Молдова между ЕС и Россией

Каким бы ни был наш интеграционный выбор, мы всегда будем стремиться к тому, чтобы территория Молдовы была не полем конфронтации, а местом сближения Запада и Востока.

Вопрос внешнеполитического стратегического выбора Республики Молдова стал «темой номер один» текущего 2013-го политического года. Пожалуй, не осталось больше ни одной политической силы в стране, которая не использовала бы эту тему, апеллируя к своему электорату с призывами подержать собравшихся под её крышей, в зависимости от своих идеологических установок, либо «лучших евроинтеграторов», либо «лучших интеграторов в Таможенный союз».

На фоне столь активной агитации за эти два варианта внешне – политического и экономического развития страны едва слышны сегодня робкие голоса тех прагматиков, которые утверждают, что одно, дескать, совершенно не противоречит другому, что Республика Молдова вполне может и даже должна строить и развивать свои отношения как с Западом, так и с Востоком.

На самом деле, хотя такой прагматичный подход к выбору внешнеполитической ориентации страны, состоящий в желании «быть хорошими для всех», на первый взгляд, выглядит очень привлекательно, практически же он, к сожалению, очень трудно исполним и потому, скорее, относиться к сфере политических утопий, чем реалий.

Вспомним хотя бы известную народную мудрость о том, чем оканчиваются попытки угнаться за двумя зайцами, либо что случается с теми, кто пытается усидеть на двух стульях. То есть, как ни крути, но выходит, что, в любом случае, Республика Молдова должна будет сделать свой однозначный стратегический выбор между Западом и Востоком и затем сконцентрироваться либо на одном, либо на другом варианте своего дальнейшего развития, чтобы в итоге не оказаться «и не там, и не здесь».

Сегодня у власти в Республики Молдова находится правящая коалиция двух партий – ЛДПМ и ДПМ, в программе каждой из которых в качестве принципиально важного пункта обозначена европейская интеграция Республики Молдовы. Собственно говоря, и нынешняя парламентская оппозиция в лице ПКРМ, когда она еще не была оппозицией, а находилась у власти, также декларировала именно евроинтеграцию, как свою основную внешнеполитическую цель, что доказывает знаменитая фраза лидера этой партии Владимира Воронина, президента РМ в 2001 – 2009 годах, о том, что «европейскому выбору Молдовы нет альтернативы».

Сегодня ПКРМ поменяла (по крайней мере, на словах) свой внешнеполитический вектор, но пока трудно сказать, сделано ли это с сугубо электоральными целями, в расчете на «своего избирателя», или же это её осознанный выбор. Ведь лидер ПКРМ Владимир Воронин так часто менял свои (и руководимой им партии также) политические приоритеты, что верить ему сегодня весьма затруднительно.

Что касается правящих партий – ЛДПМ и ДПМ, то ничего неожиданного в их решении идти на Запад, в Евросоюз, нет. Все это было вполне ожидаемо: декларировали они в своих программных документах сближение с Евросоюзом – именно это сегодня и делают. Такая вот политическая последовательность и верность предвыборным обещаниям.

В этой связи возникает беспокоящий сегодня многих вопрос: как отразится этот евроинтеграционный внешнеполитический выбор на партнерских отношениях Молдовы с Россией, чем обернется для неё решение двигаться на Запад?

Если рассуждать чисто формально, с точки зрения международного права и международных экономических процессов, то никаких негативных последствий от поворота Молдова на Запад для неё не должно быть. Однако, к сожалению, некоторые сторонники «восточной интеграции» пытаются сегодня внушить молдавскому обществу, что Россия находится чуть ли не в состоянии войны, как минимум «холодной», с Европейским союзом, а потому, взяв курс на сближение с Европой, Молдова непременно попадет в категорию врагов России. Разумеется, со всеми вытекающими из этого последствиями.

На самом деле, это совсем не так. Известно, что Россия в последние два десятилетия активно и последовательно развивает свои экономические и политические связи с европейскими странами, а её руководители неоднократно заявляли о своем желании максимально расширить и укрепить торгово-экономическое сотрудничество со странами зоны Евросоюза.

Заведующая отделом европейских политических исследований ИМЭМО РАН Надежда Арбатова считает, например, что в отношениях России и ЕС можно выделить, как минимум, две реперные точки, дающие надежду на качественный сдвиг.

Во-первых, это сформулированная на саммите Россия-ЕС в мае 2003 года Санкт-Петербургская инициатива, предполагающая создание четырех общих пространств в сфере экономики, внутренней и внешней безопасности, науки, образования и культуры. В своей основе это прорывная идея, способная действительно придать отношениям России и ЕС стратегическую перспективу (в обход трудного для обеих сторон вопроса о членстве России в ЕС). Эта инициатива была положена в основу переговоров о новом Базовом договоре России с ЕС.

Во-вторых, программа «Партнерство для модернизации», запущенная на саммите Россия-ЕС в Ростове-на-Дону 31 мая – 1 июня 2010 года.

В то же время, между Россией и ЕС существует проблема стран СНГ. Складывается впечатление, пишет Надежда Арбатова, что Россия и ЕС рассматривают новые независимые государства как зону «вакуума силы», которую нужно непременно заполнить в духе «игры с нулевой суммой», а потому никакого реального сотрудничества, прежде всего в урегулировании конфликтов на пространстве СНГ, ожидать не приходится.

Это противостояние вредит, однако, как ЕС, так и России. Оно также наносит вред странам СНГ, в частности Республике Молдова, которая не хочет портить отношения ни с Востоком, ни с Западом.

Усилиями ЕС многие страны СНГ уже вовлечены в различные региональные проекты европейской политики добрососедства. На данный момент в центре внимания находится региональная инициатива ЕС «Восточное партнерство». Странам «Восточного партнерства» (Украине, Белоруссии, Грузии, Молдавии, Армении и Азербайджану) обещаны соглашения об ассоциации и свободной торговле с ЕС.

Кроме того, они получают финансовую помощь от ЕС, налаживают сотрудничество в различных областях (безопасность, сельское хозяйство, транспорт, защита окружающей среды) и получают постепенную либерализацию визового режима. На период 2010–2013 годов ЕС выделил на двусторонние программы в рамках «Восточного партнерства» 1,9 млрд евро, а всего через различные каналы планируется потратить до 16 млрд евро. В основном эти суммы будут направлены на реализацию различных проектов в Украине, Молдове и Грузии. Необходимо отметить, что подобных проектов у России или стран Таможенного союза пока нет.

В результате действий в рамках проекта «Восточное партнерство» Республика Молдова оказалась готовой к парафированию в Вильнюсе Соглашения об ассоциации с ЕС. Это событие вызвало множество откликов, как в Молдове, так и в России. Начались разговоры о том, что этот шаг Кишинева чреват разрывом торгово-экономических связей Молдовы с Россией.

Откуда же берутся и на чём основаны все эти рассуждения и заявления о «неизбежности катастрофы» в отношениях Молдовы с Россией после Вильнюсского саммита?

Действительно, такие разговоры небезосновательны. Дело в том, что у России существует определённая «ревность» по отношению к бывшим советским республикам, так как часть политиков в Москве считают, что бывшие сателлиты проявляют «неблагодарность» по отношению к Кремлю, налаживая связи с другими партнерами.

Однако, хотя такие темы временами активно обсуждаются в российских средствах массовой информации, высшее руководство в Москве, будучи прагматиками, всё же понимает, что силой заставить какую-то страну симпатизировать России невозможно.

Другим причём более важным, аспектом, который повлиял на формирование мифа о том, что все, кто с Европой, якобы против России, стали известные проблемы с положением русскоязычных граждан в странах Прибалтики и отчасти в Молдове.

Естественно, что Россия, как официальный наследник СССР, чувствует себя ответственной за своих соотечественников, оставшихся за пределами её территории, в то время как, в некоторых случаях, в бывших советских республиках национализм преобладает над разумом, имеют место факты дискриминации людей по национальному признаку.

Национализм, в какие бы цветистые одежды он ни рядился, всегда был и остаётся также сегодня опасной политической болезнью. Перефразируя известные слова классика, можно сказать, что национализм является «последним прибежищем негодяев». Поэтому вполне логичным и обоснованным видится определенное давление со стороны России на страны, в которых проводится несправедливая национальная политика в отношении русскоязычных граждан.

Этим объясняется и тот факт, что наибольшего охлаждения отношения между Россией и Молдовой достигали именно тогда, когда во власти в Кишиневе преобладали политики - носители радикальной идеологии. Хуже всего молдо-российские отношения были в тот период, когда наибольшее влияние на молдавскую политику оказывал Народный фронт (ХДНФ). Во второй раз это случилось, когда у власти в Молдове была ПКРМ. Если фронтисты вели открытую антироссийскую политику, то коммунисты испортили отношения с Россией, отказавшись выполнить свои предвыборные обещания относительно восстановления статуса русского языка, как второго государственного, а также сорвав подписание «Меморандума Козака».

Нынешняя коалиционная власть в Молдове не декларирует свою пророссийскость. Более того, она открыто объявила свой курс на евроинтеграцию. Однако, во многом благодаря Владимиру Филату в бытность его премьер-министром, а сегодня – политике, проводимой премьер-министром Юрием Лянкэ и председателем парламента Игорем Корман, власть Молдовы говорит с Россией доброжелательно, честно и открыто.

Нынешняя молдавская власть прямо говорит России: Да, мы сторонники евроинтеграции, но мы отнюдь не противопоставляем наш европейский выбор стратегическому партнёрству с Россией. Власть в Кишиневе хорошо понимает, что Россия озабочена своей безопасностью, недовольна приближением НАТО к своим границам, а потому заявляет, что Республика Молдова не намерена отказываться от нейтралитета, не собирается вступать НАТО, учитывает, что у России есть собственные интересы в этом регионе, готова обсуждать и решать связанные с этим проблемы.

На мой взгляд, несмотря на многие ошибки, которые делаются нынешней молдавской властью, она обладает одним очень важным качеством, которого так не хватало прежним правителям Молдовы – последовательностью. Это качество уже высоко оценили западные партнеры нашей страны. Есть все признаки того, что и на Востоке такой стиль правления также будет одобрен и подержан.

Несомненно, куда приятнее иметь дело со страной, которая хоть и не набивается в партнеры, но при этом проводит понятную, последовательную политику, лишенную резких смен векторов и одновременных ложных обещаний, раздаваемых всем международным партнерам.

Вопрос о правильности или ошибочности проевропейского курса Молдовы имеет своих сторонников и противников, причём у каждой стороны есть свои доводы и аргументы. Кто из них прав, мы узнаем только пройдя этот путь до конца или же отказавшись от него. Но важно, чтобы при любом раскладе наши политики не руководствовались эмоциями и не играли на эмоциях граждан, пытаясь заработать себе, таким образом, электоральные очки.

Последовательность и предсказуемость внешней политики, проводимой Молдовой в настоящее время, дает надежду на то, что курс на европейскую интеграцию не испортит наших традиционно дружественных и теплых отношений на Востоке. Конечно, это будет возможно только в том случае, если власть в Кишиневе останется такой же предсказуемой и последовательной в выполнении своих обещаний если она не попадет под влияния политических маргиналов, как справа, так и слева, которые мечтают под любым предлогом обострить ситуацию, чтобы заработать на этом свой политический капитал. Будем надеяться также, что даже если и произойдет смена интеграционного курса Молдовы, то случится это без революционных потрясений.

Молдова, в силу географических причин и своего исторического прошлого, обречена на дружеское сотрудничество и с Западом, и с Востоком. Хотелось бы, чтобы это поняли, в первую очередь, все граждане Молдовы, а также наши партнеры на Западе и на Востоке. Каким бы ни был наш интеграционный выбор, мы всегда будем стремиться к тому, чтобы территория Молдовы была не полем конфронтации, а местом сближения Запада и Востока.

Обсудить