Последний флешмоб Владимира Николаевича

Но старик был прав. Провал немногочисленных, но, казалось, ярких запланированных событий, мог оозначать крах вельветовой революции, которая должна была вернуть их к власти.

Возле цветочного базара прошел оригинальный флешмоб. Около тридцати молодых людей, парни и девушки, собрались на широкой магазинной лестнице и, как по команде, уставились в небо, в какую-то только им известную точку. Минут десять они не отрывали глаз от осеннего, сиреневого неба, обозревая его через детские, игрушечные бинокли и трубки, наспех скрученные из газет; некоторые сквозь пальцы, а кто-то даже через подзорную трубу. В течение всего действа никто не вступил в разговор с заинтригованными прохожими и только в конце акции, один из участников, а именно обладатель профессионального прибора видения, по-видимому, их вожак, ответил на главный вопрос: «Ждём… Вот-вот должна появиться новая политическая сила, которая спасёт народ от немощной власти и скомпрометировавшейся оппозиции».

На второй день новость заняла первые полосы газет и стала рейтинговой в тележурналах. Власть проигнорировала событие, а вот в здании главной оппозиционной силы оно стало предметом обстоятельного разговора. «Ну, что ты на это скажешь? - спросил председатель партии Владимир Николаевич. – Звук «ч» вместо «ш» в слове «что» выдавал с головой его молдавский акцент или ленинградский шик, подхваченный когда-то в высшей партийной школе…Главный политтехнолог партии, рыхлый человек лет сорока, глядел исподлобья неверными, но крупными коровьими глазами. – Почему у них получаются эти… - Флешмобы, – быстро вставил собеседник, предупреждая корявое произношение шефа. – Вот-вот.. А у нас..? Сколько мы обычно платим за эти наши… акции? – поспешил он на этот раз с термином… – Политтехнолог смело посмотрел начальнику в глаза. «Пескоструйщик!» – выругался он про себя. «Вот-вот..- заёрзал опытный руководитель в тесном кресле. – Разберёмся, Владимир Николаевич..! – по-деловому пообещал политтехнолог, намекая на возможность поставить точку в неприятном разговоре. -Тут не прыть нужна! – после короткой паузы старик перешёл на более доверительный тон. – Тут либо тоньше работаем над сценариями, либо перекупаем вожака – этого, с подзорной трубой.

Председатель партии даже не стал обсуждать провал очередной акции. Увидя приближающегося политтехнолога, он с горечью махнул рукой и грузно вскарабкался на заднее сиденье чёрного джипа. Прежде чем закрыть за собой дверь он сказал в сердцах: «Так мы и революцию профукаем!» «Ну, Владимир Николаевич!», начал было оправдываться политтехнолог, но так и остался с опущенными руками по середине дворика главного оппозиционного здания. Сценарий последней акции казался безукоризненным. Напротив здания кабинета министров ребята из молодёжного крыла партии инсценировали запуск первого молдавского космического корабля в пику принятой правительством экономической программы. Подвела как всегда недоработка деталей. Вернувшийся на землю «лётчик-космонавт» весил не меньше десяти пудов и «радостная толпа» смогла качнуть его всего один раз. Он упал на бок и из широких карманов джинсов вывалилась початая бутылка «Спикушор». Интервью по поводу неудачного флешмоба брали почему-то у анонима, брата зампредседателя партии, который толком не говорил ни на одном знакомом в нашем регионе языке. «Работаем с материалом заказчика!» – именно это хотел сказать политтехнолог Владимиру Николаевичу. Но старик был прав. Провал немногочисленных, но, казалось, ярких запланированных событий, мог оозначать крах вельветовой революции, которая должна была вернуть их к власти.

- Мне сказали, молодой человек, что вы хотите говорить только со мной» – обратился председатель партии к вожаку, усевшемуся в кресло, в котором обычно восседал главный политтехнолог. Джинсовый костюм, открытый взгляд, загадочная улыбка… Владимиру Николаевичу даже показалось, что они очень похожи, его вечный, опытный помощник и этот незнакомый парень. Но вместе с тем, было между ними существенное, но неуловимое для старика, отличие. - Я Вас понимаю, – продолжил он, – финансовые вопросы нужно решать всегда с главным. – Он хитро улыбнулся. – Мы вас не обидим… Я думаю, хватит Вам тратить время и энергию на какую-то внепарламентскую партию… Мы ценим Ваш профессионализм в антиправительственных акциях. Нам в оппозиции остался год, а может и того меньше… Для Вас открывается другое будущее. - Видите ли, я тут по другому делу… Я хотел попросить Вас лично принять участие в моём новом флешмобе. Владимир Николаевич помрачнел: – Так это не ко мне, это к… – К Вам, к Вам господин председатель. Вам бы не хотелось на время отвлечься от окружающей вас лжи и ограниченности..? - парень оглянулся на дверь. – И услышать не газетное, а подлинное объяснение, почему вашей партии и вашей политической карьере наступил конец? – Не давая старику опомниться, вожак сунул руку в карман джинсовой куртки и со словами «тут нет ничего такого» положил на стол нехитрую электронную конструкцию. Председатель напрягся, его красные от бессонницы глаза выпучились. – Ну что ж… – Владимир Николаевич вздохнул и тяжело встал. – Я всегда прислушивался к мнению молодых. – Он сделал несколько шагов в сторону стеклянного шкафа и вернулся с бутылкой тираспольского коньяка двадцатилетней выдержки. Привычным жестом он положил на стол два хрустальных фужера, сказав: – Угощение на двоих! – А у меня флешмоб на двоих! – улыбнулся вожак.

Главного политтехнолога подняли “по тревоге” из-за обеденного стола. Тяжело отдуваясь, он перепрыгивал лестничные ступеньки, ведущие к кабинету председателя партии. «Предбанник» был заполнен знакомыми, озабоченными лицами, секретарша заграждала вход. Плотно закрыв за собой дверь, он подошел к столу, где в напряжении ждали врач и телохранитель. Владимир Николаевич и вожак не подавали никаких признаков жизни. Они полулежали… Голова председателя партии была запрокинута на спинку кресла, как у покончившего собой вождя. «Пульс… нормальный» – еле выговорила врач. «Может – это…» – политтехнолог указал на коньяк. «Да, нет, – покачал огромной головой телохранитель, - выпито всего по рюмке..». «А это..?» – политтехнолог указал на пикающее, словно в триллерах, лежащее на столе устройство: затёртая пальчиковая батарейка, подсоединенная красным проводком к темному экрану, вроде пейджера. «Да хрень какая-то… – махнул телохранитель рукой, – палёнка…» Сохраняя осторожность, политтехнолог подошел к столу и глянул на экран: цифры отсчитывали в обратном порядке конец неизвестного ему процесса. «Что Вы об этом думаете?» – спросил он, резко повернувшись к врачу?» «Я, я…, – ее лицо разошлось в глупой улыбке, а потом стало вдруг серьёзным, как перед докладом. – Я думаю, они просто дурачатся!» – и быстро закрыла рот ладонью. Устройство отсчитывало последние мгновения: «пик-пик-пик-пик…»

ValeriuReniţă

Обсудить

Другие материалы рубрики