Левый фронт: проблемы и перспективы

ПКРМ объявила о создании «единого фронта» в борьбе с правящей коалицией, обратившись с призывом присоединиться к нему лидеров других левых партий, которых коммунисты ещё вчера обвиняли в предательстве и отвергали всяческую возможность для совместных действий против правящей коалиции.

О готовности присоединиться к объединённому левому фронту уже объявили Партия социалистов Республики Молдова, а также сопредседатель партии «Возрождения» Василий Тарлев, затем его поддержал председатель Вадим Мишин. Вполне возможно, что к новой коалиции присоединятся партия «Патриоты Молдовы», а также движения «Родина – Евразийский Союз» и «Выбор Молдовы». Нельзя исключать, что туда же примкнёт и Социал-демократическая партия во главе с Виктором Шелиным.

Не все ясно с Михаилом Формузалом и его Партией регионов. С одной стороны, для него – дебютанта на общемолдавской политической авансцене – было бы заманчиво войти в Левый фронт, что обеспечит ему лично прохождение в парламент, если фронт станет избирательным блоком. С другой, освободилась площадка «третьей силы», что даёт ему возможность пойти на выборы с лозунгом «не голосуйте за бывших, голосуйте за новую политическую силу».

Таким образом, под эгидой ПКРМ создаётся левое объединение, способное если не сформировать единый предвыборный список, то, по крайней мере, стать единым тараном, который будет расшатывать основы власти. Для коммунистов сегодня вопрос номер один – победа над действующей властью. Будучи самой крупной оппозиционной силой, они уверены, что если главная задача будет решена, условия будут диктовать они. В то время, как другие возможные партнеры «левого фронта» наверняка зададутся вопросом о будущем этого формирования, перерастет ли оно в избирательный блок или только сыграет на подтанцовках у партии коммунистов.

Есть мнение, что идея создания такого блока была настоятельно рекомендована Воронину и другим лидерам левых партий в Москве. Коммунистов и другие левые партии, в силу их тотальной взаимной неприязни и недоверия, было весьма трудно заставить объединиться даже ради общих политических задач. Однако в кремлёвских кабинетах, по всей видимости, нашли «ключик» к сердцам лидеров партий. Этот «ключик» – моральная и материальная поддержка в случае их объединения, которую, возможно, предложили из Москвы. Впрочем, пока это – лишь гипотеза.

В объединении левых сил Молдовы нет ничего нового. Практически тем же самым составом ПКРМ выступала в период 2010 – 2011 годов, перед тем, как из партии вышла группа Додона, а затем группа Мишина и примкнувший к ПСРМ Ион Чебан. Перед выборами 2010 года Воронин анонсировал создание избирательного блока с СДП Виктора Шелина. Возможность объединения ПКРМ с СДП обсуждалась и в конце 2012 года, апофеозом чего стала скандальная акция коммунистов с «вносом тела Шелина в парламент».

Отметим, что на выборах 2010 года все партии, куда входят нынешние левые лидеры, набрали чуть больше 40% голосов избирателей. То есть 2 года назад даже теоретически объединённый левый блок вряд ли смог бы получить большинство в парламенте Молдовы. Однако сегодня ситуация совершенно иная. В обществе с каждым днём зреет недовольство действующей властью, уровень доверия которой едва превышает 10% - столь низкие показатели не наблюдались в Молдове уже давно, разве что перед выборами 1994 и 2001 годов. Согласно опросу Института маркетинга и социологических исследований IMAS за июнь 2013 года, 77% граждан Молдовы считают, что страна движется в неправильном направлении, а 87% - что страна находится в кризисном состоянии.

Объединение – это, судя по всему, инициатива «голубей» в ПКРМ, которые осознали, что партия с инициативой сепаратной революции, без поддержки других идейно близких ей сил, зашла в тупик. Нужна новая идея, новый информационный шум для общества. Скорее всего, от революционности устал и сам Воронин. К тому же, это заказ общества, которое не понимает, почему партии, стоящие на одних позициях, воюют друг с другом, а не с общим политическим противником. Тем не менее, декларация о намерении левых сил объединиться ещё не говорит о том, что подобное объединение может состояться. ПКРМ – крайне непредсказуемый партнёр при формировании коалиций, а лидеры этой партии неохотно делятся властью, должностями и влиянием. Показательными примерами могут служить все неудачные попытки объединения с СДП.

Плюсы «Левого фронта»

  1. Объединение левых партий создаст эффект «свежей струи» и будет способствовать положительной динамике рейтинга левых оппозиционных партий, которые «ради общего дела сумели преодолеть разногласия и договориться».
  2. К «Левому фронту» могут подтянуться представители гражданского общества, позиции которых близки к взглядам левых партий, но они не хотели себя связывать (по разным причинам) с одной из них.
  3. Объединяются ресурсы (интеллектуальные, медийные, финансовые, организационные) для проведения и популяризации общих акций, а возможно в будущем и общих проектов.
  4. В ходе выборов, при наличии единого списка, исчезнет проблема потери голосов на левом фланге, столь характерная для ПКРМ и других левых сил Молдовы в предыдущие годы.

Минусы «левого фронта»

  1. Между участниками новой коалиции, если она будет создана, в чем есть сомнения, всегда будут личные обиды и противоречия. Часть членов ПКРМ будут недовольны: «Мы остались верными партии и вождю, и вот награда – вождь предпочитает дружбу и партнёрство с предателями?».
  2. Недовольство будет и со стороны других участников коалиции. Они будут ставить вопросы: «Зачем выходили, чтобы сейчас снова объединяться….», «Объединяясь с Ворониным, мы политически хороним себя и свои проекты».
  3. Проблемой №1 для «Левого фронта» будут коммунистические ястребы, влияние которых очень сильно в ПКРМ. Им это объединение не нужно, но они пока не готовы открыто выступать против Владимира Воронина, который поддержал «голубей». Сегодня в партии идет скрытая для посторонних глаз борьба за будущее место лидера партии. «Ястребы» делают ставку на Юрия Мунтяна, а «голуби» связывают будущее партии с Артуром Решетниковым. Примечательно, что именно Решетников первый положительно откликнулся на инициативу Игоря Додона поддержать «Левый фронт».
  4. ПКРМ может стать жертвой собственной пропаганды. На протяжении столь длительного времени она на своих пропагандистских ресурсах формировала негативный образ «предателей» и «перебежчиков» из своих старых партийных товарищей, а ныне – новых коалиционных партнёров. Дошло до того, что у коммунистических избирателей этот негативный образ запечатлелся на подсознательном уровне. И в случае новых выборов негативный образ «блудных сыновей», включённых в единый избирательный список, будет перенесён на всю ПКРМ.
  5. Информационный огонь правящей коалиции будет перенесён и на все силы, вступившие в единый фронт с ПКРМ. И если раньше Игоря Додона, Иона Чебана, Вадима Мишина, Василия Тарлева и других политиков, покинувших ПКРМ, снисходительно приглашали на телеканалы, контролируемые правящим Альянсом, где они могли излагать свою точку зрения, то теперь они будут рассматриваться наравне с другими членами команды ПКРМ и подвергаться такому же прессингу, которому подвергаются остальные члены Партии коммунистов.

Предварительные выводы следующие. Инициатива коммунистов, социалистов и других идейно близких партий о сближении будут положительно восприняты как сторонниками этих сил, так и многими колеблющимися избирателями. Но очень скоро на поверхность вылезут все противоречия между этими силами и их лидерами. У правящей коалиции в распоряжении по-прежнему достаточно ресурсов для того, чтобы вбивать клинья в незарубцевавшиеся раны старых обид и подливать масло в огонь тлеющих противоречий.

В этой ситуации сохранение единства левого фронта станет для его участников настоящим экзаменом на зрелость и готовность поступиться амбициями ради общего дела. И в частности, удастся ли Воронину окольцевать «ястребов» внутри собственной партии. Но, в конце концов, если правый, проевропейский «бетон» на протяжении стольких лет демонстрирует свою прочность – почему бы не сформироваться левому «бетону»?

Обсудить