Великая ложь или праздная скука вождя

Зачем человеку власть на старости лет? Зачем старому человеку лгать? Привычка – вторая натура. Таков мой вывод, думая о речи Воронина на праздничном сходе ПКРМ, в связи со стукнувшем двадцатилетием.

В нашей партии (мне не присылали пока официального уведомления об исключении из её рядов) не перестали использовать примечательное словосочетание, за которым стоит характерная инстинктивная реакция, назовём это, если хотите, отдавая дань традиционным партийным “понятиям” – «отрыжкой прошлого». «Так надо!» – говорили коммунисты, когда советские партийные вожди отправляли людей в ГУЛАГ, прятали диссидентов в психбольницы или, выполняя интернациональный долг, выжигали напалмом афганские аулы.

«Так надо!», услышал я впервые от своих однопартийцев, когда, вопреки мнению большинства политического правления ПКРМ, выдвинули на пост мэра столицы кандидатуру Иордана. «Так надо!» – повторили они, когда вместо того, чтобы договариваться, имея 60 голосов в новом парламенте 2009 года, предпочли уступить «временно» власть правым. «Так надо» было и тогда, когда мультимиллионер Олег Воронин, надевая фирменную красную майку, выходил на марши протеста, изображая борца против «классовых врагов».

То есть? То есть, надо делать то, что взбрело в голову кучке руководителей, а чаще всего одному, вождю, и надо это делать любой ценой, даже если на это нет ни мандата большинства, ни логики, ни здравого смысла. То есть, просто надо тупо лгать, чтобы оправдать вождя. Надо лгать, чтобы оправдать его комфорт: дорогой коньяк, свежие омары, летний и зимний отдых, ну, и, наконец, тапочки за три тысячи евро.

В одной телепередаче я вызвал недоумение ведущего, посоветовав Воронину ( для того, чтобы революция ПКРМ наконец-то пошла) отказаться от собственности. В начале второй проваленной революции (первую провалили в марте 2012 г), штаб политтехнологов опять развернул революционное знамя «Сатьяграхи», выпятив среди других лозунгов тактику ненасильственной борьбы и символ Махатмы Ганди. В начале своей «революции», столетней давности, Ганди отказался от всего – от собственности, от элементарного комфорта, надел крестьянскую одежду и стал вместе с женой мыть уборные коммуны. Это помогло ему понять изнутри жизнь и нужды тех, которых он собирался защищать. Вместе с тем, эта жизнь принуждала к осмыслению и ясному выражению чаяний тех, кто жил рядом с ним.

А теперь вспомним лидера молдавских революционеров, товарища Воронина в начале «горячих» событий нынешнего сентября, человека, немного опоздавшего на свою собственную революцию из-за долгих курортных размышлений в Кисловодске и Карловых-Варах. Когда наступило время выступить перед «ревевшей» у стен Парламента толпы, Воронин сник. Вы помните, конечно, тот непонятный словесный лепет вождя революции, который комментировала пресса: что-то среднее, между поэзией похмелья и слабо выученным уроком по тактике наступления. Особенно запомнилось слово «подкова», использованное то ли в виде военного термина, то ли как символ вожделенной победы. И что ответил Воронин на оправданную иронию журналистов? «Идите нахрен!» То есть, «Так надо!».

Вернемся, однако, к выступлению Воронина, в котором он дал оценку двадцатилетней деятельности партии, из которой восемь лет ушли на строительство и подготовку прихода к власти, другие восемь – на правление («силы, которой суждено было принципиально изменить весь ход молдавской истории»). Вряд ли Воронин или кто-то из нынешних членов Политического Исполнительного Комитета мог представить себе до 2009 года такое трудное и печальное время, о котором многие предпочитают говорить, как о бесславном конце: две неудачные попытки вернутся к власти через парламентские выборы, две проваленные революции, уход из партии лучших её сынов, верных соратников вождя, которые начинали с Ворониным строить ПКРМ и делили потом с ним горечь и радость финансовых побед.

Как говорил Ленин, любое сравнение хромает, но Воронин выступил на последнем сходе коммунистов, как генерал перед разбитой армией. Осада не удалась. Потеряно много крови и усохла воля; враг преследует небоеспособную и разбитую армию, дух которой подрывается изнутри предателями и дезертирами. Что должен сказать командир своим солдатам? Что он должен выбрать: достойную правду или великую ложь, или, как говорят ещё в оправдание, ложь во имя спасения? И что должен чувствовать генерал в такой, без преувеличения, исторический момент? Горечь неудачи, вкус будущей победы или равнодушие перед очередным обманом судьбы? Мне показалось, что в этот ответственный момент Владимиру Николаевичу просто стало скучно. Народ пел «Вставай, проклятьем заклейменный», а ему хотелось напеть «Сердце красавцы, склонно к измене…»

Воронин выбрал не правду и не ложь, он выбрал более мощное оружие нашей эпохи, во стократ уродливее чем ложь: ПиаР. Он достал сварганенный на быструю руку политтехнологами текст, сравнил собравшихся с апостолами и ангелами, «единственные знаменосцы той самой социальной надежды, без которой невозможно жить и прокладывать путь в будущее» и вступил с ними в диалог по правилам, сам этого не ведая, психоанализа. А что главное в таком диалоге, по мнению опытных психотерапевтов? Правильно, главное точно сформулировать желание, по принципу ”Богатые думают о том, как приумножить свое состояние, а бедные боятся потерять то, что имеют”. Политтехнологи обозначили в тексте это желание как «феномен коммунистического – идейного и практического – ренессанса».

Первое, что предложил генерал своим солдатам, это подтолкнуть молдавское общество к выбору Таможенного Союза. А что хорошего для простого обывателя в этом Союзе? Оказывается дешёвый газ, который сразу облегчит всем жизнь. Правда, в мире много чего дешёвого! К примеру, бывают очень дешёвые, в прямом и переносном смысле, окорочка, но только вторгнувшись в нашу виртуальную экономику, это импортное дешевое мясо становится почему-то золотым. А вот как демонтировать это направленное против людей хозяйство коммунисты не знают или скорее всего не хотят знать, поскольку именно такая экономика возвела Ворониных в десятку лучших, в капиталистическом смысле этого слова, молдавских семьей.

Второе, чем ублажил вождь сердца своих последователей (или преследователей) – это борьба с коррупцией. Давайте на вскидку выберем из Интернета два простых, понятных для обывателя, определения коррупции. «Коррупция — это отсутствие порядочности и честности, использование должностного положения для получения выгоды нечестным путем». «Коррупция — это злоупотребление служебным положением для личной выгоды». Ну, Вы понимаете, что имел ввиду Воронин… Что будут брошены все силы на борьбу с коррупцией, что в этой борьбе не пожалеют людей дающих, берущих и карающих. Но всё это не будет касаться его лично. Ну и, наверное, – нескольких помощников. И конечно, – близких, скажем, Олега. Потому что построенная Ворониным в партии система работы, кадрового соревнования и отчётности, по моему личному наблюдению является как раз отсутствием порядочности и честности, как раз злоупотреблением служебным положением для личной выгоды. Кто с этим не согласен, вызываю на любую дискуссионную платформу, чтобы ещё раз доказать, это простыми, доступными доводами.

В выступлении Воронина есть ещё много такого, которое стоило бы обсудить на трезвую голову, например мессианские воззвания к «крестьянам и рабочим, жителям городов и сел, врачам, учителям и студентам, пенсионерам и безработным, которые ждут простых и ясных ответов»; или парадоксы, типа «стать европейской страной Молдова может только избрав путь в Таможенный Союз», или рассчитанное на наивных политиков или строгих кремлёвских дядь предложение нового (уже забыли какого по счету!) блока левых сил. Только боюсь, что пересчитывание этих перл поверхностного, ПР – текста навеют на нас скуку, обложившую ватой самого Владимира Николаевича. И нет на свете, дорогие мои соотечественники, скуки более унылой, чем скука богатого, обеспеченного старика. Поэтому удовлетворимся всплывшими на поверхность выступления пузырями победного вранья. «Так надо!»

valeriurenita.wordpress.com

Обсудить

Другие материалы рубрики