Старая история (обзор нового учебника «История Румын и Всеобщая история»)

Печально, что авторы школьного учебника заняли позиции в окопах информационной войны, вместо того, чтобы попытаться остаться над схваткой. В какой-то мере это личный выбор, но может ли такой учебник объединить молдавское общество?
Правых и левых, русскоязычных и румыноязычных, румынистов и молдовенистов, атеистов и православных? Или это просто курс молодого бойца для одной из политических партий?

Вскоре после прихода к власти правящего альянса был изъят из программы учебник Сергея Назарии «История, новейшее время» - единственный учебник для 12 класса на русском языке, и вот теперь, спустя четыре года, русскоязычные лицеи получили новую книгу – «История Румын и Всеобщая история, Игор Кашу, Игор Шаров, Виржил Пысларюк, Флавиус Соломон, Павел Чербушкэ».

Открывая учебник, обращаешь внимание на Введение со скромной подписью – «Авторы», которое, безусловно, порадует школьников – три ошибки в слове «сегодня», не у каждого получится - «севоднеа». И дальше хорошо:

«Учебник содержит различные текстовые сведения, которые могут быть проанализированы с точки зрения критического мышления с помощью исторических документов …»

Это - да. То, что надо.

Лакуны

Итак, начнём с того, чего в учебнике нет, потому что главное в любом учебнике – то, чего там нет.

Лакмусовая бумажка – Мюнхенский договор 1938 года, или, как некоторые его называют, Мюнхенский сговор, одно из ключевых событий ХХ века. Вот его и нет. И понятно почему.

Ничего не сказано о том, что репрессии против евреев начались в Румынии не с диктатора Антонеску, а с декрета №169 правительства Октавиана Гоги, после чего Румыния стала последовательно принимать расовые законы по образцу Нюренбергских законов 1935 года. И понятно почему не сказано.

Ничего нет о том, что Польша в 1920 году захватила западные области Украины и Белоруссии, получила по Версальскому договору часть территорий Германии, а при разделе Чехословакии захватила Тешинскую область.

Ничего нет об обстоятельствах вхождения румынских войск в Бессарабию – о подавлении вооружённого сопротивления, о договоре 1918 года, в соответствии с которым Румыния обязалась покинуть Бессарабию в течение двух месяцев, не сказано о том, что Сфатул Цэрий не избирался, и так далее.

Авторы ничего не говорят о советских диссидентах, таких фигурах как академик Сахаров, генерал Григоренко, другие. И понятно почему.

Отговорки по поводу недостаточного объёма книги не принимаются, поскольку большую часть книги занимают эмоциональные описания разного рода страданий.

Точка зрения критического мышления

«Если в минувшие эпохи соперничество между государствами возникало на основе религиозных, экономических, геополитических и других различий, то в ХХ веке оно основывалось преимущественно на идеологических различиях, определявшихся характером политического режима» (стр5)

Правда, в ХХ веке не было экономического соперничества и борьбы за ресурсы?

А как же экономические и геополитические итоги Первой мировой, последствия Версальского договора, фактически заложившего мину замедленного действия, о чём написаны горы экономической и исторической литературы, причём западной?

Французский маршал Фердинанд Фош, прочитав в 1920 году Версальский договор, сказал: «Это не мир, это перемирие на двадцать лет».

Некоторые историки считают, что Вторая мировая война началась не 1 сентября 1939 года, и даже не в момент раздела Чехословакии и захвата Австрии после Мюнхенского договора, а 7 марта 1936, когда Германия в нарушение Версальского договора ввела войска в демилитаризованную Рейнскую зону. Ну вот, к примеру: «Адольфу Гитлеру было позволено выиграть первую битву второй мировой войны, не открывая огня.» Джон Уилер-Беннет «Немезида власти».

Пакт Молотова-Риббентропа был прямым следствием Мюнхенского договора 1938 года, о чём открыто говорили современники. Если кто-то удосужится заглянуть в мемуары Уинстона Черчилля, то найдёт там такие строки: «Даже сейчас невозможно установить момент, когда Сталин окончательно отказался от намерения сотрудничать с западными демократиями и решил договориться с Гитлером. В самом деле, представляется вероятным, что такого момента вообще не было. (…) Если бы, например, по получении русского предложения Чемберлен ответил: "Хорошо. Давайте втроём объединимся и сломаем Гитлеру шею", или что-нибудь в этом роде, парламент бы его одобрил, Сталин бы понял, и история могла бы пойти по иному пути. Во всяком случае, по худшему пути она пойти не могла.»

А вот как выглядит анализ развития предвоенных событий в новом учебнике:

«Советско-германский пакт о ненападении от 23 августа 1939 года привёл к развязыванию второй мировой войны» (стр14)

И всё, никаких причинно-следственных связей. А где же «точка зрения критического мышления»?

Что нового я узнал из книги?

«После того, как был сформулирован принцип научной неопределённости (Гейзенберг), в науке развивается новое доминирующее направление. Парадигма нашего времени заключается в том, что «научная истина» является относительной и зависит от количества и качества знаний, накопленных на определённый момент времени»

«Принцип научной неопределённости находит применение и в гуманитарных науках» (стр63-64)

Принцип научной неопределённости Гейзенберга? Ах да, мы же говорим о научной физике.

Дальше ничуть не легче: «… экзистенциализм и аналитическая философия – ставят акцент на автономии индивидуума и реконструкции Вселенной посредством языка» (стр64)

Дао Винни-Пуха.

«В последнюю минуту президент Воронин, под давлением общественности, отказался подписать меморандум, что привело к резкому ухудшению отношений с Россией.» (стр94)

Да, в последнюю минуту на президента неожиданно надавила общественность.

«В феврале 1917 года, как следствие поражения русской армии, происходит отречение Николая второго от престола. Это событие приостановило распад российской армии» (стр19)

Отречение царя было следствием поражения? Может быть, автор не знает, что Россия входила в Антанту, победившую в войне? Отречение приостановило распад? Зачем писать о том, чего не знаешь?

«В 70-х годах за право иметь городскую прописку кишинёвские власти взымали с желающих сумму в 15000 рублей» (стр50)

Лишено смысла, за такую сумму в Кишинёве можно было купить или построить кооперативную квартиру. Точнее, три квартиры.

«После попыток реформировать систему собственными силами Москва формулирует так называемую доктрину Брежнева …» (стр14)

Может быть, какие-то западные политологи что-то и формулировали, но ни Брежнев, ни Москва «доктрин» не формулировали – это чуждый дискурс и чуждые подходы для советского аппарата.

«Сталин отказался воспользоваться планом Маршалла, опасаясь проникновения американского капитала на советский рынок»

И что делал бы американский капитал в советской экономике? Советскому Союзу не предложили план Маршалла по формальным обстоятельствам – у СССР был бездефицитный бюджет. Сталин возражал против другого - плана Маршалла для Восточной Европы.

Или вот такая идея – Вторая мировая началась потому, что у Лиги наций не было вооружённых сил:

«Однако эти санкции были мало эффективными из-за того, что они в основном имели экономический и ограниченный характер, а так же потому, что Лига наций не имела своих вооружённых сил. Это была основная причина того, что данное сообщество не смогло предотвратить начало новой мировой войны». (стр13)

А сейчас есть войска ООН – можно спать спокойно?

Примечательно, что у авторов учебника есть своя версия появления термина Холокост (от греческого ὁλοκαύστος — «всесожжение»), они считают, что уничтожение евреев «получило название Холокост (полное сгорание) т.к. после отравления газом тела сжигались» (стр29)

О жертвах Второй мировой войны:

«Так как противостояние носило всеобщий характер, без проведения различий между военными и гражданскими лицами, около половины погибших были гражданскими лицами, из которых 13 млн советских граждан, 6 млн евреев, 5,5 млн китайцев, 4 млн поляков, 3,8 млн немцев. Самое большое число жертв пришлось на долю Советского Союза – 25 миллионов, что объясняется кроме всего прочего, и презрением Сталина к человеческой жизни.» (стр20)

Сталин, конечно, очень плохой, но китайских граждан погибло значительно больше - порядка 20 миллионов, и советских мирных граждан погибло около 18 миллионов. Понятно, что это оценка, но автор приводит общее количество потерь - 25 (сейчас считается, что 27) миллионов, то есть военных потерь по версии автора должно быть 12 миллионов, чего быть не может, поскольку военные потери учитывались и хорошо известны – менее 9 миллионов.

Гражданские потери Германии, Румынии, Венгрии были сравнительно небольшими, значительно меньше половины погибших, в тексте учебника число погибших немецких гражданских лиц завышено в два-три раза. И вообще такое перечисление некорректно, потому что погибшие евреи входят и в число поляков, и в число советских граждан.

«В 1932-33 годах от голода умерло свыше 8 миллионов человек, из которых 3-5 миллионов только в Украине» (стр8)

Не подтверждается материалами переписей.

Зачем нужен хороший перевод?

«На основании высказанных мнений оцените, кто ответственен за развязку «холодной войны» - Восток или Запад?» (стр16)

Очевидно, речь идёт не о «развязке», а о «развязывании», не о завершении, а о начале. Неверный перевод изменил смысл фразы на противоположный.

«… более лучшие условия жизни бессарабцев под румынской администрацией и, правда, была в том, что их ситуация во многом улучшилась в межвоенный период.» (стр47)

Что случилось с условиями?

«Это заметно в период с 1929 по 1933 годы и усиливается после 1945 года в результате создания государства всеобщего благосостояния. (стр40)»

Создано государство всеобщего благосостояния? Я что-то пропустил?

Учебник издан тиражом 6 тысяч экземпляров, его будут читать лицеисты, учителя, докучливые журналисты. Если всё равно кто-то занимается переводом, то почему бы не взять грамотного переводчика?

Слабые места аргументации

1

Авторы с удовольствием и подробно рассказывают о боях румынской армии по «освобождению Бессарабии». Об остальном довольно лаконично:

«Румыны храбро дрались, но им не хватало современного вооружения, что в последствии признавали высокопоставленные немецкие офицеры»(стр28)

Немецкие офицеры? Например, кто? Любой школьник может залезть в интернет и найти, скажем, книгу Эриха фон Манштейна «Утерянные победы», и узнать о том, что после Сталинграда немцы были вынуждены погрузить в вагоны и отправить домой целую румынскую армию:

«Командующий 4 румынской армией, генерал-полковник Думитреску, на которого по-прежнему можно было положиться, был бессилен один бороться с деморализацией своих войск. Не оставалось ничего другого, как снять их с фронта и отправить в тыл, на родину.»

«Переправа через реку у Каменска оборонялась только наскоро сформированными боевыми группами из отпускников, солдат тыловых служб и т.п., а также остатками румынских войск. Но, собственно говоря, и здесь румыны исчезли с поля боя.»

«Что касается румынской армии, то она, несомненно, имела существенные слабости. Правда, румынский солдат, в большинстве происходящий из крестьян, сам по себе непритязателен, вынослив и смел. Однако низкий уровень общего образования не позволял подготовить из него инициативного одиночного бойца, не говоря уже о младшем командире.»

Похоже, Манштейн ничего не знал о расцвете культуры в довоенной Румынии.

И это далеко не самые жёсткие высказывания о румынской армии, я не привожу здесь цитаты из мемуаров других немецких офицеров, скажем, Ханса-Ульриха Руделя, чтобы поберечь чувства националистов.

2

«Трагичность состояла в том, что румынские бессарабцы воевали по обе стороны фронта» (стр28)

Тут авторы забыли сказать, что со стороны со стороны Румынии бессарабцев было сравнительно немного - около 20 тысяч, в то время как на стороне СССР воевали около 300 тысяч бессарабцев. Кто-то скажет, что их согласия никто не спрашивал, их просто забрали в армию, и это правда – во Вторую мировую добровольческих армий в Европе почти не было. Но есть и другая правда – никто не вооружает людей, которые не будут воевать. К примеру, СССР формировал соединения из поляков, французов, но не пытался создавать части из пленных венгров и итальянцев. Германия набрала сотни тысяч рекрутов на территории СССР, но использовала их небольшими соединениями или как вспомогательные части. И правильно делала, потому что во время Пражского восстания 1-я русская дивизия повернула оружие против немцев.

Выходит, СССР доверял бессарабцам, а Румыния – не очень.

3

Авторы настаивают на невинности жертв депортаций, но сами же указывают на наличие вооружённого сопротивления в МССР в 1945-47 годах и позже (стр 34). Непонятно так же, были ли наказаны коллаборационисты с этих территорий, и сколько их было.

Скажем, во Франции после ухода немцев были уничтожены, по меньшей мере, десятки тысяч коллаборационистов, причём большей частью без суда. Это нельзя оправдывать, но так было.

Вполне возможно, что коллаборационисты и депортированные бессарабцы это совершенно разные люди, но в этом надо разбираться, надо это показывать. Если мы занимаемся историей.

4

Сравнивая уровень жизни в СССР и США, авторы сообщают читателю, что среднемесячная зарплата в США была в 5 раз выше (стр 51). Но цены в Советском Союзе были условными – плата за коммунальные услуги и транспорт была символической, здравоохранение и образование бесплатными, а залоговая цена стеклянной бутылки была больше, чем налитое в неё молоко. Сравнивать можно только потребляемые блага. Кому в здравом уме придёт в голову делить зарплату американца на зарплату советского гражданина?

«По каким причинам не удался эксперимент по повышению уровня жизни населения при помощи механизмов плановой бюрократической экономики?»

Если исходить из того, что самыми сытым временем в истории Молдавии были 60-80 годы, то повысить уровень жизни, видимо, как-то удалось. Иначе как объяснить, скажем, то, что в республике после 1991 года рождаемость упала вдвое – с 2,7 до 1,3 ребёнка на женщину.

5

«В процессе рассмотрения отношений между коммунизмом и национализмом, необходимо учитывать разницу между классической марксистской коммунистической идеологией и реальными политическими экономическими и культурными процессами. Таким образом, лидеры коммунистических партий государств Центральной и Восточной Европы, не колеблясь, открыли националистические клапаны, либо чтобы узаконить собственную власть, либо для обеспечения лояльности определённой этнической группы.» (стр 79)

Именно так. До 1988 года «национального движения» в Молдавии практически не было, потому авторы учебника и молчат о советских диссидентах 60-х. Зачем же говорить, что «революция» началась в Москве? Без этого картина мира проще.

Что отличает учебник Кашу от прежних учебников, что объединяет?

В учебнике открыто сказано об ответственности румынской армии, жандармерии и лично Антонеску за уничтожение евреев (стр 29-30), на что раньше решался только Сергей Назария, и за что авторы учебника уже подверглись резкой критике со стороны радикальных националистов. Судьба такая – бить будут и справа, и слева.

Но не стоит обольщаться - буквально на следующей странице, под записями из дневника румынского офицера, ученику предлагают представить себя участником событий, и описать, что он чувствует. Я надеюсь, описание карательных акций в задание не входит?

Замалчивание Мюнхенского договора для молдавских авторов давно стало привычным, что, как мне кажется, выглядит предосудительно – как после этого называть себя историком? Но тогда пришлось бы сказать, что Пакт Молотова-Риббентропа – следствие Мюнхенского договора, а этого им делать нельзя. Пакт - краеугольный камень пропаганды, и значит - взрослые дяди будут требовать устранить его последствия, делая вид, что не слышали о том, что Пакт просуществовал полтора года, а послевоенное устройство мира было определено странами-победителями.

Идеологией учебника, безусловно, является румынизм: авторы называют Румынию – «наша страна», а молдаван – «румынскими бессарабцами», «молдавскими румынами», и никогда – молдаванами. Авторы учебника не желают понимать, что самоидентификация – личный выбор, и жёстко навязывают школьнику свою позицию. Само название учебника – История Румын – не является обязательным, в Румынии учебник называется просто Историей. Молдавские учебники вообще не похожи на румынские – ни учебник румынской литературы, ни учебник истории.

Заметно, что автор (если хотите – коллективный автор) является националистом:

«Однако, постепенная модернизация Румынии сопровождалась также и социальными напряжениями, часть из которых восходила к дискриминационным политикам бывших имперских властей в Трансильвании и Бессарабии, направленным против мажоритарного румынского населения» (стр.44)

Ну, а в чём ещё может быть причина социальных волнений? Инородцы и враги.

«Восстания в Хотине, Бендерах и Татарбунарах это исключительно происки внешних сил. На протяжении всего межвоенного периода советские власти проводили политику дестабилизации ситуации в Бессарабии, перечисляя (!) денежные средства и вооружённые формирования в Хотин, Бендеры (1919) и Татарбунары (1924).»

Ясное дело, не могла же быть причиной восстаний румынская администрация.

Страницы учебника заполнены эмоциональными описаниями страданий жертв коммунизма, вплоть до описания методов избиения в коммунистических тюрьмах Румынии. И вот здесь, читатель вправе ждать, что авторы учебника, исповедуя объективность и равноудалённость, точно так же эмоционально станут говорить о пытках в фашистских тюрьмах и концлагерях Румынии - в Дофтане, Тыргу-Жиу, в лагерях и гетто Транснистрии. Или хотя бы скажут о том, что в довоенной Румынии телесные наказания были общепринятыми. Ничего этого, разумеется, в учебнике нет. И понятно, почему.

Новый учебник, как и прежние, проводит параллели между «коммунизмом и фашизмом», игнорируя различие природы этих режимов, и выделяя «тоталитаризм». Но определение тоталитаризма - поверхностное, внешнее, под определение тоталитаризма из учебника подходит множество исторических формаций, от сегодняшнего режима Саудовского Аравии до Древнего Китая и Империи Инков.

Что такое коммунизм авторы учебника понимают слабо, коммунизмом они называют что угодно - от Воронина до Пол Пота. Обычно так бывает, если смотреть на мир с крайне правого фланга. Что ты видишь, зависит от того, где ты находишься и куда смотришь.

Ещё одна особенность молдавских учебников - мифологизация событий 88-92 года. Случаются и небольшие несовпадения - в учебнике Енчу сказано, что на центральной площади Кишинёва 27 августа 1991 года собрались 600 000 человек (площадь с прилегающими участками вмещает не более 50 тысяч), а в учебнике Скурту сказано, что на площади было 700 000 человек. Авторы учебника Кашу присоединились к точке зрения Енчу (стр 92), это пока последнее слово в дидактике.

А вот совсем свежий миф:

«Первая жертва. Валериу Бобок, 23 года, арестован во вторник. В час ночи, после приобретения упаковки подгузников, Валериу Бобок и другие молодые люди мирно протестовали около Триумфальной арки на площади Великого Национального Собрания. Молодые люди были окружены вооружёнными сотрудниками полиции и службы безопасности правительства. Полиция открыла огонь, поражая молодых людей по ногам и другим частям тела – дубинками и автоматами.» (стр 96)

Этот эпизод уже всколыхнул страсти в социальных сетях. Защитники автора этого отрывка – юной девушки – говорят, что здесь есть ошибка перевода, во что я вполне готов поверить. Но мне непонятно, зачем авторы учебника помещают под рубрику «Документ» такие материалы как отрывок из художественного произведения, или фразу из сочинения Георгия Горинчой (стр 53). Можно порекомендовать интересные отрывки из Герберта Уэллса и Станислава Лема.

Откровенная пропаганда

Иногда кто-то из авторов увлекается и начинает решать совсем узкие пропагандистские задачи: «Несмотря на то, что в 2001-2009 годах в Молдове правила ПКРМ, известная своим антиевропейским и антирумынским направлением …» (стр62)

Ну, почему же, у ПКРМ евроинтеграция до сих пор записана в уставе партии.

«За период непродолжительной истории существования Республики Молдова у власти побывали неокоммунистическо-фронтистское, аграрно-интерфронтистское, правоцентристское и коммунистическое правительства, а так же Альянс за европейскую интеграцию.» (стр93)

Хорошо, это сведение личных счётов, а когда историей заниматься будем?

«Сейчас мы наблюдаем закат исторического периода, который проходил под знаком перехода к демократическому обществу и рыночной экономике, и начало нового этапа экономического, политического развития нашей страны, который ставит своей стратегической целью вступление Республики Молдова в Европейский Союз.» (стр88)

Иначе говоря, совершенно неважно, желает ли присоединения молдавское общество. Ничего не поделаешь – этап требует.

Таким образом, учебник написан людьми правых взглядов, националистами румынского толка, можно даже указать политический сегмент, партию, в которой они могли бы находиться.

Печально, что авторы школьного учебника заняли позиции в окопах информационной войны, вместо того, чтобы попытаться остаться над схваткой. В какой-то мере это личный выбор, но может ли такой учебник объединить молдавское общество? Правых и левых, русскоязычных и румыноязычных, румынистов и молдовенистов, атеистов и православных? Или это просто курс молодого бойца для одной из политических партий?

Обсудить