Отказ от подписания «меморандума Козака» - это геополитический выбор Воронина

Произошло это в ночь с 24 на 25 ноября 2003 года, когда президент Республики Молдова (он же лидер правящей ПКРМ) Владимир Воронин неожиданно отказался от парафированного им накануне «Меморандума Козака», подготовленного – по его настоятельной просьбе! - при активном участии личного представителя президента России Владимира Путина – Дмитрия Козака, невнятно и сбивчиво мотивировав это тем, что он якобы даёт некие «односторонние преимущества» ПМР и имеет «скрытую цель» – признание Россией независимости Приднестровья.

Сегодня, за несколько дней до начала назначенного на 23 ноября 2013 года лидером оппозиционной парламентской Партии коммунистов Владимиром Ворониным «Марша на Кишинев», главной целью которого им названо «свержение» нынешней власти в лице Коалиции проевропейского правления (КПП), чтобы не допустить парафирования 28-29 ноября с.г. на саммите «Восточного партнерства» в Вильнюсе Соглашения об ассоциации Республики Молдова с Европейским союзом и развернуть внешнеполитический курс страны на Восток, начать немедленную её интеграцию в Таможенный и Евразийский союз, самое время всем нам вспомнить о том, что десять лет тому назад, в такие же ноябрьские дни, нынешний геополитический выбор Кишинёва - на Запад, в ЕС! – был сделан самим же Ворониным, бывшим тогда президентом РМ.

Произошло это в ночь с 24 на 25 ноября 2003 года, когда президент Республики Молдова (он же лидер правящей ПКРМ) Владимир Воронин неожиданно отказался от парафированного им накануне «Меморандума Козака», подготовленного – по его настоятельной просьбе! - при активном участии личного представителя президента России Владимира Путина – Дмитрия Козака, невнятно и сбивчиво мотивировав это тем, что он якобы даёт некие «односторонние преимущества» ПМР и имеет «скрытую цель» – признание Россией независимости Приднестровья.

А ведь, по сути, как считает большинство экспертов, в том числе и на Западе, в ноябре 2003 года Республика Молдова находилась буквально в одном шаге от решения проблемы Приднестровья, так как «Меморандум Козака» содержал вполне приемлемую формулу разумного компромисса, необходимого для достижения согласия между Кишинёвом и Тирасполем практически по всем вопросам.

Как известно, согласно этому документу, Республика Молдова должна была стать «асимметричной федерацией», а Приднестровье и Гагаузия получали особый статус и возможность блокирования законопроектов, нежелательных для этих автономий. Республика Молдова обязывалась соблюдать нейтралитет и демобилизовать армию, а также предоставить России право на размещение российских войск на территории Приднестровья сроком на 20 лет в качестве надежного гаранта урегулирования конфликта на Днестре.

Вполне очевидно, что, будь подписан тогда «Меморандум Козака», Республика Молдова сделала бы этим актом свой однозначный геополитический выбор в пользу евразийской интеграции на Востоке, что позволило бы ей, при активном содействии Российской Федерации, не только решить проблему восстановления единого политического и экономического пространства страны, возрождения промышленности и сельского хозяйства, но и укрепить свою независимую и суверенную государственность, надежно защитить её от любых происков унионистов и подрывных планов румынизаторов.

Без сомнения, подчиняясь объективной логике развития событий, связанных с подписанием «Меморандума Козака», в этом случае Республика Молдова давно была бы уже членом Таможенного союза и готовилась бы к вступлению в Евразийский союз. Хорошо это для неё или плохо – другой вопрос, так как у различных политических сил в Молдове по этому поводу есть своё мнение, но не подлежит сомнению тот факт, что выбор Молдовы между Востоком и Западом был напрямую связан с подписанием или неподписанием президентом Ворониным в ноябре 2003 года «Меморандума Козака».

Впоследствии было названо, в том числе и самим Владимиром Ворониным, множество формальных причин, которые привели к отказу от подписания «Меморандума Козака» - это и «несогласие» со стороны ОБСЕ, ЕС и, прежде всего, США (вероятнее всего, только США, которые «надавили» на ОБСЭ и ЕС) с присутствием в Приднестровье в течение последующих 20 лет российских миротворцев, и ещё многое – многое другое, всякое и разное в том числе, и опасения Воронина и его домочадцев за безопасность размещенных в западных банках капиталов своей Семьи.

Сегодня, однако, не столь уж важно, действительно ли Запад так сильно «давил» на президента РМ, лидера правящей тогда ПКРМ Владимира Воронина, или же это он сам «догадался», что Запад (прежде всего, Вашингтон) будет крайне недоволен, если российские миротворцы останутся в Приднестровье.

Куда важнее совсем другое, а именно: Владимир Воронин в самый последний момент документ так и не подписал, после чего практически отказался от всех других, вполне разумных и полезных наработок, которые содержались в «Меморандуме Козака», в том числе и от «плана федерализации», дав старт бешеной эскалации конфронтации между Кишинёвом и Тирасполем.

Самое же главное состоит в том, что почти сразу же после отказа от подписания «Меморандума Козака» президент Республики Молдова, лидер ПКРМ Владимир Воронин круто развернул страну «лицом к Западу, задом к Востоку», открыто взяв курс на евроинтеграцию и официально заявив, что «альтернативы этому выбору у Молдовы нет».

Причём, надо честно сказать, в чётком и неуклонном проведении курса на Запад, то есть евроинтеграции Молдовы с ЕС, слова Владимира Воронина никогда не расходились с его практическими делами. Все последующие действия Воронина, пока он был президентом Молдовы, а руководимая им Партия коммунистов оставалась правящей, были направлены с одной стороны, на более тесную привязку страны к США и Западу – и по линии интеграции с ЕС, и по линии тесного взаимодействия с НАТО и ГУАМ, а с другой стороны, на всё большее удаление Молдовы от России и СНГ.

Достаточно вспомнить его пламенные антироссийские речи того времени в Вашингтоне и Брюсселе, его показательные «братания» с такими записными русофобами, как украинский президент Виктор Ющенко, грузинский президент Михаил Саакашвили, румынский президент Траян Бэсэску, его постоянные обвинения и даже недвусмысленные угрозы по адресу России, а также такой, более чем красноречивый, факт, как включение в Устав руководимой им Партии коммунистов положения о том, что «ПКРМ выступает за евроинтеграцию». Это положение, кстати, присутствует в Уставе ПКРМ и сегодня.

И лишь после известных трагических событий 7 апреля 2009 года в Кишиневе, когда Воронину стало предельно ясно, что США и ЕС делают теперь ставку вовсе не на него и руководимую им ПКРМ, а на их политических оппонентов на правом фланге, он вновь вспомнил о «евразийской интеграции». Вот и сегодня, теряя последние надежды на возвращение руководимой им ПКРМ во власть вследствие бездарной политики, проводимой этой крупнейшей оппозиционной партией на левом фланге под его руководством все последние четыре года, Владимир Воронин ухватился, как утопающий за соломинку, за спасительную идею евразийской интеграции, которой симпатизирует большинство молдавского электората.

Правда, делает Воронин всё это, постоянно оглядываясь на Брюссель и Вашингтон, раз за разом пытаясь заставить США и Запад «разочароваться в антинародном Альянсе» и снова вспомнить о том, как старательно и последовательно лично он, будучи во власти, проводил политику интеграции Молдовы с Евросоюзом на Западе, всячески блокируя её поворот в строну евразийской интеграции на Востоке. Вероятно, именно по этой причине из действующего Устава руководимой им ПКРМ не убирается параграф о её «стратегическом курсе на евроинтеграцию».

Но есть ли у нас сегодня какая-либо гарантия того, что если ПКРМ под руководством Владимира Воронина вдруг удастся добиться отставки правительства Коалиции проевропейского правления и вернуться во власть (в политике ведь всякое возможно, в том числе и то, что кажется невозможным), мы не станем свидетелями его очередного политического «кульбита через голову», когда он вдруг заявит, что снова «передумал» вести Молдову на Восток, посчитав за благо оставить её на том же самом курсе, который проложил ещё в ноябре 2003 года, то есть продолжить курс на интеграцию с Евросоюзом на Западе?

Вспомним, что примерно до середины 2003 года у ПКРМ уже была официально заявлена цель – развитие и укрепление связей со странами СНГ, особенно активно - с Россией. В предвыборной программе ПКРМ образца февраля 2001 года был пункт о необходимости «изучить целесообразность вступления Молдовы в Союз России и Белоруссии» (из которого, кстати, и вырос Таможенный союз России-Белоруссии-Казахстана, к которому намерены сегодня присоединиться Армения, Таджикистан и Киргизия).

Молдавскому обществу, однако, совершенно неизвестно, кто и как в ПКРМ «изучал» (да и изучал ли вообще?) эту важнейшую для судьбы Молдовы проблему, так как она ни разу не обсуждалась ни на съездах ПКРМ, ни на пленумах её ЦК. Это может означать только одно: лидер ПКРМ Воронин и его соратники по партийному руководству, использовав эту тему в ходе предвыборной борьбы за власть для привлечения на свою сторону тяготеющего к России электората, после выборов от неё отказались. Судя по всему, это было персональное решение лидера ПКРМ Владимира Воронина, против которого никто из партийцев не осмелился выступить.

Таковы красноречивые факты, о которых следует помнить каждому, кто решит поддержать 23 ноября с.г. объявленный Ворониным «Марш на Кишинёв». Вспомнить для того, чтобы не оказаться в очередной раз одураченным и обманутым в своих лучших надеждах и ожиданиях политическими шулерами, цинично манипулирующими дорогими нам идеями и лозунгами ради достижения своих целей.

Обсудить