Почему Россия проигрывает в Украине и Молдове?

Всё дело в том, что действует Россия в Украине и Молдове, мягко говоря, весьма своеобразно.

То и дело приходится сегодня слышать, что Россия всё больше проигрывает в Украине и Молдове. Но так ли это? Лично я категорически не согласен с этим утверждением. Не согласен, прежде всего, потому, что не может проиграть тот, кто не играет. Это аксиома. А Россия, как я считаю, именно не играет сегодня ни в Украине, ни в Молдове.

Не играет в том смысле, что так и не создала до сих пор эффективную систему влияния на эти страны, не имеет в них сильной политической опоры, а потому не может воздействовать с помощью так называемой «мягкой силы» на политический курс этих стран.

Но ведь, с другой стороны, хорошо известно, что, при всех этих неутешительных для неё констатациях, Россия, тем не менее, упорно пытается быть активным актором на постсоветском пространстве, в том числе в Украине и Молдове, действует на нём подчас весьма активно, однако желаемых результатов не достигает. В чём же причина этих неудач?

Всё дело в том, что действует Россия в Украине и Молдове, мягко говоря, весьма своеобразно.

Во-первых, её нынешние политические партнёры в этих странах – это политические партии, которые не имеют будущего. Я имею в виду КПУ и ПКРМ. Причём, если КПУ уже давно перестала быть ведущим политическим игроком в своей стране, то ПКРМ это ждет в самом ближайшем будущем.

Парадокс этой ситуации заключается в том, что у себя дома, в России, Кремль делает всё для того, чтобы не допустить «своих» коммунистов в лице КПРФ к власти. А вот за пределами России, в Украине и Молдове, местные коммунисты для Кремля чуть ли ни не первейшие друзья.

Конечно, всем давно уже понятно, что ничего «истинно коммунистического», кроме названия, у обоих партий нет. Их лидеры - Петр Симоненко (КПУ) и Владимир Воронин (ПКРМ) - очень схожи между собой. Оба – большие сибариты, любители роскошной жизни, оба - живут в свое удовольствие, ни в чём не зная нужды. К тому же оба «коммунистических» лидера – большие демагоги, привыкшие за коммунистической фразеологией скрывать свою подлинную, далеко не коммунистическую, сущность буржуа-нуворишей. Нетрудно заметить, что некоммунистические политические лидеры и в Украине, и в Молдове от указанных персонажей мало чем отличаются. Кроме, пожалуй, того, что не называют себя «коммунистами».

Неужели, спрашиваю я себе, Россия до сих пор так и не поняла, что дружба с коммунистами Украины и Молдовы – это совершенно тупиковый для неё путь? Неужели Кремлю всё ещё неясно, что нужно по самым разным каналам налаживать и развивать добрые отношения со всеми украинскими и молдавскими партиями вообще, кроме, конечно, откровенно русофобских?

Убеждён, что именно это будет самой надёжной гарантией того, что даже если эти партии не будут во всем и всегда поддерживать политику России в своих странах, они всё же не станут проводниками враждебной политики, направленной против России. Понятно, что речь не идёт о спорадических «набегах» раз в четыре года из Москвы в Киев или Кишинев, во время избирательных кампаний, когда под разные сомнительные личности с Востока приходят значительные финансовые ресурсы. Хорошие отношения – это постоянные партийные контакты, общие проекты и многое другое.

Во-вторых, Россия по-прежнему делает не оправдывающую себя ставку в Украине и Молдове на «профессиональных русских». Не буду называть здесь по именам эти организации и отдельные личности в Украине и Молдове. Они всем известны. С многими из их лидеров и активистов я знаком и они мне симпатичны. Но не могу не отметить, что и в Украине, и в Молдове они, как правило, не только не имеют сколько-нибудь весомого авторитета в обществе, но к ним нередко весьма негативно относится значительная часть местного населения.

Причём проблема этого вовсе не в том, что они не знают или плохо знают государственный язык, что они, как правило, весьма немногочисленны, хотя порой слишком шумливы. Проблема, прежде всего, в том, что у них нет конструктивных идей, которые были бы важны и интересны для значительной части населения Украины и Молдовы.

В-третьих, максимально ослабло и стало почти незаметным присутствие России в интеллектуальной жизни Молдовы и Украины.

Поговорим о Молдове. За все годы независимости Молдовы Россия не сумела (или просто не захотела?) реализовать в в этой стране ни одного интеллектуального проекта.

Речь идет об открытии научных, аналитических, экспертных и пр. центров и институтов. Странно наблюдать, как сегодня, настойчиво продвигая идею евразийской интеграции, Россия не может опереться на интеллектуальные силы в Молдове, которые поддержали бы её усилия в этом направлении. Увы, в Молдове практически нет сегодня интеллектуальных команд, способных стать проводниками этой идеи.

Без ложной скромности скажу, что кроме Информационно-аналитического портала ava.md , никто это важнейшую тему в Молдове системно не продвигал. Для сравнения прошу наших оппонентов по этому вопросу сравнить публикации на коммунистических и прокоммунистических сайтах с публикациями на нашем портале. И это всё при том, что ПКРМ якобы продвигает идею евразийской интеграции.

В-четвертых, у России нет единой скоординированной политики в отношении Украины и Молдовы.

В Молдове, принято считать, что значительный вред молдавско-российским отношениям наносит лидер Либеральной партии Михай Гимпу и ему подобные. Да, это так. И это стало одной из причин того, что он был выдавлен из правящей коалиции, для которой курс на Европу - это не курс против России.

Эту политическую линию в коалиции заложил бывший премьер-министр, лидер ЛДПМ Влад Филат. Её придерживаются нынешний премьер-министр Юрий Лянкэ и председатель парламента Игорь Корман. Это правильная позиция, которую поддерживает значительное большинство граждан Молдовы.

Но некоторые политические и государственные деятели России упорно не хотят этого видеть и учитывать в своём отношении к Молдове. Анализ выступлений вице-премьера России Дмитрия Рогозина даёт основание сделать вывод о том, что свою должность сопредседателя комиссии Молдова – Россия он рассматривает не как возможность наладить социально-экономические отношения между нашими двумя странами, а как возможность разорвать стратегическое сотрудничество между ними, поссорить между собой народы России и Молдовы.

Аналогичная ситуация складывается и в Украине. Советник президента России Сергей Глазьев своими выступлениями и страшилками в адрес Украины куда больше сделал для нагнетания недоверия между Росси и Украиной, чем открытый русофоб, лидер националистов Олег Тягнибок.

В-пятых, выдвинув и обосновав хорошую идею евразийской интеграции, Россия до сих пор практически ничего не сделала для того, чтобы сделать её привлекательной для других постсоветских стран. Привлекательность этой идеи, по моему мнению, должна быть не в обещании России продавать этим странам «дешевый газ». Все понимают, что цена на газ будет расти и в самой России, а, следовательно, она будут подниматься и для её партнёров, в том числе, входящих в интеграционный проект вместе с Россией.

Не может быть ведущей идеей и желание России защитить свои рынки. Создание льготных условий только для «своих» может привести к падению конкурентоспособности производимых товаров. А это - шаг к технической отсталости.

Привлекательной идей, по моему мнению, могла стать идея кооперации, взаимопроникновения экономических агентов, партнёрское производство конкурентоспособных товаров. Но для этого нужно было создать Дорожную карту кооперационных связей, определить направления, по которым мы, объединив усилия, можем выйти на производство конкурентоспособных товаров, способных занять свою нишу в мировом рынке. Не скажу, что ничего в этом плане не делалось. Но системной работы явно не наблюдалось.

В-шестых, настораживает отсутствие предсказуемости в действиях России. С этим столкнулись и Украина, и Молдова. Скажу здесь коротко о Молдове.

До 2005 года у нас в Молдове велась активная работа по модернизации виноградной отрасли и развитию виноделия. Положительные сдвиги были явные и серьёзные. В том числе, благодаря инвестициям со стороны российских бизнесменов, которые стали активно работать на этом рынке.

Но после 2005 года начали портиться отношения между Молдовой и Россией. В 2006 году случилось винное эмбарго, нанесшее удар чудовищной силы по молдавскому виноделию. Тяжелый осадок после этого остался надолго, если не навсегда. В 2013 году история с винным эмбарго повторяется. Свои истории на эту тему есть и в Украине.

Безусловно, это далеко не полный перечень имеющихся проблем. Увы, их накопилось очень много. Есть свои проколы и ляпы, конечно, и со стороны Молдовы и Украины. Это и неумение держать слово, и политический эгоизм, и желание поживится за счет России и т.д.

В общем, все очень и очень непросто. Но это вовсе не означает, по моему мнению, что Молдова с Украиной будут продолжать отдаляться от России, а тема общего интеграционного проекта на Востоке закрыта навсегда. Все еще может круто поменяться. Но для этого нужна совсем другая политика, в первую очередь, со стороны России.

Способна ли она её предложить?

Обсудить