые средства необходимо постоянно выплачивать проценты, а почти четверть их оказалась замороженой в резервах.

Затем начался мировой кризис, поступления из-за рубежа резко сократились, и это дало возможность новой власти за относительно короткий срок опустить норму резервирования до 8%. Тогда г. Дрэгуцану с апломбом заявлял, что, дескать, коммунисты убивали экономический рост, а вот мы обеспечили предпосылки вернуться к рациональному регулированию кредитного процесса.

Но прошло совсем немного времени, поступления от наших соотечественников возобновили свой рост, а за ним начали наращивать и нормы резервирования, которая достигла 14%.

Казалось бы, уж коль появилось такое неуёмное желание увеличить дененежную массу, то теперь снижайте этот норматив, удорожающий кредиты и замедляющий экономический рост. Ведь, если понизить его до 10%, то это высвободит в банковском секторе около 2 млрд. леев.

Однако и последнее постановление Нацбанка №185 от 26.09.2013 по-прежнему гласит: «Сохранить норму обязательных резервов по привлеченным средствам в молдавских леях и неконвертируемых валютах, а также норму обязательных резервов по привлеченным средствам в свободно конвертируемых валютах на уровне 14.0% от расчетной базы».

А сказки об инфляционных выгодах экспортёров, для наших производителей, в основном, работающих на импортируемых энергоресурсах и сырье, сразу же заканчиваются, как только приходится рассчитываться по новым ценам за следующий цикл производства. В итоге эффект для экономики страны, примерно, тот же, как от разведения молока водой… Да и бедные становятся ещё беднее, цены-то растут.

Действительно, дефляция (снижение цен и тарифов), вызванная укреплением национальной валюты, во многом негативно отражается на росте экономики. В то же время, 1-2% годовой инфляции, общепризнано, способствуют росту экспорта. Но это в идеале.

В развивающихся странах по целому ряду причин фактическая инфляция получается, как правило, существенно больше. И центральные банки этих государств всячески стремятся её обуздать, таргетировать. Но то, как беспардонно раскачивает лодку Национальный банк, что уже приводит к повсеместному пересмотру прейскурантов, ничего общего не имеет с обещанным снижением уровня бедности и ростом благосостояния основной массы населения.

Обсудить